18 января 4676 0

Лавров осадил Азербайджан на карабахском поле

Как можно трактовать ответы главы МИД России на вопросы азербайджанских журналистов

usahlkaro Айк Халатян журналист

Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров, подводя итоги дипломатии РФ в 2016 году, вынужден был коснуться карабахской темы с подачи азербайджанского журналиста. Ответы министра оказались не то чтобы жесткими – он, казалось бы, лишь констатировал факты. Но с точки зрения Еревана в его словах содержится совершенно определенное послание, адресованное Баку.

«Со всей недвусмысленностью»

Жесткое заявление главы внешнеполитического ведомства РФ Сергея Лаврова, сделанное 17 января, стало ответом на вопрос азербайджанских журналистов. Они желали узнать, закроет ли Россия глаза на попытку Азербайджана силовым путем решить карабахский конфликт.

«Это уже не является чем-то абстрактным, не является исключительно темой внутренних дел Азербайджана», – заявил министр в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2016 году.

Лавров добавил, что по поводу карабахского конфликта существует целый набор решений – прежде всего тех, которые принимались в Совете безопасности ООН в самый разгар конфликта и требовали прекращения огня.

Глава российской дипломатии посоветовал азербайджанскому журналисту обратиться к архивам и увидеть, как соблюдались эти требования о немедленном прекращении огня, кем они соблюдались и кем не соблюдались.

«С тех пор, как при посредничестве Российской Федерации и ОБСЕ состоялось прекращение огня, сохраняет силу требование об освобождении оккупированных территорий, но ни в коем случае не силой и при определении окончательного статуса Нагорного Карабаха», – напомнил глава российского МИДа.
Лавров упомянул апрельскую эскалацию конфликта, которую удалось остановить благодаря содействию России

Он уточнил, что эти положения зафиксированы в документах, разработанных Минской группой ОБСЕ, многочисленных заявлениях президентов-сопредседателей (России, США и Франции) и самих лидеров Армении и Азербайджана.

«Мирное урегулирование споров записано там со всей недвусмысленностью», – констатировал Сергей Лавров.

Глава МИД РФ также упомянул апрельскую эскалацию конфликта, которую удалось остановить благодаря содействию России, и договоренности, достигнутые президентами Азербайджана и Армении на встречах в Вене и Санкт-Петербурге.

«Как я понимаю, вы озабочены тем, чтобы подобные события не повторялись. Но, к сожалению, такая элементарная, необходимая для этого вещь, как механизм расследования инцидентов и увеличение наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения, не может воплотиться в жизнь, пока отсутствует консенсус в ОБСЕ. О причине отсутствия консенсуса в ОБСЕ можно тоже поинтересоваться у представителей этой организации», – пояснил Лавров.

Блогер и журналист – не просто гражданин

Следующий неприятный сюрприз ждал официальный Баку после того, как армянский журналист поинтересовался у Лаврова его отношением к судьбе известного блогера Александра Лапшина.

Лапшин – гражданин России, Израиля и Украины. Был задержан в Белоруссии по запросу Азербайджана, ему грозит экстрадиция туда за якобы незаконное пересечение границы.

При этом Лапшин стал первым посетившим Нагорный Карабах человеком, выдачи которого Азербайджан пытается добиться. По всей видимости, рвение азербайджанских властей обусловлено тем, что блогеру, внесенному ими в черный список, удалось после визита в Карабах постетить Баку (благодаря тому, что в украинском паспорте он зовется Олександром, а не Александром).

Действия Баку в отношении Лапшина удостоились замечаний не только со стороны России, чьим гражданином он является, но и США

«Во-первых, мы против криминализации в качестве уголовного преступления посещений журналистами или просто частными лицами той или иной территории в том или ином регионе. Во-вторых, мы против того, чтобы экстрадировать граждан Российской Федерации, задержанных в той или иной стране, в третью страну», – ответил армянскому журналисту Лавров.

Глава российского МИД коснулся в той связи и отношений с Белоруссией, в частности в миграционной сфере и согласования параметров единого визового пространства . Ведь обе страны состоят в Союзном государстве и общих военно-политическом и экономическом союзах, – но это не помешало Минску задержать российского гражданина и допускать его выдачу третьему государству.

Действия Баку в отношении Лапшина удостоились замечаний не только со стороны России, чьим гражданином он является, но и США. Представитель Госдепартамента Джон Кирби заявил: «Лучше каждой конкретной стране говорить об этом. Но свобода слова важна для нас».

Прямой сигнал Баку

Довольно резко отреагировала Москва на действия Баку в конце года.

КАВПОЛИТ писал, что после недолгого перерыва в зоне карабахского конфликта вновь резко обострилась ситуация, и Баку вновь вернулся к политике шантажа посредников угрозой войны.

При этом Азербайджан перешел к агрессивным действиям и против самой Армении: в ходе попытки диверсионного проникновения на ее территорию около села Чинар в Тавушской области и последующей эскалации на границе обе стороны понесли потери.
Новую реальность в карабахском конфликте порождает декларируемое новой американской администрацией желание наладить отношения с Россией

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ отреагировали на случившееся довольно запоздало и по традиции безадресно и беззубо, что вызвало недовольство армянской стороны. Но Москва в тот раз довольно недвусмысленно намекнула Баку о недопустимости подобных действий.

Сразу после попытки диверсии  с заявлением выступил генсек ОДКБ Николай Бордюжа, впервые публично использовав термин «Нагорно-Карабахская республика». Это вызвало резкую негативную реакцию со стороны азербайджанских властей и СМИ.

Недавнее заявление Лаврова можно квалифицировать как прямой сигнал Баку о недопустимости попытки силового решения карабахского конфликта. Оно не в интересах России, заинтересованной в развитии отношений как с Арменией, так и с Азербайджаном. Война вынудит Москву сделать выбор между двумя странами. А учитывая ее союзные отношения с Ереваном, выбор представляется предопределенным.

Новую реальность в карабахском конфликте порождает декларируемое новой американской администрацией желание наладить отношения с Россией. Если Трамп с Путиным и впрямь собрались налаживать диалог, то им придется искать точки совпадения (или, по крайней мере, не жесткого противоречия) интересов.

Одной из таких точек является Нагорный Карабах, где обе стороны взаимодействуют, невзирая на резкую конфронтацию в других вопросах. И у обеих есть свой интерес в мирном решении конфликта, за счет которого они планируют усилить свои позиции в регионе.

Лежащие на столе переговоров проекты мирного урегулирования конфликта не предусматривают возвращения Нагорного Карабаха в состав Азербайджана

Все это рождает серьезные проблемы для Баку, так как лежащие на столе переговоров проекты мирного урегулирования конфликта не предусматривают возвращения Нагорного Карабаха в состав Азербайджана. Это косвенно признал осенью и сам азербайджанский лидер Ильхам Алиев.

Теперь перед Баку сложная дилемма.

Азербайджан может продолжить эскалацию напряженности в зоне конфликта, что грозит рано или поздно привести к широкомасштабной войне и признанию независимости Нагорного Карабаха со стороны Армении и стран-посредников по косовскому сценарию.

Или продолжить мирные переговоры, что означает или сохранение нынешнего статус-кво, или, в случае успешного завершения переговоров под давлением посредников, признание независимого статуса Нагорного Карабаха. 


0 Распечатать

Наверх