09 ноября 2012 604 0

Нас били и спрашивали, почему в лес не уходите

Я, Келеметов Артур Заурбиевич, родился в 1978 года 17 декабря в КБР, село Нартан, улица Кирова, 300, где проживал со своей семьей. Отец, Заурби Лимович, мать Халимат Беталовна и братья Аслан и Мурат.

Учился я в этом же селе в средней школе №2, имею среднее полное образование.

После окончания школы в 1996 году я поступил в исламский институт, где учился год, после чего меня забрали в армию.

После армии я сразу начал работать. И работал в разных местах, чтобы не сидеть на шее у родителей, а зарабатывать на жизнь самому.

В 2002 году я женился на Яновой Ларисе Мухсановой. На данный момент у нас трое детей, сын Азамат и две дочки – Диана и Дисона.

Чем занялись молодые мусульмане…

Примерно в 2002-2003 годах я начал относиться к своей религии серьезней. Так как я видел, что только в этой религии есть истина, и то, что эта религия самая правдивая и чистая.

Поначалу все было нормально. Мы в селе помогали тем, кто нуждается в помощи. Материально и физически. Конечно, по возможности.

В селе нами были довольны. Особенно те, кто был в возрасте, которые понимали, для чего мы это делаем, и что мы стремимся к чистоте и справедливости.

Мы даже делали работу, которую должна была делать администрация села. А именно, по окраине нашего села бежит речка. Берег этой речки был завален мусором, и мы ходили и убирали этот мусор. А так же заравнивали дороги в селе, через которые люди годами не могли ни ходить, ни ездить.

Мы сдавали кровь для детей, с которыми случилось несчастье в 2004 г. 1 сентября в Беслане — там были одни мусульмане, кто сдавал кровь бесплатно, потому что только они понимали, что надо помочь детям, а не за деньги сдавали кровь.

… и что за это получили

Примерно в это время в республике начали притеснять мусульман.

Это выражалось в том, что мусульман не брали на работу, а кто уже работал, увольняли.

Даже документы не выдавали тем, кто молится, а именно паспорта и водительские удостоверения.

Еще в те времена мы обращались в разные структуры, вплоть до президента, с жалобами и заявлениями, чтобы они прекратили эти притеснения и беззаконие и чтобы нам не запрещали молиться и исполнять религиозные обряды.

Но вместо того, чтобы прекратить все это, они начали закрывать мечети, кого видели с бородой, забирали в отдел и избивали. Заставляли бриться, а кто отказывался, то поджигали бороды. На затылках выжигали кресты.

Мало того, что они издевались над мужчинами, они и над женщинами мусульманками тоже издевались. Даже такое было, что забирали в отдел мусульманку беременную и избили ее, после чего у нее была угроза выкидыша.

И эти избиения и издевательства над мусульманами сотрудники сопровождали такими словами: «Ну, что вы, не мужчины, не мусульмане, почему не берете оружие и не уходите в лес, почему не воюете с нами?»

Все жалобы, которые мы писали на эти их деяния, есть в нашем уголовном деле.

И вот все это привело к событию 13 октября 2005 года. 

Не знал о нападении — виновен

26 октября 2005 года в дверь квартиры, где мы находились, постучались сотрудники милиции, и мы вышли и сдались добровольно, не оказывая ни какого сопротивления.

Меня повезли в УБОП. Заводя в здание, меня поставили в позе «ласточка» и сказали, что все передвижение только так.

Заведя меня в кабинет, сотрудники в масках избивали меня в течение двух часов.

Они наносили удары по всему телу. Удары наносили ногами и руками. Потом зашел следователь, и меня посадили на стул. И он начал зачитывать мне мои права. При этом мое избиение ни на секунду не останавливалось.

Я хотел воспользоваться 51 статьей, но услышав это, они начали бить меня еще сильнее. И испугавшись за свою жизнь, я начал давать показания.

Но и при этом они не переставали меня избивать. Даже сотрудник в гражданском избивал в ходе допроса. Он душил меня ремнем, периодически натягивая и отпуская его.

Когда я сказал, что я не знал и не слышал от кого-либо о нападении, они начали бить меня еще сильнее и затаскивали на балкон, угрожая, что скинут и скажут, что сам спрыгнул.

После этих избиений и угроз я не выдержал и начал говорить, как они хотят, наговаривая на себя и других, что я и они были в курсе нападения.

А так же хочу подчеркнуть, что есть протокол личного досмотра в ИВС УВД 26.10.2005 г., в 23.35, что синяки на теле, жалоб нет. А 27.10.2005 г. меня завели в соседний кабинет, при этом присутствовал оперативник, который завел меня, эксперт задал вопрос – есть ли у меня жалобы, но я ответил, что нет, так как из кабинета, откуда меня выводили, слышались крики и стоны, что и навеяло страх так ответить. И на этом моем ответе и была заключена экспертиза. Вот этот кошмар с избиениями и издевательствами продолжался каждый допрос.

28.10.2005 меня привезли в СИЗО-1 в г. Нальчик, где меня тоже избивали неоднократно.

Издевались Мокоев Вадик, Мисиров Эльдар.

Наше конвоирование осуществлялось таким образом: нас вывозили на автомашине УАЗ («таблетка») из СИЗО в УБОП по десять-пятнадцать человек за один раз. При приезде в УБОП нас встречали ОМОН-овцы, которые избивали нас. И только потом заводили в здание. А после следственных действий нас просто закидывали в этот УАЗик, руки были заведены назад и закованы в наручники.

При этом все наши шевеления сопровождались ударами автоматного приклада. В СИЗО нас встречали сотрудники, которые избивали, прежде, чем заводить в камеру. И это все продолжалось каждый раз. Все передвижение на территории СИЗО и везде осуществлялось в позе «ласточка», то есть голова опущена ниже колен, руки сзади закованы в наручники. И так нас водили в баню, на прогулку, к адвокату.

Нам также запрещали молиться.

За совершение религиозного обряда намаз жестоко избивали.

С первых дней, как меня задержали, а именно с 26.10.2005г. и до сегодняшнего дня я подвергался различного рода издевательствам, избиению, унижению и пыткам со стороны органов власти. С началом нашего процесса на нас начали оказывать давление, физическое и морально-психологическое. 
Как нас лишили суда присяжных

В начале ноября 2008 г., когда выбирали судей-присяжных, начали срывать процесс искусственно. Тогдашний замначальника СИЗО Богатырев В.В. 06.11.08 г. угрожал Эржибову З. — и был сорван процесс. А так же поступали угрозы в адрес подсудимых Урусова М., Кудаева Р., Таова А., Кучменова А. и других, что отражено в протоколе судебного заседания – там есть жалобы на действия Богатырева В. В., чтобы мы не успели выбрать присяжных заседателей из числа жителей КБР до вступления в силу закона, запрещающего судиться судом присяжных заседателей. И нас лишили права судиться судом присяжных заседателей всеми правдами и неправдами.
«Порядок» при Попове

С марта 2011 года в СИЗО -1 г. Нальчика, где мы находимся, поменяли начальника. С приходом нового начальника Попова В. А. начали избивать, притеснять, угрожать, поясняя, что это делается из-за нашего суда. На протяжении двух месяцев все наши передвижения на территории СИЗО осуществлялись сотрудниками спецназа в масках и с дубинками, без исключения, куда бы то ни было: в баню, к врачу на прогулку, к адвокату и даже на раздачу пищи и пересменку. Были избиты заключенные Гучаниев А., Тхагошев М., Жанкозиев. А., Гехов В., Гергов. Н., Созаев Р., Дыгов А., Закураев А., Гухужев И., Соблиров М., Шоваев А., Миронов Э., Холумханов Р., Хуболов, Георгов Т., Хужидгенов Х., Кудаев Р. И другие.

Врачи СИЗО отказывались освидетельствовать избитых, прикрывая сотрудников.

С приходом нового начальства в следственных кабинетах поставили заградительные клетки, куда нас сажают, что не соответствует приказу №189, пункт 145, который гласит, что свидание с защитником проводится без разделительной перегородки.

Новый начальник также начал нам урезать длительность краткосрочного свидания до 30 мин., хотя в приказе №410 от 27.12.2010, пункт 140 четко и ясно гласит, что он не регулирует длительность свидания.

С его приходом жалобы и заявления, которые мы передавали по утренней пересменке, терялись в стенах СИЗО, не доставлялись по назначению.

Питание не обеспечивается надлежащим образом — не по норме, определенной правительством РФ от 11.04.2005 г., №205. Картошка и мясо не соответствуют количеству в граммах. Не выдают вообще молоко коровье или заменитель, овощи, яйцо 0,5 и т.п.

04.03.2011 у меня забрали мой телевизор, который куплен моими родственниками. И до сегодняшнего дня я не знаю, где он и что с ним.

На первом этаже сделан спецблок — пыточный блок, где находятся сотрудники только с других регионов. Если активно работаешь на суде, защищая себя, или жалуешься на содержание в СИЗО, то спускают на первый этаж в спецблок.

 

 

0 Распечатать

Наверх