29 марта
16 октября 2014 3794 3

«Надо вернуть обществу честного полицейского»

Известный адвокат Ева Чаниева — об отношении к правам человека в КБР
Фото: kbrria.ru
Фото: kbrria.ru

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

В Нальчике в здании Кабардино-Балкарского правозащитного центра по инициативе адвокатов в конце сентября состоялся «круглый стол», на котором обсудили факты нарушения прав человека. Встречу пострадавших от незаконных методов и юристов с представителями правоохранительных органов и прокуратуры инициировала известный в Кабардино-Балкарии адвокат Ева Чаниева.

Каково сегодня положение дел с соблюдением прав человека в КБР, как себя вести при незаконном задержании, о списках неугодных в МВД и сотрудниках в масках — в нашей беседе. 

Порядок – особый

- Ева Мовлиевна, на «круглом столе» вы приводили статистику по прекращенным уголовным делам и реабилитации бывших обвиняемых...

- Я имела в виду разные уголовные дела, а не только по пособничеству незаконным вооруженным формированиям, как это восприняли некоторые участники встречи. То есть речь идет о незаконном обвинении в совершении преступления, поскольку в последние годы значительно возросло количество однотипных уголовных дел, по которым лицам инкриминируется совершение преступлений, связанных с хранением наркотиков и оружия.

Зачастую незаконно задержанных и впоследствии обвиненных в совершении преступления лиц «уговаривают» согласиться на особый порядок судебного разбирательства. В частности, вошла в моду практика, когда сотрудники правоохранительных органов выходят за рамки своих полномочий, начинают оказывать давление на задержанных с целью убедить их в «выгоде» от такого согласия.

А запуганный, подвергшийся незаконным методам воздействия и пыткам человек, не понимая в достаточной степени всех последствий, вынужденно соглашается, о чем сообщает по окончании предварительного расследования.

Что касается статистики, я могу говорить только о своей работе. По всем аналогичным уголовным делам в первой же беседе подозреваемые сообщали мне: к предъявленному обвинению они никакого отношения не имеют, что их пытали, заставляли подписывать какие-то документы.

​Один клиент, незаконно привлеченный к уголовной ответственности, был так шокирован, что отказался подавать иск

В ходе предварительного следствия мы добились прекращения уголовного преследования и реабилитации, за исключением одного дела, которое находится на рассмотрении в суде. По двум уголовным делам бывшие обвиняемые были признаны потерпевшими — после возбуждения уголовных дел в отношении сотрудников полиции за превышение должностных полномочий. А по факту применения насилия по одному из дел обвиняемый обратился с иском в суд и уже получил компенсацию за моральный вред.

По последнему прекращенному делу иск находится на рассмотрении суда. Также имел место случай, когда обвиняемый, несмотря на прекращение в отношении него уголовного дела и разъяснения права на реабилитацию, был настолько шокирован незаконным привлечением к уголовной ответственности, что даже не пожелал обращаться в суд.

- Давайте объясним, что такое «особый порядок»?

- В соответствии с действующим законодательством по окончании предварительного расследования обвиняемый может согласиться на особый порядок судебного разбирательства. Это означает, что при согласии подсудимого с предъявленным обвинением судья выносит приговор без проведения исследования и оценки доказательств, собранных по уголовному делу.

В суд вызываются только потерпевшие (при наличии таковых), свидетели не заслушиваются. По существу дела даже подсудимый не дает показаний, он  просто выражает свое согласие с предъявленным ему обвинением. Таким образом, он фактически признается в совершении преступления, независимо от того, оговорил он себя под давлением или его незаконно обвинили в том, чего он не совершал. 

Выступая на «круглом столе», я говорила, что на особый порядок рассмотрения дела задержанные редко соглашаются добровольно. Сейчас тенденция идет к тому, что обвиняемые требуют рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

К сожалению, сотрудники правоохранительных органов, вместо того чтобы выполнять свои обязанности и разъяснять права задержанного, подозреваемого, обвиняемого, уговаривают его не защищаться, не отстаивать свои права. Со слов наших подзащитных: их запугивают, угрожают, на них оказывают давление.

​Сейчас идет тенденция к тому, что обвиняемые требуют рассмотрения уголовного дела в общем порядке

В такой ситуации человек хочет получить от адвоката гарантии безопасности своей жизни и здоровья. Как правило, только тогда он готов бороться за свои права. Но мы не можем ничего обещать и гарантировать, не имеем на это законного права, поэтому люди вынуждены соглашаться на особый порядок рассмотрения дела.

- Это может говорить о слабом профессионализме сотрудников органов следствия, дознания?

- Скорее, здесь расчет на то, что никто не будет глубоко копаться в деле. Если человека «уговорят» на особый порядок, он лишает себя возможности писать жалобы на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела — к примеру, на то, что ему подкинули наркотики или оружие, а он оговорил себя под давлением.

Даже если подсудимый в суде откажется от особого порядка, сотрудники, которые состряпали дело, уже на стадии следствия «парализовали» человека. Потом доказать побои, применение насилия будет сложно.

Нельзя говорить о недостатке знаний, тут простое желание упростить себе работу. Вообще, я считаю, если бы следователи внятно разъясняли задержанному, чем чреват тот или иной его шаг, нарушений прав было бы меньше. Но когда человека пытают, надевают на голову мешок, он не только на всех сотрудников в форме, но и на адвоката будет смотреть предвзято.

Маска, ты кто?

- На «круглом столе» адвокаты говорили о сотрудниках в масках, что они, даже нарушив права задержанного, зачастую уходят от ответственности.  

- Представитель прокуратуры Магомед Мизиев приводил статистику по делам, возбужденным против сотрудников полиции за применение недозволенных методов. Но фактически 90% фигурантов таких дел уходят от ответственности, потому что при превышении полномочий и применении насилия скрывают свое лицо.

По моему мнению, маска не исключает возможности установить личность сотрудника полиции. Конечно, человек, в отношении которого он применил насилие, вряд ли его опознает. Но выяснить, кто это был, можно по запросу, какая группа и в каком составе направлялась на спецоперацию, на задержание и т.д.

​Потерпевший не может опознать полицейского, который был в маске, но его личность можно установить по запросу

Каждый пострадавший имеет право опознать того, кто нарушил закон в отношении него. Но разрешая производить оперативные действия сотруднику полиции, у которого лицо закрыто, государство заранее ставит его в привилегированное положение и фактически лишает пострадавшего такого права. Получается, узаконено незаконное. Значит, не все равны перед законом, если сотруднику силовых структур, представителю власти, как бандиту, разрешается надевать маску?

- Увеличение числа моральных выплат за нарушение прав задержанных может стать тем фактором, который заставит сотрудников органов поменять методы работы?

- Они могут стать поводом задуматься в том случае, если моральный вред будет компенсироваться из кармана тех, кто производил предварительное расследование. Когда следователь, его начальник — все, через кого дело проходило, кто не отреагировал на нарушение прав человека — солидарно заплатят из своего кармана, тогда допускаю, что ситуация изменится.

История показала: если нельзя надавить на совесть, можно надавить на карман. Почему-то с деньгами люди расстаются тяжелее, с совестью легче.

В списках значатся

- Участники встречи у представителя МВД спрашивали о плане по задержанию. Хотя он отрицал наличие такового, судя по ситуации в республике, складывается обратное ощущение.

- Я могу только высказать свое мнение об этом. Практически все наши подзащитные, те, кто приходят на консультации, говорят, что готовы уехать, покинуть не только республику, но и страну. При этом многие упоминают, что их имена зафиксированы в списке неугодных, что их могут задержать или даже уничтожить. На самом деле через некоторое время опасения, к сожалению, сбываются.

На фото Ева Чаниева

Одной из целей «круглого стола» было обратить внимание властей на  ситуацию с миграцией граждан из республики. Может, этот список существует для того, чтобы избавляться от людей?

Почему я не исключаю реальности наличия списка и плана на задержание в МВД, более того, даже предполагаю их наличие? Такое право мне дает статистика однотипных уголовных дел, в которых фигурируют оружие, наркотики, отношение к исламу и пособничество. В начале беседы я об этом уже упоминала.

Я 8 лет работала в суде, значительное время в адвокатуре, но такого количества дел аналогичного обвинения в своей практике я не встречала! Иногда складывается ощущение, что их через ксерокс пропустили – схема одна и та же.

На самом деле настоящего пособника бандформирований от мнимого легко отличить. В деле того, кто на самом деле этим занимался, много доказательств. Но в делах мнимых пособников одна схема: зашли в дом, подбросили оружие и наркотики. Доказать состав преступления по пособничеству сложно, легче подкинуть улики.

- Адвокаты республики в начале года объявляли о забастовке в знак протеста против препятствования их профессиональной деятельности. Почему она так и не состоялась?

- Ситуацию контролировало руководство Адвокатской палаты КБР. После того заявления было проведено совещание с участием все заинтересованных структур, в том числе адвокатуры. Насколько мне известно, участники встречи пришли к компромиссу. После этого адвокаты и наше руководство приняли решение отменить протестные мероприятия.

​Настоящего пособника бандформирований очень легко отличить от мнимого: там будет много улик кроме наркотиков и оружия

Мне кажется, забастовками нельзя решать проблемы, надо дискутировать, вести нормальный диалог. Скорее более эффективной будет «чистка» в каждом структурном органе, в том числе и в адвокатуре. Если наказывать юристов, которые недобросовестно выполняют свои обязанности, у соответствующих сотрудников не будет надежды, что кто-то из защитников станет с ними сотрудничать, нарушений прав человека станет меньше.

- Ева Мовлиевна, что в первую очередь делать человеку, которого задержали и обвиняют в действиях, которых он не совершал? 

- У меня есть задумка: неплохо было бы организовать на телевидении цикл передач, в которых юристы разъяснили бы элементарные права человека после задержания и законы, гарантирующие их соблюдение. Например, остановил сотрудник ГИБДД — что делать, какие у человека права и как ими воспользоваться? Но, боюсь, ни один телеканал на это не согласится. 

Возвращаясь к вашему вопросу: в первую очередь надо потребовать, чтобы все действия производились только в присутствии адвоката, с которым задержанный заключил или заключит соглашение. В соответствии с законом, для этого должно быть предоставлено время. Пока нет защитника, лучше отказаться от участия в каких-либо процессуальных действиях.

Хотя зачастую у нас задержанному не объясняют, что он имеет право на услуги защитника, родственники не уведомляются о его задержании, они сутками занимаются поисками своего близкого, им даже не сообщают, в какое отделение полиции он доставлен.

- На ваш взгляд, какими качествами должен обладать адвокат?

- Главное — быть принципиальным в работе, иметь соответствующий профессиональный уровень, ответственность. Закон не обязывает нас устанавливать истину. Вся наша работа заключается в том, чтобы добросовестно выполнять свои обязанности перед доверителем.

В наше время адвокат, безусловно, должен быть смелым. Важно быть честным со своим доверителем. В начале моей практики меня отправили представлять интересы одного человека. Открыв уголовное дело, я испытала неприязнь к нему и посчитала правильным сказать, что в такой ситуации не могу представлять его интересы на достойном уровне. Лучше сделать так, чем скрывать свое отношение и мнимо защищать человека.

А еще надо быть терпеливым. Если адвокат доводит свое дело до конца, можно заставить работать все законы — если не в республике, стране, то на уровне Европейского суда по правам человека.

- Зачастую приходится слышать, что люди перестали верить в законы, для решения своих проблем они предпочитают «договориться», прибегают к закулисным переговорам. Так ли это?

- Хотя большинство адвокатов любят говорить об отсутствии справедливости, у меня другой взгляд на это. Конечно, ситуация у нас непростая, но есть республики, где с соблюдением прав человека картина гораздо хуже.

Может, кто-то и прибегает к закулисной работе, но никто не будет пытаться договориться с адвокатом, который не переходит грани дозволенного законом. Мало того, законодательством об адвокатской деятельности и этике запрещено такое поведение.

Что касается жителей нашей республики, они в большинстве своем утратили веру в законы после событий, произошедших 13 октября 2005 года и наступивших вслед за ними последствиями.

Алло, милиция?

- За какие дела вы никогда не возьметесь?

- Иногда случайные знакомые, узнав о моей профессии, спрашивают: а как вы можете убийц защищать? Общество воспринимает адвоката как защитника того действия, которое человек совершил. Но мы ведь отстаиваем права гражданина, а не даем моральную оценку действиям своего доверителя.

Но все же есть дела, которые я по моральным принципам исключила из своей практики — хотелось бы думать, что навсегда. Это дела, связанные со сбытом наркотиков, убийствами из корыстных побуждений, насильственными действиями в отношении малолетних и несовершеннолетних лиц.

Как адвокат и человек я не могу понять эти преступления. Конечно, не считая тех случаев, когда человека оклеветали, оговорили.

- Так все-таки, что такое правовое государство?

- Если ответить узко, из самого термина следует, что это государство, в котором права человека стоят на высоком уровне, как оговорено в Конституции, в других законах страны, в международных договорах. В правовом государстве не должны преследовать людей, которые пытаются воспрепятствовать нарушению прав другого человека. Соблюдение этих принципов было бы достаточно, чтобы государство называлось правовым.

А у нас сначала нарушаются права человека, а потом люди — будь то адвокат, правозащитник, журналист, который пытается этому воспрепятствовать — зачастую подвергаются преследованию. Ситуация с журналистами — вообще отдельная тема для разговора.

Вы обращали внимание, что в зарубежных фильмах, надевая на руки задержанного наручники, сотрудник правоохранительных органов разъясняет его права — в том числе, что он может хранить молчание до появления адвоката? Примерно то же самое оговорено в 51-й статье нашей Конституции и Уголовно-процессуальном законе. Между тем, у нас пока даже в фильмах нечасто услышишь о правах человека при задержании. 

Вот на днях я вместе с доверительницей прихожу на опрос. Оперативник без всяких вступлений начинает ее опрашивать. Я минут десять спорила с ним, доказывая, что до начала опроса он обязан разъяснить права моей доверительнице. А в протокол он это разъяснение сразу вписывает.  

Раньше, когда человек попадал в опасную ситуацию, куда он обращался? В милицию! Но своим поведением, своими действиями сотрудники полиции это доверие подорвали. Я не говорю, что среди них нет порядочных людей, они есть. Вместе с тем, на сегодняшний день, полицейские такого уважения и доверия, как в советские времена, в глазах общества не имеют. В наше время человек задумается: а не станет ли хуже, если он позвонит на 02?

Я пришла в адвокатуру, когда мне было 24 года, и успела поработать со следователями советской закалки. Тогда была трезвая борьба профессионалов. Нечасто можно было столкнуться с такими случаями, когда задержанный избит, его вынуждают отказаться от избранного защитника. 

Мне кажется, надо сделать все для возвращения в общество мнения о честном опере, следователе, полицейском, чтобы человек, попав в сложную ситуацию, в первую очередь вспомнил не про адвоката, а именно про сотрудника полиции. Тогда мы и сможем говорить о правовом государстве.

3 Распечатать

Uzden 17 октября 2014, 13:39

Если вернут обществу честного полицейского, кто тогда должен заниматься бизнесом в системе МВД и отжимом денег оплаченных за место, за карьеру, звания, льготы.. ? Им же всегда мало зарплаты. Судьям добавили и всему силовому блоку. Правоохрантельная система стали честнее? Это же система элементов Менделеева, где все состоит из взаимно зависимых атомов.

2
Магомед Магомедов 18 октября 2014, 01:47

А был ли он когда нибудь честным? ))

1
Egor Egor 18 октября 2014, 18:42

честные полицейские существуют в честном обществе

2

Оставить комментарий:

Наверх