07 июля 2016 3868 0

Кто спасет жителей КБР от «антитеррора»

Заступиться за Анзора Шибзухова просят уже главу республики
Анзор Шибзухов. Фото: http://www.kavkaz-uzel.ru
Анзор Шибзухов. Фото: http://www.kavkaz-uzel.ru

usahlkaro Анна Яловкина Автор статьи

По-человечески понять семейное горе. По-президентски избавить людей от системы, которая рушит жизни десятков молодых мужчин ради красивой статистики. Об этом лично просит главу республики Юрия Кокова сестра бывшего сотрудника МЧС, футболиста и арестанта Центра по противодействию экстремизму Анзора Шибзухова.

«Пытки током я бы выдержал»

Анзор Шибзухов содержится в СИЗО №1 в Нальчике уже более полугода. Его имя регулярно появляется в СМИ: адвокат Рамазан Узуев публично заявляет о пытках своего подзащитного. Сам Шибзухов честно пытался действовать по инструкции, но заявления в прокуратуру, Следком и омбудсмену не помогли. На фоне десятков подобных жалоб и бездействия надзорных органов остается взывать только к человечности главы республики.

«Поняв, что пытками не добиться своей цели, сорвав ремень, начали стягивать с меня брюки. Они сказали, раз ток не берет, сделают со мной то, после чего я сознаюсь в любых преступлениях, на которые они укажут. Пытки током я бы выдержал, но я не мог позволить унижения мужского достоинства. И тогда я сказал им все, что им нужно».

Это отрывок заявления арестанта от 4 февраля. Напомним, житель Баксанского района, бывший сотрудник МЧС Анзор Шибзухов был задержан 30 января по подозрению в пособничестве членам НВФ, незаконном обороте наркотиков и оружия. Родственники и представители его защиты утверждают, что запрещенные предметы ему подбросили люди в масках во время обыска.

Он пытался действовать по инструкции: о пытках током писал в Следком, прокуратуру и омбудсмену. Спустя полгода его сестра Анжела Шибзухова поняла, что «системный беспредел» способен исправить только первый человек в республике.

Письмо девушки – это очередной крик о помощи, который сливается с хором причитаний семей таких же ребят.

В Нальчике на приеме граждан к членам Совета по правам человека при президенте РФ обратились матери и адвокаты жителей Кабардино-Балкарии, которых обвиняют в организации незаконных вооруженных формирований, насильственном захвате власти, незаконном хранении и приобретении оружия.

Все арестованные, с которыми правозащитники встретились в городском СИЗО-1, заявили, что сознались в преступлениях после зверств в камерах.

СИЗО-1 Нальчика. Фото: zapravakbr.ru

«Я не понимаю, почему...»

Мы приводим отрывки из обращения сестры задержанного Анжелы Шибзуховой к главе Республики Кабардино-Балкария Юрию Кокову.

«Преступные действия сотрудников остаются безнаказанными. По факту применения в отношении моего брата недозволенных методов сотрудником ЦПЭ Щербаковым возбужден материал проверки, но у нас складывается впечатление, что никто не желает или не может докопаться до истины, потому что данный материал рассматривается уже полгода, и за это время сменилось трое следователей.

Шибзухов является футболистом и ввиду крепкого здоровья выдержал несколько часов пыток током

О том, что мой брат не причастен к преступлению, которое он якобы совершил в 2013 году, СКР по КБР вынес уже два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В январе, когда его забрали из нашего дома, ему подкинули наркотики и боеприпасы, и этот факт подтверждается так называемым обследованием жилища, которое было проведено после того, как в доме не менее часа находились 10-15 человек в масках, о чем дают показания присутствовавшие на месте понятые.

Мой брат является футболистом, выступал в команде МЧС республики, и ввиду крепкого здоровья выдержал несколько часов пыток током, но, когда некто подполковник Щербаков Д.Н. начал стягивать с него брюки, он согласился подписать объяснение, которое напечатали сотрудники в масках.

Когда в отделе "Баксанский" он отошел от шока, он не стал давать показаний, оговаривающих его в преступлении, которого не совершал. Тогда в его деле появился засекреченный свидетель, который дает лживые показания, и все обвинение строится исключительно на них.

Я не понимаю, почему в нашей республике допускают, чтобы пришлый сотрудник ЦПЭ по СКФО Щербаков ради своих низменных карьерных или иных неизвестных целей пытками и угрозами изнасилования заставлял граждан нашей республики признаваться в преступлениях, которые они не совершали?

Я не понимаю, почему следственный комитет Кабардино-Балкарской республики, который установил непричастность моего брата к преступлению, боится или не желает привлекать вышеуказанного сотрудника к ответственности?

Но больше всего я не понимаю, как можно, прикрываясь борьбой с терроризмом и экстремизмом, губить наших мужчин – сыновей, братьев, мужей, – якобы находя у них оружие и боеприпасы, а потом легализовать следственными органами эти преступные действия оперативных работников?

В деле Шибзухова появился засекреченный свидетель, дающий лживые показания, на которых строится все обвинение

Неужели наш народ настолько утратил честь и достоинство, что, не желая потерять свою работу, звания и регалии, не видя того, что идет целенаправленное натравливание друг на друга, покорно выполняет самые безумные указания?

С каких пор позволительно угрожать лишением чести и достоинства? Почему же наши правоохранительные органы, которые должны нас защищать, напротив, не желают или не могут остановить это беззаконие?

Уважаемый Юрий Александрович! Я обращаюсь к Вам не только как к главе республики, не только как к гаранту соблюдения законов и Конституции РФ. Но и как к гражданину, у которого есть сын, брат, близкий человек!.. Я прошу Вас поставить хоть на миг себя на мое место и принять меры по установлению мира в КБР!»

Пока девушка призывает Кокова быть человеком и гарантом Конституции, приведем похвальную статистику из отчета ФСБ.

За два года ФСБ провела в Кабардино-Балкарии 306 специальных и оперативно-разыскных мероприятий и 27 контртеррористических операций. Уничтожены 94 члена НВФ, задержаны 135 пособников бандподполья.

Обнаружено 16 баз НВФ, 65 тайников и схронов с оружием, изъято и обезврежено 67 самодельных взрывных устройств, уничтожено семь подпольных лабораторий по изготовлению оружия. Перекрыто шесть каналов поставок в республику оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, 12 источников финансирования НВФ.

0 Распечатать

Наверх