05 января 2016 3129 0

Нальчик между судебными вердиктами

Прошло чуть больше года со дня оглашения приговора по делу о нападении на Нальчик в октябре 2005-го
Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

В минувшем декабре суд приступил к рассмотрению апелляционных жалоб фигурантов «дела 58». Пока в слушаниях объявлен перерыв, который продлится до 13 января, но судьи уже успели отклонить основные ходатайства, поданные адвокатами, – о допросе экс-главы МВД Хачима Шогенова и дополнительных свидетелей из правоохранительных и следственных органов, а также из службы безопасности...

​В конце декабря 2014 года коллегия судей Верховного суда КБР признала всех 57 подсудимых по этому делу виновными. Приговор был более чем суровым: пятерым – пожизненное заключение, восьмерым от 20 до 25 лет, трое получили меньшее наказание, чем срок их фактического нахождения под стражей, все остальным – от 10 до 20 лет лишения свободы.

Правозащитные организации посчитали приговор излишне суровым и несправедливым. Вердикт суда не будет способствовать стабилизации ситуации на Кавказе, считают они.

​Ходатайства подсудимых о повторном оглашении некоторых материалов уголовного дела были отклонены

Международная правозащитная организация Amnesty International отметила «озабоченность в связи с грубыми нарушениями прав человека в ходе производства по данному делу, включая применение пыток и жестокого обращения, а также отказ нескольким обвиняемым в срочно необходимом лечении».

В декабре 2015 года Верховный суд РФ приступил к рассмотрению апелляционных жалоб подсудимых по «делу 58», но после нескольких заседаний суд объявил перерыв до 13 января.

КАВПОЛИТ вспоминает, что же было между двумя судами.

Расул Кудаев

Особый интерес и внимание в течение всех десяти лет, которые длится процесс, прикованы к судьбе Расула Кудаева. Решением Верховного суда он и еще четверо подсудимых приговорены к пожизненному заключению.

Обвинение считает вину Расула доказанной, но, по мнению правозащитников, уголовное дело в отношении него сфабриковано.

Еще в 2006 году Расул Кудаев был назван политическим заключенным. Рассмотрев материалы повторно в 2014 году, правозащитный центр «Мемориал» пришел к выводу: согласно критериям, принятым рядом правозащитных организаций для определения понятия «политический заключенный», Расул Кудаев таковым, безусловно, является.

У него есть алиби, которое подтверждают многочисленные свидетели. Состояние здоровья не позволяло ему участвовать в нападении на Нальчик. Подсудимые, которые на предварительном следствии говорили об участии Расула в нападении, потом отказались от своих слов, ссылаясь на то, что оговорили его под пытками, отмечается в документе.

Политический мотив преследования Кудаева видится в выстраивании доказательств иностранного следа в действиях мусульманских повстанцев на Северном Кавказе.

В январе 2015 года в социальных сетях прошла акция «Мы все – Расул Кудаев». Пользователи меняли фотографии своих профилей на фото Расула в знак его поддержки и протеста против приговора Верховного суда КБР.

Как рассказала КАВПОЛИТу мама Расула Фатима Кудаева, в короткие сроки Расул был переведен в одиночную камеру. По ее словам, он очень похудел и ослаб. «Я пытаюсь обратить внимание врачей на его состояние. Пока результатов нет. Но все эти обстоятельства никогда не сломают веру и дух Расула», – говорила Кудаева.

Забегая вперед, отметим: Верховный суд РФ обещал проверить алиби Расула, пояснив, что в ходе прений он сможет дать пояснения по этому факту.

Нужно лечение

Процесс, который длится так долго, не мог не сказаться на здоровье подсудимых. Сейчас вызывает опасения состояние Амура Хакулова, приговоренного судом к 20 годам лишения свободы. В СИЗО у него развилось хроническое заболевание почек.

Международная правозащитная организация Amnesty International в пресс-релизе отметила, что Амуру Хакулову отказывают в необходимом лечении. «Его жизнь под угрозой», – сказано в документе.

Сейчас заключенный проходит обследование, после чего может быть направлен на медкомиссию, которая должна решить, можно ли дальше содержать Амура под стражей.

«Хакулов чувствует себя крайне неудовлетворительно, вчера он терял сознание, у него отекли ноги», – цитирует «Кавказский узел» адвоката Люсю Шорову, которая представляет в суде интересы Хакулова.

Не все хорошо со здоровьем Заура Тохова, приговоренного к 12 годам лишения свободы. Еще в 2012 году ему сделали операцию на позвоночнике. Медицинская комиссия Республиканской клинической больницы дважды выносила заключения, согласно которым Тохову по состоянию здоровья необходимо изменить меру пресечения.

Однако третья комиссия заболеваний, исключающих возможность содержания Заура Тохова под стражей, не обнаружила.

Весной 2015 года врачи Республиканской клинической больницы провели заключенному повторную операцию на позвоночнике, которая, со слов врачей, прошла успешно.

Сергей Казиев: «Я буду умирать»

В августе в СИЗО скончался Сергей Казиев. К тому времени он голодал уже 90 дней, требуя этапировать его к месту заключения. Мужчина был осужден на 14,5 года лишения свободы в колонии строгого режима.

Ему было предъявлено обвинение по семи статьям, в том числе за организацию преступного сообщества, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, организацию вооруженного мятежа либо активное участие в нем.

Казиеву стало плохо во время одного из судебных заседаний, после чего 40 подсудимых по «делу 58» объявили голодовку с требованием перевести его под домашний арест. В июле 2011 года Сергею изменили меру пресечения на подписку о невыезде.

​Суд отказал в допросе дополнительных свидетелей из полиции, службы безопасности и следственных органов

Как рассказала КАВПОЛИТу адвокат Елизавета Шак, которая представляла его интересы в суде, у Сергея был цирроз печени смешанной этиологии и целый букет других заболеваний, в том числе сахарный диабет в стадии компенсации, псориаз, артериальная гипертония второй стадии, хронический панкреатит и хронический пиелонефрит.

Казиеву была присвоена третья группа инвалидности, что не помешало арестовать его прямо в зале суда после оглашения приговора в декабре 2014.

Весной прошлого года сторона защиты составила ходатайство с просьбой провести медицинское освидетельствование, по итогам которого комиссия должна была вынести решение о наличии или отсутствии у Казиева заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.

Летом Сергей Казиев отозвал апелляцию на приговор Верховного суда.

– Он вызвал меня и попросил отозвать жалобу. Я пыталась уговорить его не делать этого, сказала, что он еще больше себе навредит. «Отзови жалобу. Если так надо, то я буду умирать». Это были его слова, – вспоминает адвокат Елизавета Шак.

Минус три с половиной

В сентябре в Верховном суде завершился процесс против Сараби Сеюнова – подсудимого по «делу 58», чье дело было выделено в отдельное производство в связи с тяжелым состоянием здоровья.

Это произошло еще в 2011 году, когда стало понятно, что принимать участие в процессе он не может. На тот момент он уже второй год болел открытой формой туберкулеза и находился между жизнью и смертью.

Сеюнову предъявили обвинения в активном участии в преступной организации, бандитизме, вооруженном мятеже, террористическом акте, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, убийстве граждан, неправомерном завладении транспортным средством, в хищении и покушении на хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, незаконном обороте огнестрельного оружия и его составных частей, взрывчатых веществ и устройств.

Суд отказался вызвать и допросить экс-главу МВД Хачима Шогенова, посчитав, что его показания не будут иметь значения

Обвинение, посчитав вину Сеюнова полностью доказанной, в качестве наказания запросило 17 лет заключения в колонии строгого режима. Однако защита настаивала на полном оправдании подсудимого.

«Письменные доказательства, которые были исследованы в процессе, в том числе заключения экспертиз, не подтверждают участия Сараби Сеюнова в преступлениях, инкриминируемых ему», – говорила в суде адвокат Ева Чаниева, представлявшая его интересы.

В деле отсутствует индивидуализация наказания, гособвинение не учитывает состояние здоровья Сеюнова, посчитала защита.

«По моему мнению, это говорит о том, что с учетом резонанса данного дела обвинение просто неспособно объективно рассуждать в отношении Сеюнова и примеряет к нему приговор, вынесенный подсудимым в первоначальном уголовном деле», – пояснила защитник.

Сараби провел под стражей более семи лет, долгое время находился между жизнью и смертью.

«Все это стало возможным из-за отсутствия реакции на нарушения моих прав со стороны первоначального состава суда и соответствующего надзора со стороны обвинения. Считаю, что срок моего содержания под стражей многократно превзошел меру наказания, которая могла бы соответствовать моим фактическим действиям», – говорил он в суде в ходе прений сторон.

Сеюнов обратился к суду с просьбой «вынести справедливое решение по данному делу», он говорил, что больше никогда не преступит черту закона.

Но суд решил по-своему – приговорил Сеюнова к 13 годам и 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Из Москвы в Нальчик

15 декабря 2015 года Верховный суд РФ приступил к изучению апелляционных жалоб осужденных на «процессе 58». Из Москвы в Нальчик прибыли трое судей Верховного суда России. Им предстоит рассмотреть апелляционные жалобы 48 осужденных.

Суд уже отказался вызвать и допросить экс-министра внутренних дел Хачима Шогенова, посчитав, что его показания не будут иметь значения в деле.

Не удовлетворены и ходатайства о допросе дополнительных свидетелей (сотрудников полиции, службы безопасности и следственных органов), а также о повторном оглашении некоторых материалов уголовного дела.

Что же решат судьи Верховного суда России, изменят ли они вердикт своих коллег, оправдают ли надежду осужденных и их родственников на смягчение вердикта?

1 Распечатать

Наверх