02 июля
14 ноября 2014 3879 4

«Наших молодых людей убивают»

Житель КБР Арсен Макоев намерен доказать невиновность своего сына Алексея, убитого в спецоперации
Фото: st.pixanews.com
Фото: st.pixanews.com

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

В Верховном суде КБР начался процесс по уголовному делу в отношении Алексея Макоева, который обвиняется в совершении преступления по ч.1 ст.222 и ст.317 Уголовного кодекса РФ (незаконный оборот оружия и взрывчатых веществ и покушение на жизнь сотрудника правоохранительного органа).

К сожалению, такие преступления в Кабардино-Балкарии не единичны. Но суть дела в том, что 35-летнего Алексея Макоева уже нет в живых. Он был убит в ходе спецоперации весной прошлого года. Но отец молодого человека не верит обвинениям и хочет доказать невиновность сына. Пусть даже посмертно.

Обвинен и расстрелян

Согласно обвинительному заключению, Алексей Макоев «при неустановленных следствием обстоятельствах и в неустановленном месте, умышленно осознавая общественную опасность своих действий», приобрел у неизвестных лиц автомат Калашникова АК-74 и магазин к нему с 11 патронами калибра 5,45 мм.

В арсенале подозреваемого также были 74 автоматных патрона, 135 промежуточных патронов образца 1943 года, два выстрела к гранатомету, ручная осколочная граната РГД-5, штатные взрыватели ручных гранат, заряд взрывчатого вещества с тротилом массой 200 грамм, промышленно изготовленная капсула детонатора головного взрывателя. Все оружие признано пригодным для применения.

По версии следствия, 30 апреля прошлого года примерно в 6 часов утра Алексей Макоев на своей машине привез все это оружие на 14-й километр дороги Вольный Аул – Хасанья – Герпегеж близ города Нальчика. Там к нему в машину подсел неизвестный человек.

В это время СОБРовцы и сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД по КБР проводили оперативно-разыскные мероприятия.

«Находясь при исполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, они стали подходить к указанной машине для проверки документов и установления личностей находившихся в салоне машины лиц и пресечения незаконной деятельности Макоева, связанной с оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывного устройства и взрывчатых веществ.

Однако Алексей Макоев, желая уйти от уголовной ответственности за незаконный оборот оружия и с целью посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов в связи с их законной деятельностью по охране общественного порядка и общественной безопасности, через окно водительской двери через спущенное стекло открыл огонь по сотрудникам ЦПЭ и СОБРа из имевшегося при себе автомата Калашникова», – сказано в обвинительном заключении.

Сотрудники силовых структур открыли ответный огонь по предполагаемым преступникам. Алексей Макоев был ранен в грудь, пуля прошла насквозь. Молодой человек погиб на месте. А второй мужчина, который якобы находился с ним в машине, скрылся в лесу.

Анонимное прикрытие

Алексей Макоев проходит по делу как обвиняемый. Потерпевшими признаны четверо сотрудников силовых структур, по которым он якобы стрелял. На заседание суда в среду, 12 ноября, пришли только двое потерпевших из СОБРа.

Еще двое – некие сотрудники Центра по противодействию экстремизму Ч. и Т. – в суд не явились: первый находится в лечебном учреждении, получив контузию во время службы, второй был в командировке.

Оба СОБРовца, опасаясь за свои жизни, согласились участвовать в суде только под псевдонимами «Иванов» и «Петров» и вне зоны видения, давали показания из соседней комнаты, где видеть их могла только судья Светлана Хацаева. А остальные участники суда только слышали голоса, измененные с помощью специальной программы.

Первым на вопросы суда ответил «Иванов». С его слов, 30 апреля 2013 года они с коллегами получили оперативную информацию, что на дороге между селениями Герпегеж и Хасанья должна произойти встреча членов НВФ. Через час они выехали на место, заняли удобную позицию и стали ждать.

Двое потерпевших на суд не пришли, двое других давали показания под пседонимами из соседней комнаты

Подъехала машина ВАЗ 99-й модели. Из леса к ней приблизился неизвестный, который сел в салон. «Мы вышли из укрытия и стали подходить к машине со словами: "Полиция! Выйти из машины с поднятыми руками". Потом все началось… Со стороны водителя началась стрельба. Мы открыли ответный огонь.

Второй выбежал и побежал в сторону леса. Мы в лес не стали заходить и прицельно стрелять не стали. Он в нас не стрелял, мы не знали, есть у него оружие или нет. В лес заходить мы не стали, вдруг он не один, или вдруг растяжка, засада. Мы вернулись к автомашине, она горела, потом взорвалась. Мы не стали к ней подходить, а дождались, когда следственная группа приедет», – говорил «Иванов».

Он в нас не стрелял

Второй потерпевший под псевдонимом «Петров» повторил историю об оперативных данных про встречу членов НВФ, про человека из леса, про перестрелку и выгоревшую машину.

С его слов, когда машина загорелась, она издавала какие-то шипящие звуки. Поэтому, опасаясь за свои жизни, СОБРовцы подходить к ней не стали. А через минуту машина взорвалась и почти полностью выгорела.

Потерпевшие утверждают, что перестрелка длилась примерно 15-20 секунд. «Петров» рассказал, что стрелял прицельно по водительской двери, чтобы подавить огонь. «Все стреляли в водителя», – сказал он.

«Как вы объясните, что водитель никого из вас не ранил, не задел, хотя вы находились в 50 метрах от него?» – спросила адвокат Арсена Макоева Ева Чаниева. «Петров» предположил, что ему могло не хватить опыта или не было возможности прицелиться, ведь стрелять из автомата, находясь в машине, не очень удобно.

Много вопросов вызвал второй человек, которому оперативники дали уйти. По версии следствия, он вышел из леса, подсел к Макоеву, а когда началась перестрелка, выскочил с рюкзаком в руке и скрылся в лесу.

Почему правоохранители пришли на спецоперацию только вчетвером? И почему не стали ловить второго фигуранта?

Но если была оперативная информация о встрече членов НВФ, почему сотрудники правоохранительных органов пришли на спецоперацию вчетвером? Почему ни «Иванов», ни «Петров» не запомнили второго человека, не смогли разглядеть его лица, не заметили никаких подробностей, примет, хотя находились на довольно близком расстоянии от него?

Почему четверо вооруженных сотрудников дали возможность второму человеку скрыться? И, в свою очередь, как ему это удалось? Слишком много вопросов, не правда ли?

«Почему второй человек ушел от вас?» – поинтересовалась судья. Со слов «Иванова», он по сотрудникам не стрелял, поэтому они стрелять в него тоже не стали. А со слов «Петрова», его преследовали сотрудники ЦПЭ: «Когда у нас появилась возможность задержать его, он уже был неизвестно где, бегал по лесу. А нам надо было следить за машиной, угроза исходила из нее».

Показания «Иванова» и «Петрова» в суде значительно отличались от того, что они говорили во время следствия. Поэтому 14 ноября на очередном заседании суда будут изучены противоречия и зачитаны их показания.

Пособничество «шьют»

Суд должен был начаться еще в октябре, но Арсен Макоев (отец Алексея) не совсем здоров — даже, скорее, совсем нездоров. В октябре он находился в одном из лечебных учреждений республики. Мужчине даже в зале суда стало плохо, пришлось вызвать врачей скорой помощи.

С обвинениями против сына он не согласен. С его слов, Алексей работал четыре дня на хлебзаводе экспедитором, но зарплата была маленькая, поэтому приходилось подрабатывать.

«Накануне мы отметили его новоселье. Он жил в Чегеме-1, только поселился в своем доме. У него остались маленькие сын и дочка, девочка в школу пошла. 35 лет ему было.

Алексей отвез жену на работу. Она работает в Нальчике в районе аэропорта в детском садике. Потом он должен был забрать свою сестру и отвезти ее в Лечинкай. Я думал, может, еще отдыхает, поэтому только после 11:00 начал звонить, но телефон не отвечал.

Говорят, он открыл по полицейским огонь. Что еще с ним был кто-то и убежал в лес. Такие басни придумали. Ровно через 20 дней такая же история случилась в Заюково. Один в один, как с моим сыном.

Машина на меня оформлена была, там номера сохранились. Почему не проверили ее, кому она принадлежит, кто на ней ездит. А может, она угнана была.

Нам ни слова не сказали, что случилось с Алексеем. Целый день мы звонили в морги, в больницы. Заявление подали в полицию о пропаже сына, а он уже был мертв на тот момент.

Следователь говорил, что я должен написать заявление, чтобы дело прекратили. Он обманул нас: еще результатов анализа ДНК не было, а он хотел, чтобы я заявление написал о прекращении дела. Я через адвоката написал, что не хочу закрывать дело, что хочу передать его в суд. Если бы не это, уже давно все закрыли бы, и Алексей оказался бы преступником», – рассказал Арсен Макоев.

«Следователь говорит, что я должен написать заявление о прекращении дела. Я отказался» - отец Алексея Макоева

С его слов, Алексей делал намаз. Никаких проблем с правоохранительными органами не было – им никогда не интересовались, не задерживали, в дом к не приходили, ни в чем не подозревали.

«Молодых наших людей убивают. Как сказал Жириновский: Кавказ нужен без кавказцев. Вот я сейчас проходил мимо машины ГАИ, на стекле лист бумаги. Там портреты молодых людей, которые разыскиваются. Их всех тоже убьют! А они все молодые.

Не обидно, когда человек замешан, преступление совершил, но когда убивают невиновного… Шьют ему, что он отвез оружие боевикам, но не было этого», – сказал Макоев.

Судить и реабилитировать

Интересы Арсена Макоева в суде представляет известный в республике адвокат Ева Чаниева. По ее мнению, пока говорить о перспективах дела еще рано. «Я себя отношу к адвокатам, которые считают, что упорный труд рано или поздно, как правило, приносит результат, если истина на твоей стороне.

Я изучила материалы дела, мое мнение о непричастности Макоева к инкриминируемым деяниям уже сложилось. В материалах дела, на мой взгляд, нет никаких доказательств, свидетельствующих о его причастности к совершению преступления. Аналогичные дела начали поступать в суды КБР, но практика по ним еще не сложилась. Насколько я знаю, это лишь второе уголовное дело.

Постановлением Конституционного суда РФ близким родственникам погибшего дано право быть его представителями, в том числе появилась возможность на судебную защиту прав и свобод, восстановление чести и доброго имени опороченного неправомерным обвинением лица.

Я отношусь к тем адвокатам, которые не потеряли веру в судебную систему своей страны. В наших судах много справедливых решений. У суда есть все возможности установить истину – причастен Макоев к данным преступлениям или нет.

Мне импонирует поведение Арсена Макоева. Он пережил две большие трагедии в жизни: после уничтожения Алексея во время спецоперации, через короткое время в результате ДТП погиб его второй сын.

Семья перенесла два больших стресса. Но даже при таких обстоятельствах он не опустил руки. Арсен Макоев преследует только одну цель – реабилитировать своего ребенка. Понятно, что это его не воскресит, но Арсену Макоеву важно восстановить доброе имя сына.

Когда все родственники уничтоженных в ходе спецопераций молодых людей, если они считают их невиновными, перестанут соглашаться с прекращением дела в связи с их смертью, а начнут отстаивать их невиновность во всех судебных инстанциях, вплоть до ЕСЧП, думаю, сомнительных спецопераций станет меньше.

«Многие родители пишут заявления о прекращении дел их сыновей, опасаясь за других своих детей» - адвокат Ева Чаниева

Но сейчас на уровне органов предварительного следствия родителей зачастую уговаривают согласиться с прекращением дела. Они вынуждены идти на это, опасаясь за судьбу других своих детей.

Но Арсен Макоев уверен, что его сын не имел отношения к каким-либо неправомерным действиям, в том числе и к вменяемым ему преступлениям. Поэтому он готов на всех уровнях доказывать его невиновность», – прокомментировала Ева Чаниева.

6 Распечатать

Max Gerner 14 ноября 2014, 14:06

Я верю Арсену Макоеву,потому что знаю,любого из нас могут убить в любой момент-дома,на улице,на работе,на учёбе,вернее,не любого- наркоманов,алкоголиков,малодушных,лжецов и прочий сброд оставляют,чтобы размножались,их потомством легче управлять.Не важно кто вы-студент,врач,шофёр,отец или ещё холостяк,на любого из нас могут навесить ярлык "террорист" и как они выражаются-УНИЧТОЖИТЬ.
Но знайте прислужники сатаны,так называемые "ивановопетровы",сатана имеет одну привычку-она приносит в жертву своих служителей и с вами она поступит также.И деньги,ради которых вы приносите страдания людям,вам ничем не помогут.Деньги,это всего лишь бумажки расписанные цифрами и никакой силы не имеют.

8
Temir 14 ноября 2014, 20:11

Я тоже, ему верю.

5
Petr Aliev 18 ноября 2014, 16:42

не говорите ерунду, никого не убивают просто так.

-1
Khazrail Khanakhok 01 января 2016, 02:06

По взаимной договоренности спецслужб разных стран могут закрывать глаза на отстрелы и даже если цель мафии в антироссийская. Количественный отстрел в интересах качественных системных преобразований в гражданском обществе приоткрывает многое в целеполагании.

0

Оставить комментарий:

Наверх