01 октября
11 марта 2015 1441 0

«Меня посетили Минюст и ФСБ»

Зачем сотрудники Минюста и ФСБ приходили с проверкой в дом к руководителю ОНК КЧР?

Руководитель общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Карачаево-Черкесии Асият Хабичева на своей страничке в социальной сети «Фейсбук» 3 марта написала сообщение «Сегодня меня посетили Минюст и ФСБ».

Асият Ахияевна, что произошло в этот день? Ведь, Вы — руководитель ОНК КЧР, работающей при взаимодействии с различными серьезными структурами, в том числе аппаратом Уполномоченного по правам человека в РФ, с ОП РФ, с СПЧ.

В этот день как раз были похороны Бориса Немцова. Около 15ч. 30 мин. ко мне явились представитель Минюста и представители ФСБ.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Я в свое время была с Борисом Немцовым в одной партии «Союз правых сил». Так как я была руководителем Регионального отделения «СПС» а Борис Немцов – лидером, хорошо и довольно часто с ним общалась, то была очень сильно расстроена его гибелью и чувствовала себя очень плохо. Так совпало, что именно в это время, когда его выносили из сахаровского центра, ко мне домой явились с проверкой.

Из пришедших ко мне я знала только одного человека — Боташева Заура. Он работает в Минюсте России по КЧР, вместе с ним пришли ещё трое, которых я до этого не видела.

Я предложила им зайти в дом, так как на улице было прохладно. Сотрудник Минюста согласился, а остальные трое парней остались на улице. Мне объяснили, что они пришли проверить, откуда у меня гранты. Я рассказала, что гранты были выделены по Распоряжению Президента РФ для общественных организаций, которые занимаются правозащитной деятельностью.

После одной из встреч с М. Федотовым (Совет по правам человека при Президенте) и Э. Памфиловой – председателем ООД «Гражданское достоинство» Президент России принял решение о предоставлении финансовой поддержки общественным организациям, которые занимаются защитой прав граждан.

Тогда правительство выделило 200 миллионов рублей для поддержки таких организаций. Я участвовала в этом конкурсе, мне выделили грант.

Перед тем как показать документы, я пригласила в дом и оставшихся на улице посетителей. Я спросила у них, из какой они организации. Они ответили, что все трое из ФСБ, на мои требования показать свои удостоверения я получила отказ. Так как они отказывались показывать свои документы, я потребовала покинуть мой дом, однако уходить они не хотели. Позже мною была разъяснено, что они обязаны представиться, сказать с какой они организации и показать свои удостоверения.

Через некоторое время трое мужчин решили показать свои документы. Когда я начала записывать их имена, чтобы не забыть, они начали говорить, чтобы я этого не делала. После я потребовала показать документ, на основании которого они пришли ко мне домой с проверкой. Сотрудник Минюста показал мне документ, подписанный его руководителем, а сотрудники ФСБ не смогли его представить. В то время, как они проверяли мои документы один из сотрудников ФСБ спросил: «Почему Вы занимаетесь именно защитой прав заключенных? Почему, например, не занимаетесь делами инвалидов?». Я ответила, что занимаюсь той деятельностью, которой хочу заниматься, и которую выбрала, а инвалидами занимаются другие организации, которым, я кстати тоже помогаю.

Разве сотрудники таких серьезных ведомств не в курсе, откуда финансируются организации, которыми вы руководите?

Я считаю, что прежде, чем прийти ко мне в дом с проверкой, они должны были хотя бы через банк проверить, откуда мне поступили деньги и разобраться в ситуации, а не приходить неподготовленными и устраивать мне допросы.

Скорее всего, им казалось, что я получила грант из-за границы. Я объяснила им, что мы действуем в правовом поле и в рамках закона и из правового поля мы никуда не выходили. Мы занимаемся нарушением прав заключенных, так как считаем, что законы Российской Федерации должны распространяться также и на граждан, которые по разным жизненным обстоятельствам оказались за решеткой.

Многие сотрудники силовых ведомств просто не понимают, что можно, а что нельзя проверять. Я думаю, в подобных визитах нет никакой необходимости, тем более в отношении известных организаций, которые работают на российские деньги.

Как Вы считаете, может быть, таким образом на вас пытались оказать давление?

Я думаю, что некоторым просто не нравится то, что мы имеем право контролировать законность действий правоохранительных органов в отношении лиц находящихся в местах принудительного содержания. Если, например, я получила бы грант из-за границы, не исключаю того, что меня арестовали бы на месте.

Насколько нам известно, вы на федеральном уровне сотрудничаете с общероссийскими организациями.

Да, я член Совета съезда НКО РФ. У нас хорошие вертикальные и горизонтальные связи. Мы проводим в Государственной библиотеке ежегодно в мае Конгресс по электронной демократии. Организатором этого конгресса является Российское Агентство информационного общества совместно министерствами РФ и Правительством Москвы. Осенью проводится съезд НКО РФ « Госгрант», на котором выступают с просветительскими программами многие министерства.

Программы нужные в социальной сфере разрабатываются и Агентством стратегических исследований «АСИ» — лидером которого является В. В. Путин. Есть ещё Агентством социальной информации, — руководитель – член ОП РФ Е. Туполева. Ежедневно делаются рассылки дайджеста — Инфопродукты, Некоммерческий сектор, Новости. Есть много интересного, о чем сразу невозможно рассказать.

Вместо того, чтобы помочь мне развивать Общественный сектор КЧР, мне палки в колеса втыкают. Еще в 2010 году написала Концепцию развития 3 сектора КЧР. Предоставила высокопоставленным лицам из правительства, которые курировали этот вопрос, но с людьми, не имеющими соответствующих знаний невозможно развивать регион. Если почти на всех постах в республике недоучки, вот и тянется регион в хвосте цивилизации.

Беседовал Петр Коренчуков

P.S Сегодня, 6 марта, в связи с произошедшим Асият Хабичева направила обращение Президенту РФ Владимиру Путину, начальнику ФСБ РФ Александру Бортникову, Уполномоченному по правам человека в РФ Элле Памфиловой, Члену Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Марии Каннабих . Она потребовала официального извинения от руководства УФСБ России по КЧР и увольнения некомпетентных работников.

Источник politika09.com

0 Распечатать

Наверх