18 февраля 2014 3909 0

Мамо Фероян и «Русская правда»

Избитый в Ивановской области полицейский решил простить своего обидчика
Мамо Фероян в суде
Мамо Фероян в суде

usahlkaro Антон Крылов политолог, журналист

В Ивановской области продолжается судебный процесс по факту избиения сотрудника полиции сыном крупного бизнесмена Мамо Ферояном. Избитый полицейский, по словам адвоката Ферояна, готов примириться со своим обидчиком. Почему сотрудник полиции решил простить юного «мажора»?

Цена вопроса

Не так давно на «Кавполите» мы задавались вопросом – сколько стоит нападение на полицейского. Вопрос был риторическим, потому что речь шла лишь о сроке заключения, который грозит избившим полицейского торговцу арбузами Магомеду Расулову и его жене Халимат.

Теперь, благодаря произошедшему в Иваново, мы узнали реальную цену в рублях: 30 000 000 рублей. Чуть меньше миллиона долларов. За эти деньги избитый сотрудник ГАИ Евгений Хараненко написал в суд ходатайство с просьбой прекратить уголовное дело против Мамо Ферояна «за примирением сторон».

Напомним, что именно и кому оказался готов простить за 30 миллионов полицейский.

23 июля прошлого года в Иваново на проспекте Строителей произошло ДТП с участием автомобилей Toyota Land Cruiser и Hyundai Accent. За рулем одной из машин был несовершеннолетний Руслан Фероян. Хараненко проезжал мимо (то есть специально его на место происшествия никто не вызывал), остановился и принял решение разобраться в ситуации. Часть автомобилей, не принимавших участие в ДТП, была припаркована на проезжей части. Полицейский попросил их убрать, после чего начался конфликт. 18-летний Мамо Фероян, приехавший помочь брату, вступил в физический контакт с полицейским (что именно произошло – свидетели расходятся в показаниях), тот упал и ударился головой. Первоначально сообщалось, что полицейского били несколько человек, но эта информация так и не подтвердилась в суде.

После этого Фероян с места происшествия уехал. Но уже через несколько часов его отец, депутат и бизнесмен Телман Фероян, лично привез сына в полицию.

«Несмотря на свои отцовские чувства, я сам привел его из дома в полицию, потому что считаю, что каждый человек должен отвечать за свои поступки. То, что случилось, — это большое несчастье для меня и моей семьи. Это позор и шок. Мне горько, что мой сын так поступил. Сознавать это невыносимо. И я, как глава семьи и отец, готов нести моральную ответственность за поведение моего сына. Следствие разберется во всех деталях происшествия, виновные понесут всю полноту ответственности. Что-то скрывать, отмазывать сына я не собираюсь, как бы мне ни было тяжело. Если виновен — понесет заслуженное наказание», – говорил тогда Фероян.

В суде его показания выглядели следующим образом: «В тот вечер в районе 17.00 мне позвонил мой сын, несовершеннолетний Руслан, и рассказал о происшествии. Потом я присутствовал на допросе Руслана в РОВД как отец несовершеннолетнего. Дома я все потом расспрашивал о случившемся: старшего сына Шамо, девушку Дарину. Потом приехал Мамо, и я, поговорив с ним, взял его за руку, и мы поехали в ГУВД. Там был зам. врио начальника областного УМВД Кульков, и я передал ему Мамо».

Затем Фероян со слов своих детей рассказал, что инспектор Евгений Хараненко хватал Мамо руками за рубашку, за руку. Мамо отталкивался. Видимо, инспектор не удержался и упал — то ли на бордюр, то ли на осколки, то ли еще на что. 

Пока приговор Мамо Ферояну не вынесен, его отец является, пожалуй, единственным человеком, который уже понес наказание за произошедшее.

Бизнесмен и депутат

Случай с избиением полицейского привлек внимание общества и прессы не только из-за межнациональной компоненты, но и из-за персоны отца обвиняемого.

Телман Фероян родился 29 августа 1967 года в селе Аргаванд в Армении. В армии служил в Саратовской области, где «руководил строительством современных очистных сооружений», – с гордостью говорится на официальном сайте Ферояна

После армии обосновался в Ивановской области, занялся бизнесом, в 2005 и 2008 годах избирался депутатом Ивановской областной Думы. В 2013 году Фероян также баллотировался в Думу, но после скандала с сыном был вынужден отказаться от участия в кампании. Последняя новость на сайте политика датирована как раз 23-м июля – он посетил школу в Ивановском районе. После этого интернет-приемная была заброшена, и Телман Фероян переключился на защиту сына.

Неофициальная информация, которой много на интернет-форумах и в соцсетях, дает более развернутое представление о роли Ферояна в ивановском бизнесе и политике. 

Во-первых, Фероянов в Иваново много. Помимо четырех детей, у Телмана шесть братьев. Все они занимаются бизнесом, держатся дружно, поэтому говорят о «клане». На двух братьев в середине 2000-х заводили уголовные дела из-за производства «паленой» водки.

Во-вторых, в некоторых изданиях Ферояна называют не простым, а авторитетным предпринимателем и «хозяином города», а также «асфальтовым королем». «Комсомольская правда» традиционно нагнетает: «Когда по дороге мчится иномарка с номером 404, лучше убраться подальше (если ты за рулем), вжаться в стену ближайшего дома (если ты пешеход) и сделать вид, что гонять на бешеной скорости – нормальное дело (если ты гаишник). На авто с одинаковыми номерами 404 ездят многие члены семьи депутата облдумы Телмана Ферояна – всего таких машин штук тридцать».

Кроме того, в статье, из которой приведена цитата выше, говорится: «Мамо занимался боксом и, случалось, поколачивал местных парней в ночных клубах. Правда, никто не жаловался. Особо побитые, говорят, получали по 100 тысяч рублей и до полиции так и не доходили. Поэтому ни одного уголовного дела нет в природе. Если это так, то парень просто привык, что за каждого побитого папа откупается», – констатирует автор статьи в КП

Похоже, сумма увеличилась, а суть не изменилась. И это, в общем, ожидаемо – в рубрике «Правила жизни»  на своем официальном сайте Фероян говорит: «Самый значимый (проект) – семья. Без нее вообще смысл теряется... Я женат, имею четырех сыновей, даже так – горжусь четырьмя сыновьями. Это самое значимое для меня, без сомнений». А на вопрос, за что он готов отдать любые деньги, Фероян без сомнений отвечает: «За здоровье детей и близких».

Российская тюрьма, безусловно, не самое хорошее для здоровья места. Особенно, если дело касается 18-летнего подростка.

В комментариях к статье с подборкой фактов о суде над Мамо Ферояном читатели осуждают как «кавказскую мафию», так и «слабовольного» и «алчного» полицейского. Кто-то даже привел цитату из вайнеровской «Эры Милосердия», по которой снят главный советский телеблокбастер «Место встречи изменить нельзя»:

« – Лучше бы он тебя застрелил, – грустно сказал Жеглов. – С мертвого нет спроса, а нам всем – позора несмываемого. Ты нас всех – живых и тех, что умерли, но бандитской пули не испугались, — всех нас ты продал! Из-за тебя, паршивой овцы, бандиты будут думать, что они муровца могут напугать…

- Ты врешь! Я не испугался, я потерял сознание! – блажил Соловьев, и видно было, что сейчас он напугался, пожалуй, сильнее, чем когда его ударил пистолетом Фокс.

- Ты не сознание, ты совесть потерял, – сказал все так же тихо Жеглов».

Мы не будем сейчас обсуждать моральные качества пострадавшего Хараненко, но отметим, что благодаря Фероянам в Ивановской области сейчас имеют шанс возродиться самые древние русские традиции.

По княжеским законам

Князь Ярослав Мудрый одинаково почитаем и в России, где в честь него назван университет в Великом Новгороде, и на Украине, где он изображен на купюрах.

Одним из основных достижений Ярослава считается составление «Русской правды» – кодифицированного сборника правовых норм, по которым следовало осуществлять правосудие.

Вот что говорится во второй и третьей статьях самой древней, краткой редакции документа:  «Или кто будет избит до крови или до синяков, то не искать этому человеку свидетеля; если на нем не будет никакого признака ударов, то пусть придет на суд свидетель; если же не сможет прийти, то тому делу конец; если кто за себя не может мстить, то взять за него князю за обиду 3 гривны и оплату врачу.

Если кто ударит кого палкой, или жердью, или кулаком, или чашей, или рогом, или обухом, то платить 12 гривен; если этого виновного не настигнут для немедленного отмщения, то ему платить, а тому делу конец».

В последующей пространной редакции «Русской правды», составленной при сыновьях Ярослава, месть полностью исчезает из юриспруденции, зато вводится дифференция штрафов в зависимости от социального положения пострадавшего. За убийство «княжего мужа», то есть лица, находящегося на госслужбе, назначалась самая высокая вира (штраф) – 80 гривен. Исследователи расходятся в том, сколько в современных рублях стоила гривна времен Киевской Руси, но понятно, что 80 гривен – сумма крайне значительная.

Таким образом, если суд в Иваново поверит новым показаниям Хараненко о том, что он не имеет никаких претензий к Мамо Ферояну, можно будет говорить о том, что «Русская правда» постепенно возвращается в современный юридический обиход. Конечно, виру в данном случае получил не князь, а лично пострадавший, но и налоги с 30 миллионов рублей – это тоже немало.

В этом случае для Государственной Думы открывается огромный простор для законотворчества и аккомодации «Русской правды» под современные реалии жизни.  Скажем, статья 12 «Если кто поедет на чужом коне без спроса, то платить 3 гривны штрафа»  редактируется просто – конь меняется на автомобиль.

Статья 33 потребует более серьезной работы: в оригинале говорится: «Если смерда будут истязать, но без княжеского повеления, то 3 гривны за обиду; а за истязание огнищанина, тиуна или мечника 12 гривен». В этом случае «княжеское повеление» надо будет заменить на «постановление суда», «огнищанина» на регионального чиновника, «тиуна» – на федерального чиновника, «мечника» – сотрудника правоохранительных органов.

А если серьезно, то следующее заседание суда 19 февраля. Дата оглашения решения пока неизвестна. Но от решения Ленинского района суда города Иваново будет зависеть ответ на вопрос, живем ли мы в XXI веке по Уголовному кодексу Российской Федерации или в XI по «Русской правде». 

0 Распечатать

Наверх