14 октября 2016 1527 1

Нападение на Нальчик. 11 лет спустя

Кровоточащие раны Кабардино-Балкарии не унимаются 

usahlkaro Валерий Хатажуков правозащитник

Прошло уже 11 лет со дня трагедии в Нальчике, вслед за которой протянулась череда невинно поломаных судеб. Новости из КБР отголосками жуткого эха напоминают о трагедии. Так, сегодня в Чегемском районе Кабардино-Балкарии были уничтожены трое боевиков, которые готовили теракты в годовщину нападения на Нальчик 13 октября 2005 года.

Валерий Хатажуков, руководитель Общественного правозащитного центра, рассказал КАВПОЛИТу о реалиях КБР за последний десяток лет. 

Насколько велика вероятность заявления о том, что ликвидированные в КБР этой ночью боевики готовили теракт в годовщину нападения на Нальчик, пока сложно судить.   

Мы знаем, что один из опознанных, Мурат Кауфов, фигурирует также в числе причастных к нападению на пост ДПС в Прохладненском районе 9 октября этого года.

(Напомним, что в результате нападения два сотрудника полиции скончались на месте от полученных ран – прим. ред.)

Безусловно, последствия событий 2005 года будут еще долго сказываться в республике.

Мы до сих пор не решили социальные, экономические и политические проблемы, которые толкают молодых людей на этот путь радикализации и создание подпольных формирований.

Однако справедливости ради я должен сказать, что в последнее время власти на самом деле прикладывают большие усилия в этом ключе.

Например, Комиссия по адаптации к мирной жизни бывших экстремистов. Формально она существует уже лет пять, но по факту, можно сказать, заработала совсем недавно.

Мы постоянно критиковали ее деятельность, иногда крайне жестко, и вот весной сменился руководитель комиссии и утвердился новый состав: даже я, как ни странно, включен в состав этой комиссии.

В конечном счете комиссия заработала, уже рассмотрено пять-шесть дел, и они на слуху, за ними наблюдает общественность.

Как мы помним, в республике создано целое министерство по профилактике экстремизма в молодежной среде. Местные власти ведут работу. Может быть не всегда успешно, но есть продвижения, этого нельзя отрицать.   

Очень важный момент (и я уже говорил ранее КАВПОЛИТу) — как в последнее время увеличилась активность самих жителей республики и сельских поселений, как сообща они стараются влиять на проблемы такого рода.

Люди приходят и просят слова: мы ручаемся, мы все видим, мы знаем о чем говорим. Вот эта коллективная ответственность и сплоченность — это очень положительные сдвиги, которые очень важны.  

Мы все еще сталкиваемся с фактами фальсификации уголовных дел и процессуальных нарушений

Вспомните хотя бы процесс Хабаса Куготова, когда односельчане не побоялись, не отстранились от проблемы, а выступили против произвола.

Это тоже своего рода эффективная профилактика экстремизма, мы должны опираться на общественное мнение жителей республики.

Однако, к сожалению, параллельно мы все еще сталкиваемся с фактами фальсификации уголовных дел и процессуальных нарушений.

Это и «Дело о халифате», это и дело Конова, которое не особо предали огласке.

Если вы помните, Осман Конов собирался уехать в Сирию, путь лежал через Турцию, там он посмотрел на всех этих «последователей», разочаровался, передумал и вернулся обратно.

Он вернулся на родину и вместе с родителями пошел в ФСБ, рассказал все искренне, попытался все подробно объяснить.

Он получил реальный срок. Он получил четыре года. Мы считаем, что никаких оснований для этого не было.

Как раз-таки этот пример можно было бы использовать в пропагандистских целях, воздействовать на остальных, кто готов вернуться к мирной жизни.

И таких примеров немало, например, дело Хабаса Куготова, о котором уже упомянули, ведь его уголовное дело было буквально высосано из пальца. 

Главное, не поймите меня неверно. Я еще раз подчеркиваю: когда мы говорим об этих нарушениях, мы не пытаемся ни в коем случае каким-то образом воздействовать на следствие и суды, мы просто говорим о конкретных вещах и конкретных нарушениях, которые позволяют нам утверждать о допущении грубейших ошибок в отношении того или иного дела.

К сожалению, все эти нарушения со стороны властей умаляют те положительные позитивные моменты, о которых я говорил выше, они в каком-то смысле их нейтрализуют.

Последние громкие события, убийства полицейских в Прохладном, они как раз демонстрируют именно то, о чем я говорил — три причины: социальная, экономическая, политическая, это те причины, которые являются самой благодатной почвой для процветания идеологии экстремизма.

Кроме того, есть еще проблема выездов и возвращенцев: например, по последним данным МВД, сто пятьдесят человек, выходцев из Кабардино-Балкарии, могут находиться в Сирии.

Часто оказывается, что заявленные на нахождение в Сирии на самом деле никогда там не были

Я считаю, эта цифра в сто пятьдесят человек слишком преувеличена. У нас есть другие данные.

Очень часто оказывается, что заявленные на нахождение в Сирии на самом деле никогда там не были, а спокойно проживают где угодно, например, даже в Европе.

Что об этом свидетельствует, спросите вы? Очень просто: они сами обращаются в правозащитные организации и другие органы, либо их родственники, которые регулярно навещают их.

Многие из числа возвращенцев пишут нам: мы готовы вернуться, готовы ответить на все вопросы, но нам нужны гарантии, что нас защитят, что у нас будет возможность вести свое дело через своих представителей, своих адвокатов и под контролем правозащитников.

Разумеется, с ними надо вести работу, надо сделать все возможное, чтобы люди, которые хотят вернуться в республику, могли делать это, не опасаясь за нарушение своих конституционных прав.

А когда они видят такие примеры, как с Коновым, — работа в этом направлении замедляется.

Хотелось бы также отметить еще один не менее важный момент.

Дело в том, что в Турции проживает огромная черкесская диаспора. В большинстве своем она абсолютно не приемлет экстремистскую идеологию, и община, таким образом, оказывает колоссальную поддержку в качестве сдерживающего фактора.

Многие из тех, кто соприкасается с представителями черкесской диаспоры, встречаются с ними в Турции, меняют свое мнение. В большинстве случаев такие меры работают крайне эффективно, им объясняют, их переубеждают и поддерживают.

Турция не может служить таким накопителем, многие, одумавшись, в итоге хотят вернуться домой. Однако вернуться на родину им страшно... 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

0 Распечатать

Альберт 15 октября 2016, 23:20

пока у власти только один способ работы: "никакой пощады оступившимся". Пока у силовиков такой подход, тот кто перешел грань никогда не вернется.

0

Оставить комментарий:

Наверх