25 октября
24 февраля 2015 1492 0

Кузнецов: Мы должны быть благодарны кризису

Северный Кавказ в новых экономических условиях продолжит активно развивать экономику, при этом особое внимание будет уделено инновационному производству и поддержке малого и среднего бизнеса. А точками роста СКФО станут сельское хозяйство, промышленность и туризм. Как будет строиться новая экономическая модель развития округа, агентству "Интерфакс-Юг" рассказал министр РФ по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов.

 - Лев Владимирович, чуть больше полугода, как Вы в должности федерального министра по делам Северного Кавказа. Так уж сложилось в постсоветский период, что этот богатый ресурсами макрорегион воспринимается как дотационный. Однако в последний месяц в СМИ идет волна упоминаний СКФО в контексте инноваций. Действительно ли нам стоит ждать от Северного Кавказа ощутимого роста? Если да, то за счет чего возможен этот рост в условиях нынешнего кризиса?

            – Я думаю, мы должны быть благодарны кризису за то, что он подталкивает Северный Кавказ раскрыть свои возможности, в том числе и в сфере инноваций. Могу с уверенностью сказать, что уже сегодня регион выступает заказчиком инновационных технологий сразу по нескольким перспективным направлениям. По сути, у российского Кавказа сегодня три основные точки роста: сельское хозяйство, промышленность и медицинско-бальнеологический кластер.

В этих сферах уже заложен прочный фундамент для развития программ импортозамещения, причем на базе инновационных технологий. Как мы понимаем, импортозамещение в новых экономических условиях и есть основной вектор развития для всей страны в целом и для Северо-Кавказского федерального округа, в частности. Безусловно, господдержка нужна: на проекты импортозамещения СКФО получит 10 млрд. рублей на три года. Деньги пойдут по линии Минсельхоза и Минпромторга в виде прямых субсидий, гарантий, компенсаций процентных ставок и в виде привлечения "длинных" денег". Но главный вопрос – кто эти деньги получит.

            – Каковы критерии отбора претендентов на господдержку?

            – В первую очередь, речь о предприятиях и хозяйствах, способных производить конкурентоспособные товары и технологии. Формулировка "сделано в России" сегодня все еще имеет негативную коннотацию, и наша задача этот тренд переломить: добиться того, чтобы российская продукция приблизилась к мировым меркам качества – это позволит нарастить ее экспорт. Мы должны помочь Кавказу найти себя в этом процессе: возможно, уже через несколько лет этот макрорегион будет кормить Россию и не только – все ресурсы для этого есть.

            – Это Вы о первой "точке роста" – сельском хозяйстве?

            – Совершенно верно. Кавказский климат традиционно благоволит этому виду деятельности, а сегодняшний день дает дополнительные возможности в виде инновационных технологий. Целый ряд хозяйств и предприятий Кавказа уже, что называется, на "инновационных рельсах": в Кабардино-Балкарии и Ингушетии развивают интенсивное садоводство, в Дагестане производят собственный сахар и сельхозпродукцию – все с использованием инноваций. А в Северной Осетии на биотехнологическом модуле с новейшим высокотехнологическим оборудованием выращивают семена картофеля – это серьезный вклад в импортозамещение. Кстати, ситуация с семенами в России критическая: например, по семенам овощей мы зависим от импорта почти на 90%. Такие хозяйства – шанс для аграриев в масштабах страны.

            Что касается мясо-молочного производства и птицеводства, то и здесь Кавказ задействует инновации. В Кабардино-Балкарии с использованием отечественных средств биологической защиты производят инкубационное яйцо. В Северной Осетии занимаются селекцией, районированием и адаптацией завезенной молочно-мясной породы коров Монбельярд и сегодня уже готовы продавать молодняк в другие регионы России. Разработана также инновационная технология интенсивного откорма индюшат, что позволяет отказаться от импорта.

            - Учитывая состояние промышленности в целом по России, чего ждать от Кавказа? Вы обозначили эту сферу как вторую "точку роста".

            – Промышленность также активно задействует инновации, и целый ряд примеров – тому подтверждение. Сейчас, например, в Карачаево-Черкесии завершается строительство фабрики по переработке шерсти и производству пряжи с использованием инновационных технологий. В Дагестане выпускают инновационную продукцию, как бытовую, так и специального назначения: например, косилки-измельчители для гористой местности. Там же налажен выпуск мотодельтапланов и сверхлегких многоцелевых самолетов малой авиации. Кабардино-Балкария производит сложное цифровое медицинское рентгеновское оборудование: более 100 образцов уже поставлено в российские регионы. Чеченская республика собирается строить завод по выпуску быстромонтируемых опор на композитных стойках.

            – Как обстоят дела с IT-технологиями?

            – Как Вы знаете, год назад в Северной Осетии открыт первый северокавказский IT-парк "Алания": на его базе сейчас создан бизнес-инкубатор, занимающийся разработкой программного обеспечения, внедрением программно-аппаратных комплексов и систем автоматизации. Эксперты полагают, что целый ряд его разработок имеет хороший потенциал масштабирования.

            – Что можно сказать о третьей "точке роста", обозначенной Вами – о санаторно-курортной сфере?

            – Думаю, что северокавказский туристический кластер сегодня самый привлекательный проект для инвестиций, а сам туризм – очень важный сегмент импортозамещения. Наверное, не ошибусь, если скажу, что такого потенциала, как у курортов Северного Кавказа, нет больше ни у кого в нашей стране. Это, безусловно, главное богатство. Сейчас основные направления строительства – курорты "Архыз" и "Эльбрус". Этот год станет для Приэльбрусья переломным: управление инфраструктурой курорта перейдет к ОАО "Курорты Северного Кавказа" в рамках проекта туристического кластера на юге России, и компания направит на развитие горнолыжной инфраструктуры инвестиции в размере одного миллиарда рублей. Кабардино-Балкария уже переживает процесс обновления. К нынешнему горнолыжному сезону благоустроили и расширили трассы, усилили безопасность на горных склонах.

            – Считаете эти меры эффективными?

            – Цифры говорят "Да". Турпоток вырос: около 70 тыс. человек за начало 2015-го – это половина всего турпотока за 2014-й, который составил 135 тыс. человек. Уверен, что и другой крупный проект – Кавказские Минеральные Воды – также привлечет туристов: уже сегодня это порядка 800 тыс. человек ежегодно. Преимущества местности общеизвестны: источники, лечебные грязи, климат. И здесь мы собираемся побороться за так называемого медицинского туриста, который пока едет в Карловы Вары, в Баден-Баден, в Венгрию, причем выиграть намерены не за счет курса рубля, а за счет качества. Кстати, именно на фоне кризиса интерес к этому проекту уже проявила Европа: на прошлой неделе я встречался с представителями венгерской консалтинговой компании "Баторфи Консалтинг", посетившими Кавминводы, чтобы сформировать представление о курортных объектах, которые будут рассматриваться венгерской стороной на предмет перспективы инвестирования.

            Главная наша задача сегодня – модернизировать уже существующую базу и заложить фундамент под медицинско-бальнеологический кластер нового поколения: развить медицинские производства и технологии. И здесь мы собираемся сотрудничать с проектом Сколково: его эксперты уже приглашены к разработке стратегии развития кластера.

            – А есть ли какие-то инновации "на местах"? Или же основной поставщик идей по-прежнему столица?

            – Безусловно, есть. Огромная база разработок в области бальнеологии сейчас сформирована Пятигорским НИИ курортологии. Здесь есть эффективные примеры сотрудничества науки и практики: например Центра медицинской реабилитации "Луч" – клинической базы кафедры вертеброневрологии – с курсом мануальной медицины Ставропольской государственной медицинской академии. Такая связка означает более эффективную помощь людям с заболеваниями и травмами позвоночника. И это не единственный пример.

             - Помимо выделенных Вами трех отраслей экономики, на что еще можно делать ставку на Северном Кавказе? О каких векторах развития мы можем говорить?

             - Крайне важный вектор – уже упомянутое импортозамещение, он задает направление всем трем выделенным мною точкам роста. Следующий, не менее значимый приоритет развития округа – образование, потому что образование – это кадры, кадры – это инновации, а инновации и есть развитие. Сегодня Россия переживает достаточно болезненный слом старой образовательной системы, ищет свою нишу на мировом образовательном рынке, осваивая такие подходы, как, например, дистантные образовательные программы. Образование неразрывно связано с рынком труда, а он сегодня стремительно меняется: уже через считанные годы мы будем жить в совершенно другом мире. В этой связи, чрезвычайно интересно исследование, проведенное Агентством стратегических инициатив и Московской школой управления "Сколково" в рамках форсайта "Компетенции-2030" – своеобразная "дорожная карта" глобального рынка труда под названием "Атлас новых профессий". "Компетенции-2030" – масштабный научный проект, вовлекший свыше 2,5 тыс. российских и международных экспертов, перед которыми стояла задача определить востребованные профессии будущего в 19 приоритетных отраслях экономики. И что же мы видим? Совсем скоро будут востребованы, в первую очередь, инженерные компетенции. Нехватка инженеров сегодня остро ощущается в целом по стране и в СКФО, в частности.

            Подготовка современного инженера, согласно оценкам экспертов, сегодня должна идти в духе универсализма. Считается, что для работающих в науке и в области высоких технологий необходим набор навыков, казалось бы, взятых из далеких областей. Их компетенция должна включать: свободное знание нескольких языков (гуманитарные науки), умение работать в проектных командах (коммуникативный навык и знание азов психологии), знакомство с новыми технологическими решениями (точные науки) – то есть, по сути, инженерную подготовку – а также свободную ориентацию в информационных технологиях. Для подготовки такого рода профессионалов необходимо заложить современную научно-конструкторскую базу: создавать не только инфраструктурные объекты – такие, как IT-парки – но и инжиниринговые центры по формированию кадрового состава.

            И, конечно же, третий вектор – поддержка частного – прежде всего малого и среднего – бизнеса. Как мы знаем, уважение к частной собственности – основа любой цивилизации. Мы ориентированы на глобальную поддержку малого и среднего бизнеса, на снижение скрытой безработицы. Также планируем изучать возможности для снижения финансовых и административных издержек малого и среднего бизнеса.

             - Ну и последний вопрос: как Вы оцениваете инвестиционный потенциал Северного Кавказа?

            – Показатель доверия к региону – инвестиции, выросшие на 10% в сравнении с прошлым годом. Имидж Кавказа меняется: из проблемной территории он постепенно превращается в привлекательную. Да, у региона есть проблемы, но наша задача в корне изменить отношение к нему за счет реальных дел. В данном случае даже правильней говорить не об имидже, а о репутации – рациональной категории, основанной на результате. Кто знает: возможно, лет через 5 мы уже будем говорить о трансляции северокавказской экономической модели на другие субъекты России, или даже за рубеж.

0 Распечатать

Наверх