27 мая
24 октября 2014 3129 0

Кто спасет кавказских бизнесменов?

Как строят на Северном Кавказе госкапитализм и, главное, зачем?

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Какое будущее ждет госкорпорацию «Внешэкономбанк» и ее дочерние предприятия (в первую очередь, конечно, «Корпорацию развития Северного Кавказа») на юге страны?

Мнения экспертов схожи – от поддержки мегапроектов нужно переходить к «точечной» поддержке малого и среднего бизнеса. Особенно это важно в условиях «новой экономической политики», когда государство ждет от бизнеса одного – инвестпроектов в сфере импортозамещения.

Черт скрыт в деталях

«Кавказская политика» завершает рассказ о проходящем в Пятигорске I экономическом форуме СКФО, который проводит Торгово-промышленная палата в содружестве с рядом федеральных министерств (см. предыдущие публикации – «Кавказ ждут пятилетки?» и «Сколько стоят Кавминводы?»).

Список проблем, который два дня обсуждали почти две сотни участников, длинен, но сквозной темой на всех секциях форума была одна – как государство должно помогать бизнесу. Ведь сегодня, в условиях «новой экономической политики» (как выразился кто-то из бизнесменов) государство должно не просто ждать от бизнесменов мегапроектов по импортозамещению, но и реально помогать им. Это льготное и «длинное» кредитование в госбанках, страхование экспортных рисков, расширение присутствия в корреспондентских сетях.

В фойе перед открытием форума лично меня удивило обилие людей в форме, был тут даже прокурор Пятигорска Юрий Кардашин, представители таможенной и налоговой службы, ФМС, Росфиннадзора...

Правда, выступали они лишь на одной из секций, и немногочисленной, организованной региональным отделением «Опоры России». Рефрен выступлений был таков: государство идет навстречу бизнесменам, убирая административные барьеры, но предприниматели все равно жалуются на то, что их «зажимают». А часто проблема в них самих.

Говорил об этом, например, первый заместитель начальника Северо-Кавказского таможенного управления Вячеслав Иванов. По его словам, в результате внедрения электронного таможенного декларирования время оформления грузов на границе за год сократилась почти на 20% (до часа с четвертью). Вроде, экспортер должен быть доволен. Но, как всегда в России, черт скрыт в деталях.

По словам Иванова, на весь СКФО есть лишь восемь складов временного размещения товара (а это уже бизнес частный, никакого отношения к таможенной службе не имеющий). Причем из них шесть в зоне обслуживания Минераловодского международного аэропорта, один – в Дагестане и еще один – в Северной Осетии. При этом нет ни одного склада, который бы имел лицензию на хранение алкоголя, а ведь это, понятно, главный экспортный товар на Северном Кавказе.

​Алкоголь – главный экспортный товар на Северном Кавказе?

Корпорация: to be or not to be?

Сколь бы много и подробно выступавшие на форуме VIP-чиновники не рассуждали о реальной поддержке экспортно-ориентированного бизнеса, но все равно «перевешивают» неприятные мелочи, не позволяющие говорить о полноценном взаимопонимании власти и бизнеса. Один из выступавших вспомнил о смерти президента Total Кристофа де Маржери: президента самой дружественной к России глобальной корпорации угробило типичное разгильдяйство – неважно, то ли пьяного водителя снегоуборочной машины, то ли глупых диспетчеров.

Критиковал существующую систему господдержки бизнеса директор Центра современной кавказской политики (ЦСКП) «Кавказ» Игорь Сопов. В качестве примера он привел «Корпорацию развития Северного Кавказа», созданную специально для поддержки реального сектора экономики еще в 2010 году. Но корпорация, говорит Сопов, так и не заработала (более того, мол, она находится в стадии банкротства, как бы между делом заметил эксперт).

«Каждый из вас сталкивался с КРСК. Я посмотрел список документов, которые нужно было сюда предоставить – он неподъемный, ненужный. Ты собираешь справки в течение полугода, относишь. А потом тебе говорят: а мы тебе кредит не дадим, либо дадим, но в том объеме, который не позволит реализовать проект», – рассказал Игорь Сопов.

Правда, уже не следующей сессии заявление директора ЦСКП «Кавказ» неожиданно опровергнул замглавы представительства Внешэкономбанка по СКФО Юрий Бутт («Корпорация развития Северного Кавказа» является дочерним предприятием этого госбанка).

«Корпорация работает, финансирует проекты. Другое дело, что там есть определенные вопросы, руководство поменяли. Но и стратегия деятельности будет изменена: [акцент будет] не на глобальные проекты, а на те проекты, которые связаны с малым и средним бизнесом, и проекты производственного характера, связанные с АПК, переработкой, сферой услуг. Надеемся, что корпорация сможет справиться со всеми проблемными вопросами и задачами», – заявил Юрий Бутт.

Обанкротить хоть Ватикан

В числе успешно реализованных КРСК проектов Юрий Бутт назвал выставочный комплекс «Минводы-экспо». Успешным, впрочем, его можно назвать пока с большой натяжкой: еще весной в публикации «Страсти по Туристике» мы со ссылкой на пресс-службу корпорации сообщали, что экспоцентр будет сдан во втором квартале 2014 года (перед началом нового туристического сезона). Но, как видно, этого не случилось, хотя здание уже практически достроено. Почему, остается лишь догадываться.

А вот у самого Внешэкономбанка, заявил Юрий Бутт, на Северном Кавказе есть куда более весомый портфель. Правда, назвал лишь пять проектов: на Ставрополье это строительство комбината «Грас» (выпускает автоклавный ячеистый газобетон в Светлограде), в Дагестане – завод по производству термополированного стекла Caspian Flat Glass, в Карачаево-Черкесии – туркомплекс «Архыз-park», а в Кабардино-Балкарии – модернизация завода «Каббалкгипс» и строительство птицеводческого комплекса.

Сегодня же, в условиях «войны санкций», Внешэкономбанк активно занимается работой с экспортно-ориентированными предприятиями, заверил собравшихся Юрий Бутт. Это, во-первых, кредитование производителя на предэкспортном этапе, а во-вторых, кредитование зарубежных импортеров российской продукции (через банки-партнеры либо дочерние банки, которые, правда, есть пока лишь в двух странах: Белоруссии и Украине).

Выступавшие на форуме представители государства много и обстоятельно рассказывали о том, какую помощь они оказывают реальному бизнесу. Но и проблем немало, судя по репликам и вопросам из зала. Например, Юрию Бутту попеняли, что Внешэкономбанк не использует такой прижившийся на Западе метод финансовой поддержки, как депозит-кредит – это когда банк выдает кредит предприятию под обеспечение находящегося в этом же банке депозитного счета.

Правда, Бутт объяснил, что в России такой механизм не прижился по простой причине. Если предприятие проигрывает суд, и на его счета накладывают арест, а значит, оно лишается возможности и выплачивать кредит. И хоть банкир (ясно, говоривший не просто как представитель Внешэкономбанка, а финансовой сферы в целом) вслух это не произнес, все сидевшие в зале бизнесмены поняли – в российских реалиях, когда можно «купить» любое решение суда и обанкротить хоть Ватикан, никто не хочет связываться с рисками. 
​Скоро в госсекторе Ставрополья появятся независимые топ-менеджеры

Самый честный менеджер

Государство, самонадеянно берясь указывать бизнесу, куда и как ему развиваться, порой даже в собственных коммерческих делах навести порядок не может. Без экивоков заявил об этом заместитель директора объединения корпоративных директоров и менеджеров (ОКДМ) Николай Старченко, прилетевший в Пятигорск из Москвы.

Сегодня его организация объединяет независимых менеджеров в управляемых государством акционерных обществах. О том, чтобы менять чиновников на хорошо обученных топ-менеджеров в советах директоров, Росимущество задумалось еще в 2008 году. Поначалу в пилотном режиме, а с прошлого года уже в формате полноценной госпрограммы.

Старченко рассказал, что под эту программу повышения качества управления попадает порядка тысячи обществ, но только на федеральном уровне. На Юге России независимые директора (из общественных объединений) уже заседают в советах «Кавминкурортресурсов», «Кавказгидрогеологии», «Ставропольнефтегеофизики», «Краснодарнефтегеофизики», «Автодорог Кавказа», «Кавтрансстроя», «Чеченнефтехимпрома» и других предприятий (во всех есть доля Росимущества). Николай Старченко бодро рассказывал, что итог работы независимых директоров – это рост всех показателей: прозрачности, управляемости, выручки, прибыли...

А вот что касается регионов, где также множество акционерных госкомпаний, подобной программы почему-то нет. Среди южных регионов озаботились повышением качества управления только в Краснодарском крае, где разработали соответствующую «дорожную карту».

ОКДМ готова распространить этот опыт и на другие территории: в финале форума, при большом стечении телекамер Старченко подписал договор о сотрудничестве с президентом Торгово-промышленной палаты Пятигорска Людмилой Карташовой. Так что можно надеяться, что независимые топ-менеджеры скоро появятся и в госсекторе Ставрополья. Жаль только, что краевое Минимущества об этом узнает из газет: его представителей на форуме отчего-то не было.

1 Распечатать

Наверх