23 апреля
08 ноября 2014 10691 1

Lezginkа Today: диалог культур

Что объединяет лезгинку и современный танец?
Фото: Маша Твардовская
Фото: Маша Твардовская

usahlkaro Маша Твардовская Автор статьи

Сегодня в Москве состоится показ танцевального проекта «Lezginka Today», который соединит в себе две танцевальные культуры: традиционную лезгинку и contemporary dance. О том, как два кардинально разных направления встретились в рамках одного проекта, «Кавказской политике» рассказали его создатели «Lezginkа Today» Александра Портяникова и Дарья Плохова, а также танцовщики школы лезгинки Давид Тажудинов, Кенан Мирбагиров и Шамиль Магомедов.

- Саша, как вам с Дашей пришла идея соединить современный танец и лезгинку?

Саша: «Некоторое время назад мы узнали, что в культурном центре ЗИЛ рассматривают проекты танцовщиков в рамках года «Диалога культур». Даша давно говорила мне, что ей хотелось бы соединить лезгинку и современный танец. Мы решили наконец-то реализовать эту задумку. Подали заявку и выиграли конкурс. Даже получили скромный бюджет. Ко всему прочему, это важный международный опыт соединения традиционного танца с современным. С этим интересно работать — разная культура танца, тела.

- А почему именно лезгинка?

Саша: Потому что это живая традиция. Пожалуй, лезгинка – один из немногих танцев, который широко распространен в быту. Профессиональные танцовщики, конечно, скажут: то, что танцуют на свадьбах, – это не настоящая лезгинка. Но тем не менее. Конечно, где-нибудь на севере России тоже есть свои национальные танцы, но они не так интегрированы в повседневную жизнь всего народа. Все это одновременно очень бойко, очень легко и красиво. Лезгинка завораживает.

Современный танец – это такое холодное, интеллектуальное искусство. Зачастую его тяжело воспринимать. А традиционное искусство – оно очень энергичное, ясное. И мы как постановщики танца очень часто понимаем, что простые формы, которые составляют традиционный танец, завораживают намного больше, чем контемпорари (направление современного танца – прим.ред.). В современном танце мы очень часто отказываемся от самого танца. Мы можем годами нарабатывать материал, а потом решить…»

«Лезгинка – это живая традиция, один из немногих танцев, распространенных в быту» - Саша, автор проекта «Lezginkа Today»

Даша: Решить, что выйдем на сцену и будем стоять.

Саша: Да, и нередко оказывается, что какие-то простые вещи – они более действенные.

- Вы думали о политической подоплеке своей работы?

Даша: Конечно, мы всегда думаем о политической подоплеке. Мы о политике только и думаем (смеется).

- А если серьезно?

Саша: Нет, серьезно, понимаешь, когда набираешь в Google слово «лезгинка», сначала тебе выдают ссылки на школы танцев, потом еще парочку ссылок на видео, а потом начинается: «стрельба на манеже под лезгинку» и … дальше ты и без меня знаешь. И все эти новости всегда одним потоком на тебя обваливаются. Но ведь все неоднозначно, и нельзя судить о многих вещах, не понимая культуры, особенностей того или иного народа. Поэтому и захотелось увидеть современную и традиционную культуру в рамках одного проекта.

Даша: Да, есть такая идея. Вообще люди боятся того, что они плохо знают. Как только ты начинаешь ближе знакомиться с каким-то явлением, которое тебя пугает, оно в итоге становится не таким страшным.

- У меня вопрос к танцовщикам: почему вы согласились участвовать в этом проекте, что вас привлекло?

Кенан: Для нас это хороший шанс заявить о себе. Знаете, у Давуда есть маленькая мечта – открыть свою школу танцев. Шамиль бы был в ней главным педагогом, а я коммерческим директором, контролировал бы всякие финансовые потоки.

Саша: Можно тоже присоединится к финансовому потоку? (смеются)

 Фото: Катерина Сочилина

Кенан: Нет, это правда хороший шанс проверить себя и заявить о себе. Но главное – это суть проекта. Дело же не только в диалоге разных культур. Это и межличностные, человеческие отношения. Когда мы уважаем нашего собеседника или человека, с которым взаимодействуем, мы перенимаем какие-то его положительные черты, а он берет что-то от нас. Так и должен строиться обмен. И этот проект – хороший пример такого обмена.

- У вас не возникает внутренних противоречий во время работы?

Давуд: Внутренних нет. Ну кто-то может сказать: «Ты что, испортил лезгинку!». Но я не ради кого-то все это делаю, а ради себя. Меня не сильно волнует мнение других людей. Я не ради кого-то танцую, я танцую по своему желанию. Да, основная моя задача – это нести культуру традиционного танца, но сам по себе танец многообразен и с ним можно экспериментировать. В будущем, если будут подобные проекты диалога культур, я с удовольствием приму в них участие.

- Чем стал интересен современный танец сейчас для вас, когда вы уже успели окунуться в этот проект?

Кенан: Пока контемпорари остается для меня не до конца ясным направлением. Что-то я замечаю, анализирую, понимаю, откуда идут те или иные вещи в современном танце, вижу, что и откуда заимствовано, но все же – это искусство, глубину которого мне еще предстоит раскрыть.

- За время работы что-то поменялась внутри тебя?

Кенан: Искусство в целом открылось для нас с новой стороны. Кроме того, создавать что-то новое, соединять разноплановые вещи – это всегда интересно, это всегда новый опыт, который необходим для развития танца.

 Фото: Катерина Сочилина

- А раньше, до работы с Сашей и Дашей, вы что-нибудь знали об этом?

Кенан: Нет, о современном танце я начал узнавать, наверное, благодаря популярному сейчас проекту «Танцы». Но я не был сильно поражен, когда увидел направления, в которых работают танцовщики проекта. Все-таки меня больше увлекает лезгинка. Потому что в народном танце есть своя философия. Если взять, например, лезгинку: это танец древних верований и ритуалов, и, соответственно, девушка ассоциируется с лебедем, а парень с орлом. И по тем движениям, которые они используют в танце, родители жениха и невесты могли определить, насколько они подходят друг другу для дальнейшей семейной жизни. То есть насколько жених сможет заботиться о невесте, насколько девушка целомудренна, покорна, благочестива, смиренна, сможет ли она привнести покой в будущую семью, создать очаг. Эти традиции завораживают.

- В процессе работы вы слышали отрицательные оценки вашей задумки?

Саша: От наших знакомых? Ну да, было такое. Но сейчас уже все смирились. Мы репетируем второй месяц, за это время как-то все успокоились, стали проще относиться. Но на первом этапе некоторые наши коллеги делали круглые глаза. Спрашивали, как мы собираемся работать с танцовщиками лезгинки и как вообще будет проходить общение. Но, как видишь, общение складывается лучше всего.

«Лезгинка – это танец древних верований и ритуалов, ее традиции завораживают» - Кенан, участник проекта «Lezginkа Today»

Не очень хочу об этом говорить, но мне частенько было неприятно и стыдно за некоторых людей, которые думали, что две разные культуры не смогут найти общий язык. Мне кажется, в процессе любой работы периодически возникает какое-то непонимание. Потому что нам надо донести наши сложные, непонятные, зачастую непонятные задания. Но это все – нормальный рабочий процесс.

6 Распечатать

Насир Тагиров 06 февраля 2018, 01:19

Москва почему-то идет на уступки Бакинскому режиму в ущерб интересам народов Южного Дагестана. Параллельно, на разных уровнях, муссируется т. н. «лезгинский вопрос». Дело дошло до того (в интернете), что, сознательно или по не знанию, путают понятия лезгин и «лезгинка» (танец). Настораживает информация из Краснодарского края о так называемом запрете лезгинки и задержаниях танцоров. Особенно неприятно видеть узколобые и ядовитые комментарии к этим сообщениям. Здесь возникает необходимость небольшой операции по отделению мух от котлет.
Во-первых, причем здесь сам танец, который, по многочисленным отзывам, является не только прекрасным зрелищем, но и действенным катализатором в деле утверждения здорового образа жизни в среде молодежи, особенно с детского возраста. Чтобы танцевать лезгинку не хуже других, т. е. выдерживать быстрый темп и буквально парить в воздухе (в идеале), человеку нужно обладать отменным здоровьем, тренированным сердцем, дыхалкой! Следовательно, нет места табакокурению и тучности в среде подрастающего поколения. Особенно привлекает ценителей азартных (в спортивном смысле) танцев, складывающийся процесс смешения, в духе соревновательности, лезгинки и брейк-танцев, также популярных среди молодежи. С другой стороны (во вторых), если феномен лезгинки весьма и весьма привлекателен для людей независимо от этнической, интеллектуальной и возрастной принадлежности, он (этот феномен) как эпидемия распространяется по многочисленным городам и весям. Если, феерическое действо лезгинки разыгрывается в общественных местах, часто, и не кстати, так это распущенность всего общества и отдельных хамовитых его представителей, а не каких-то этносов. Другое дело, направить это в цивильное русло, путем принятия простого симпатичного документа, например: В связи огромной популярностью (и спросом) всевозможных вариаций Кавказского быстрого танца, именуемого лезгинкой, и учитывая пользу его распространения среди подростков и молодежи, ГД РФ совместно с советами старейшин СКР, принимает решение, подтверждающее, что традиционно танцы "лезгинка" исполняются на торжественных мероприятиях (свадьбы, банкеты, корпоративы - в банкетных залах, в частных владениях) и концертах, но не на улицах, скверах, парках и т. д., - то есть не в общественных местах. Возможно также применение "лезгинки" на территориях, входящих в состав объектов туризма, особенно, если есть необходимость, туризма с эко и этноуклоном. Я был приятно поражен когда увидел как люди, замечательные и талантливые люди, объединяют в одной хореографической композиции лезгинку и калинку, лезгинку и брейк. Просто душа радуется, начинаешь думать о будущем с оптимизмом ....

0

Оставить комментарий:

Наверх