24 октября
07 декабря 2015 7041 2

Махачкалинский ипподром: разрушенные надежды

Махачкалинцы с ностальгией вспоминают ипподром, но готовы бороться за него только в соцсетях
 Фото: change.org
Фото: change.org

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Власти Махачкалы решили снести ипподром. Сообщалось, что под угрозой оказалось и существование единственной в Дагестане конно-спортивной школы «Джигит». В самом учреждении эту информацию опровергли. Но там тоже сожалеют, что город лишится ипподрома. В свое время у конного спорта в республике было много поклонников. Решение о сносе сооружения лишило людей надежды на возрождение популярных когда-то спортивных игр. Корреспондент КАВПОЛИТа побывал в школе, пообщался с маленькими наездниками, работниками ипподрома и пришел к выводу, что акции в защиту спортивного комплекса так и останутся в соцсетях.

Кони и пони

Первое, что я увидела, когда вошла на территорию школы «Джигит», это два вольера, где, будто красуясь, бегали лошади. Одна черного цвета, другая – бежевая.

Те, кто видел этих животных только по телевизору или на картинках, в полной мере не представляют, насколько они красивые, стройные, изящные и грациозные.

В школе есть манеж для тренировок, конюшня и классы, где преподают теорию. В конюшне ученики готовили лошадей к занятию – самостоятельно надевали уздечки и седла.

А маленькая девочка Амина оседлала пони по кличке Тайсон. Аминке девять лет, в школе «Джигит» она занимается уже четыре года. Она здесь самая младшая ученица.

– Я в интернете постоянно смотрела на лошадей, на разных видео и картинках, и сама захотела учиться здесь, потому что лошади красивые и грациозные, – рассказывает девочка и затягивает ремни седла.

– У всех лошадей разный характер, самый добрый конь у нас Гермес, а вот этот пони Тайсон капризный, он любит играться, а когда он играется, может ударить копытами или встать в «свечку» и сбросить тебя. Еще сахар любит очень, но ему нельзя его давать, он потом не слушается и требует еще.

В школе занимаются в основном девочки. Как говорит заместитель директора школы «Джигит» по воспитательной части Шамиль Абдуллаев — это оттого, что у мальчиков не хватает терпения и упорства, а девочки усерднее и к животным относятся нежнее.

Подготовив лошадей, ребята проследовали в манеж на урок. Молодые, хрупкие, но строгие девушки-тренеры учат правильной посадке, выездке, объясняют, как скакать рысью, галопом, ходом. А маленькие наездники очень стараются.

– У каждой лошади свой характер, – говорит тренер Румият, она с детства работает с лошадьми, а теперь обучает детей. – Бывают случаи, когда дети не могут работать с животным. Это все от страха, лошадь чувствует, когда человек ее боится и не слушается. Многие из них неопытных наездников игнорируют, нельзя показывать им страх.

«Яблоку негде было упасть»

«Джигит» – молодая школа. Раньше учились верховой езде в основном на ипподроме. И оказалось, что исполняющий обязанности директора конной части школы Мария Урусова помнит махачкалинский ипподром с самых первых дней его работы. В детстве она проводила там много времени – училась ездить верхом.

Спасите конный спорт !!!!!

Posted by Жаннета Маматаева on 2 декабря 2015 г.

– Стены были каменные, а трибуны деревянные, – вспоминает Мария Урусова. – Спортивная база была замечательная, многие, кто приезжал сюда, это отмечали. А сейчас это никому не нужно. Говорят, что в городе не должно быть ипподрома, мол, из-за лошадей антисанитария. Но, например, в Москве в центре города тоже расположен ипподром, в Грозном есть ипподром – там что, нет антисанитарии? Просто если убирать, этого вопроса не возникнет.

Когда-то ипподром пользовался большой популярностью у жителей республики. А сейчас многие даже не имеют представления, что в Дагестане был развит конный спорт. И теперь, видимо, не узнают.

– Когда проходили скачки на ипподроме, там яблоку негде было упасть, очень много людей приходило, – продолжает Мария Урусова. – Даже на заборе люди сидели, как воробьи, наблюдая за скачками. Мы, когда детишками были, даже школу пропускали, чтобы на ипподром сходить, покататься на лошадях.

Слухи о том, что вместе с ипподромом закроют и школу «Джигит», ее сотрудники категорически опровергают.

– У нас конно-спортивная школа, мы к ипподрому не имеем никакого отношения, – говорит Шамиль Абдуллаев. – Но, конечно, хотелось бы, чтобы ипподром остался. Он нужен, чтобы дети знали, что это такое, видели скачки и все мероприятия, которые там проходят. И, конечно, имели возможность устроиться на работу после обучения в школе.

Школа «Джигит», как мне объяснили, – муниципальное образовательное учреждение, которое относится к городу Каспийску. И обучаться в ней дети из Махачкалы фактически не имеют права. В Махачкале есть только конные клубы.

Не только развлечение

На обратном пути у конюшни встречаю мужчину, который ведет за собой коня. На нем, без седла сидит маленький мальчишка. Точнее, он лежит на шее Гермеса (так зовут скакуна), вцепившись своими крохотными ручками в гриву.

Зовут ребенка Умар, ему пять лет. Его отец рассказал, что мальчик болен ДЦП, родовая травма. Он робко улыбается – беленький, худенький и такой хрупкий рядом с этим большим и сильным животным.

Но ребенок нисколько не боится, только радуется. Занятия с лошадью дают положительный заряд эмоций, появляется чувство умиротворения. Самое большое число в России детей больных ДЦП приходится на Дагестан.

Лечебная верховая езда – иппотерапия, предназначена как раз для детей, больных ДЦП и аутизмом. Может, дагестанским властям было бы лучше не стирать с лица земли ипподром, а наоборот, возродить его – во благо всех дагестанцев, особенно таких, как маленький Умар?

Но место для нового ипподрома чиновники уже нашли. Только вот денег на него, похоже, нет.

Неизбежность

Школа «Джигит» соседствует с ипподромом. Я решила посмотреть на то, что от него осталось. Огромное поле – все в буграх и кочках – заросло сорняком и, несмотря на декабрь, еще зеленое.

Санитарное состояние и вправду тут не на высоте – по всей территории разбросан мусор, только вряд ли его оставили здесь лошади.

Во влажную от недавних осадков почву проваливаются каблуки. Первый декабрьский мороз и ветер, на открытой местности сквозит сильнее. А над головой летают и истошно кричат вороны, словно над полем боя.

Как-то очень тихо тут, и не покидает ощущение, что здесь когда-то произошла какая-то катастрофа. Трибуна из бетонных плит и камней в плачевном состоянии, а облицовочная шпаклевка блеклого, зеленого цвета давно обсыпалась.

Сквозь скамейки трибуны проросли сорняковые деревья, под ними валяются горы мусора. Такое чувство, что это здание из какого-то покинутого людьми городка. У трибун стоят несколько молодых парней и взрослый мужчина.

Я познакомилась с ними и мне показали конюшню. Самый дорогой питомец здесь – белоснежный арабский скакун по кличке Power Wind (Сила ветра), высокий, красивый, с мощной мускулатурой.

Как рассказал мне молодой парень Осман, стоит жеребец 38 тысяч долларов, это чуть больше 2,5 миллиона рублей. У каждой лошади здесь свой хозяин, все они платят 15 тысяч рублей за содержание своего скакуна. Сейчас там насчитывается 24 лошади, но люди уже знают, что их переезд — неизбежность.

Казалось бы, из-за чего весь переполох, ведь ипподром давно не работает. Но дело в том, что решение построить на его месте нечто каменное и прибыльное лишило людей надежды, что когда-нибудь они или их дети смогут увидеть возрождение конного спорта.

– Я из Буйнакска приехал, – говорит Марат, высокий мужчина, примерно сорока лет, худощавый и немного седой. – Мы ездим на ипподромы в Нальчик, Пятигорск. У нас в Дагестане много лошадей, а ипподрома нет. Все это потому, что у республики нет интереса развивать конный спорт. Поэтому ипподрома у нас и не будет. Вот у Сулеймана Керимова был интерес этим заниматься, но ему не позволили ведь.

– А что вы будете писать? – спрашивает у меня мужчина.

– Все, что увидела и услышала здесь.

– Но так же не делают! – восклицает он. – Нужно собрать толпу людей, чтобы они выступили, рассказали, что они за сохранение ипподрома, – подсказывает мне мужчина.

– Ну, соберите, я приду к вам.

– Ой, ну это же несерьезно, – разочаровывается Марат.

Отстаивать свой город, свою землю, бороться за будущее детей, видимо, уже некому. 

Фото автора 

0 Распечатать

Rustam K. 07 декабря 2015, 14:13

Фото ипподрома в Нальчике)))

0
123 антиклан 07 декабря 2015, 14:30

а что могут сделать простые люди если землю ипподрома верховная власть Дагестана захотела продать ? ведь земля находиться очень выгодном удобном месте и за него можно получить огромные деньги и те кто там будут строит квартиры тоже подороже продадут .
Где большие деньги там простым людям находиться опасно могут убить избить покалечит
Если бьют силовиков ДПС-ников http://chernovik.net/content/novosti/novye-sportiv...

и при этом еще и подчеркивают что это его охранник и хвалят его---

"Я почти полностью вычистил Дагестан. Вот ребята, которые вместе со мной, — Магомед Курахмаев, чемпион мира, второй…"
В. КАРПОВ: Это которые по коридору здесь ходят?

http://chernovik.net/content/inye-smi/otboy-16

простым людям только и остается писать в соц сетях ведь никто не хочет быть побитым

0

Оставить комментарий:

Наверх