21 февраля 2013 951 0

Кто создавал подполье. Часть II

Часть 1 - http://kavpolit.com/articles/kto_sozdaval_podpole_v_kbr-324/

Часть 2

Далее, постараюсь в сжатой форме посвятить вас в показания самых осведомленных людей в отношении борьбы с терроризмом и экстремизмом не только в КБР, но и по ЮФО. А также сравнить изложенные в них обстоятельства с вымыслом обвинительного заключения следственной группы по уголовному делу, не имеющего под собой никакого основания, за исключением, может быть, выбитых оговоров, подтверждением чему являются фотографии, которые мы здесь представим, и сделаны они были в следственном изоляторе №1 г. Нальчика.

Ко всему мы приложим выписки из обвинительного заключения следственной группы, которая также смешно предоставляет письменные отказы обвиняемых от того, что эти побои ими были получены в момент допросов с пристрастием, а попросту пыток. Но и эти фальсификации я постараюсь развенчать.

Итак, из обвинительного заключения по уголовному делу о событиях 13 октября 2005 года КБР г. Нальчик: «В период с конца 1999 года по февраль 2005 года включительно жители Чеченской Республики Масхадов А. А. (это человек, который в первую Чеченскую кампанию командовал сопротивлением, с которым генерал Лебедь подписывал договор о прекращении боевых действий, и который затем на основании республиканских выборов стал законным по российским законам президентом республики) и Басаев Ш. С. (который также был одной из ключевых фигур в командовании сопротивления в первой Чеченской кампании, выдвигал свою фигуру на выборах в президенты Чеченской Республики), житель республики Ингушетия Горчханов И. И., житель Кабардино-Балкарской Республики Астемиров А. Э. (который был приглашен гособвинением как эксперт в отношении дела о признании экстремистским одного издания, о чем я писал ранее, написанного бывшим сотрудником милиции, то есть к этой личности госорганы относились как к человеку, имеющему знания по исламу и опирались на его мнение), а также иностранные граждане Хаттаб, Абу Аль-Валид, Абу Дзейт и другие, не установленные следствием лица (кстати, эта строка, как бы глупо она ни выглядела, вставляется везде, потому как, видимо, обвинению стыдно, что так мало людей могли организовать то, что хочет представить нам обвинение, где основание, что эти «не установленные» были или есть не важно...) на территории северокавказских республик создали и возглавили многочисленное организованное преступное сообщество (вам не напоминает обвинительные заключения миллионов погубленных жизней в конце 30-х годов, которые позже были реабилитированы).

Основными задачами руководителей и участников организованного сообщества являлись организация и осуществление вооруженных мятежей и террористических актов в целях насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации и нарушения ее территориальной целостности (и стоило ли тогда участвовать в выборах в главы республик) и образования на этой территории нового исламского государства (что имеет ввиду обвинение, когда упоминает слово «новое» — это то, что раньше на этой территории уже было исламское государство , или оно имеет ввиду новое по сравнению с шиитским Ираном, или то, что создание исламского государства само по себе преступно, не совсем понятно).

В этой связи, в период с первой декады декабря 2004 года по февраль 2005 года включительно, организаторы и руководители преступного сообщества в целях воздействия на принятие решений органами власти КБР о прекращении противодействия религиозному экстремизму и создании условий для беспрепятственного распространения радикального ислама, а также в целях воздействия на принятие решений органами государственной власти Российской Федерации о выводе субъектов Северокавказского региона из состава Российской Федерации для создания нового исламского государства и т.д.

При этом руководители и активные участники преступного сообщества для внушения членам преступной организации убежденности в необходимости проявления религиозной нетерпимости, ведения вооруженной борьбы с существующей государственной властью, осуществления насильственного зхвата власти и построения независимого иламского государства проводили идеологическую обработку, публично выступая на проповедях (вы только вдумайтесь, что тут пишет обвинение.

Почему же никто не был задержан и привлечен к уголовной ответственности за это, и если это было так, то чем занимались УБОП, Центр «Т». Но подобные несостыковки никого не волнуют, видимо. Кто-то может сказать, что это из показаний подсудимых. Хорошо, если обвинение опирается не на факты, а явно выбитые показания, в которых подсудимые говорили все, что угодно и соглашались со всем, чем угодно, лишь бы прекратить пытки и издевательства, а доказательством этому служат фотографии с побоями (см.ниже) и сами показания подсудимых, как, кто и где их пытал, то почему же в этой части с их показаниями не считаются?

Это равенство сторон? Или обвинительный уклон независимого суда? Или линия государства? А может исламофобия или кавказофобия? Что это? Каждый, видимо, сделает выбор сам, но одно понятно — что справедливость, честность и остальные идеалы, которыми якобы руководствуется вся юридическо-судебная система-миф), размножая и распространяя брошюры, листовки, аудио- и видеоматериалы, содержащие призывы к войне, чем культивировали у членов преступного сообщества жестокость и нетерпимость к общечеловеческим нормам морали (подсудимому Тохову во время пыток куском разбитой пепельницы вырезали кусок мяса из тела, положили ему же в рот и заставляли съесть, кому-то подключали ток к гениталиям, кому-то, если он отказывался говорить или соглашаться с тем, в чем его обвиняли, угрожали изнасилованием милицейской дубинкой с одетым на нее презервативом, видимо, это считается общечеловеческими нормами морали)».

В обвинительном заключении, да и в суде, гособвинение постоянно говорит «джамаат», пытаясь указать на то, что это какое-то преступное сообщество, хотя это всего лишь значит «община». Все чуждые слова — это что-то преступное, как и давно укоренившееся понятие, восприятие «лицо кавказской национальности — потенциальный преступник». Также гособвинению очень хочется, и оно упоминает «мятеж».

Но это был не мятеж, а восстание против беспредела силовиков в отношении общины мусульман, и о том, что оно произойдет, предупреждали ученые РАН. И подтверждением тому заявления и жалобы мусульман и их родных, предшествовавшие событиям, обо всем этом глубже упомянуто ранее.

Также в обвинительном заключении указывается: «участники были снабжены сотовыми телефонами». Вообще-то, телефоны есть у доброй половины человечества. Может и они тоже снабжены кем-то, кто готовит заговор? Эта избитая тема о том, что все вокруг России одни враги, не выдерживает никакой критики и попросту всем уже надоела.

Спортивная одежда, в которую было одето большинство восставших, описывается как «специальная экипировка». Любой — не только военный, но и охотник, — скажет, что спортивный костюм никоим образом не удобен как спецэкипировка для вооруженного человека. Фантазии следователей нет предела.

Особенно когда следователь в обвинительном заключении указывает, что у всех участников одной из групп было по триста патронов и по три гранаты, и при этом ни на одном из членов группы не было разгрузочного жилета, и большинство из них было в спортивных костюмах. Почему бы этому фантазеру не провести хотя бы следственный эксперимент — одеть спортивный костюм, рассовать по карманам триста патронов и три гранаты и пробежать метров сто-двести. Ко всему прочему, ни эта фантазия следователя, ни многие другие не подтверждаются ни показаниями подсудимых, ни материалами уголовного дела.

В общине мусульман все вели здоровый образ жизни и поддерживали физическую форму, как и большинство людей этой планеты, но и тут исламофобия и фантазия следователей не прошли бесследно, они указывают: «Для повышения выносливости и в целях боевой подготовки участники преступной организации активно занимались активной физической тренировкой». Вот только обвинение забыло указать, что многие были профессиональными спортсменами и даже участвовали в соревнованиях и приносили победы в копилку Росспорта.

Прежде чем вашему вниманию будут представлены показания сотрудников УБОП по КБР, Цента «Т» — теперь Центра «Э» по СКФО — хотелось бы оговориться и сказать, что самого факта восстания против беспредела силовиков, унижения достоинства и лишения прав никто не отрицает. Но все это стало возможным с непосредственным участием в главных ролях бывшего министра ВД Шогенова, некоторых его подчиненных, а также чиновников КБР, которые всячески пытаются уйти от ответственности, если государство даст им это сделать, то оно только потеряет в процентах доверия у народа. В Татарстане такой ошибки не допустили, после волнений, которые поднялись из-за смерти задержанного в одном из полицейских отделов – сняли все начальство.

Из показаний сотрудников Центра «Э» по СКФО, данных ими в суде:

том №1431

Сотрудник Центра «Э» по СКФО Машуков Аслан Гумарович, старший оперуполномоченный по особо важным делам.

Адвокат Ахметова М.Т: Вы обладали информацией о существовании в республике незаконных вооруженных формирований, приверженцев ваххабизма? Свидетель Машуков: Нет, не обладал (хотя кому, если не сотруднику Центра тогда «Т» обладать по роду деятельности такой информацией).

Подсудимый Миронов Э.В.: Вы говорите, что борьбой с экстремизмом в нашей республике вы не занимались, я правильно вас понял? Свидетель Машуков:: Да.

Подсудимый Миронов Э.В.: Там, где вы занимались, с тем, с кем вы занимались, была связь с мусульманами нашей республики? Свидетель Машуков:: Не помню такого случая (а вот следователи почему-то считают иначе, по меньшей мере странно, не правда ли?).

Сотрудник Центра «Э» Халилов Р.Б.

Гособвинитель Натбитова В.С.: Поскольку вы были аттестованный сотрудник Центра «Т», занимались оперативной работой, скажите, в чем она заключалась? Свидетель Халилов: В предотвращении и профилактике террористических актов. (Этот ответ говорит о том, что той обстановки, которую описывает обвинение, не было, но она практически мгновенно выросла. Из-за чего , что этому послужило, ответы будут в дальнейшем.)

Адвокат Абубакаров М.С.: Можете сказать, в КБР до 13 октября 2005 года проводилась борьба с религиозным экстремизмом? Свидетель Халилов: Мне не известно. (Соответственно, если бы он был, она бы проводилась)

Адвокат Ахметова М.Т.: Функционировало ли на территории КБР преступное сообщество, занимающееся террористической деятельностью, с которой Центр «Т» вел борьбу?Председательствующий: «О нахождении и деятельности такой организации на территории КБР вам что-нибудь известно до событий 13 октября 2005 года? Свидетель Халилов: Нет.

Подсудимый Миронов Э.В.: Вы говорите, что направлением вашей деятельности является борьба с терроризмом, скажите, вы этой борьбой занимались на территории КБР или в других регионах?Свидетель Халилов: Занимался там, где прикажут.

Председательствующий: Вы можете ответить, на территории нашей республики, или на территории сопредельных республик, или и там, и там? Свидетель Халилов: На территории КБР (ответ говорит о многом и не требует комментариев).

Сотрудник Центра «Т» ОМС №1 Садилков Андрей Викторович

Адвокат Абубакаров М.С.: Скажите, до 13 октября 2005 года велась борьба с религиозным экстремизмом? Свидетель Садилков: Нет (значит, если бы он был, то велась бы, и отчеты бали бы и прилагающееся).

Сотрудник Центра «Т» Шеожев Хажмурид Эмурзович

Подсудимый Миронов Э.В.: Меня интересует, были ли случаи, когда к похищению людей были причастны те личности, которые имели непосредственное отношение к общине мусульман КБР, ходили в мечеть, были приближенными к лидерам Мукожеву и Астемирову? Свидетель Шеожев: Из числа жителей КБР, приближенных к Астемирову, Мукожеву, у нас на учете не было. На территории Чечни такие лица были.

Председательствующий: «Сформулируйте вопрос по-другому». Подсудимый Миронов Э.В.: «Я не хочу формулировать вопрос так, как это выгодно вам, чтобы ответ был явным.Председательствующий: «Вопрос в такой форме, как вы задали, снимается судом. Свидетель, скажите, была ли информация у сотрудников Центра «Т» или у вас лично о готовящемся нападении на правоохранительные органы, в частности, в 2005 году? Свидетель Шеожев: Такой информацией я не обладал, сотрудники нашего отдела тоже не обладали (а это значит или сотрудники плохо работали, и к ним должны быть применены меры наказания, либо нужно выяснить, почему вдруг за оружие взялись те, кто его никогда не держал в руках).

Начальник отдела Центра «Э» Главного Управления МВД РФ по СКФО Индреев Хачим Хасанович

Председательствующий: На 13 октября 2005 года где и кем вы работали? Свидетель Индреев: Начальником информационно-аналитического обеспечения Центра «Т».

Подсудимый Миронов Э.В.: По роду вашей деятельности до 2004 года вам известны такие фамилии, как Астемиров Анзор, Мукожев Мусса? Свидетель Индреев: Фамилии я может и слышал, но по роду своей деятельности в Центре «Т» на тот период времени, в основном, работал по Чечнской республике и республике Ингушетия, поскольку там были события 22 июня. На тот период КБР считалась наиболее стабильной и такого внимания со стороны Центра «Т» не было уделено, чтобы конкретно знать этих лиц. А Мукожев и Астемиров считлись не столько оппозиционерами, сколько людьми с иным мнением.

Подсудимый Миронов Э.В.: То есть, у вас в базе находятся люди, только те, которые ранее совершали подобные преступления?

Свидетель Индреев: В основном да.

Подсудимый Миронов Э.В.: То есть, те, которые взрывали, стреляли, захватывали власть?

Свидетель Индреев: Да.

Подсудимый Миронов Э.В.:: В КБР кто в таких списках был?

Председательствующий: Вопрос снимается.

Свидетель Индреев: В КБР на тот период такой угрозы практически не было, все наши усилия были направлены на Чеченскую республику, Ингушетию и Дагестан.

Председательствующий:До 2004 года можете сказать, что тот же Мукожев, Астемиров и их близкое окружение имели связь с лидерами Чеченского сопротивления, с Масхадовым, Басаевым, такая информация была?

Свидетель Индреев: Эти фамилии я слышал, но конкретно мне об этом не было известно, только от посторонних лиц, что наши якобы оппозиционеры сторонятся и чеченских, и ингушских лидеров. В начале именно такое мнение и существовало, что они не хотят с ними объединяться, у них свои взгляды.

Подсудимый Сасиков А.Х.: скажите, ваше управление имеет какие-либо контакты с Духовным Управлением мусульман по сфере направленности вашего отдела?

Свидетель Индреев: Один раз к нам приезжал Сижажев, если у сотрудников имелись вопросы, он как представитель отвечал на них, по-моему, в прошлом году(допрос был в 2010, значит, представитель ДУМ КБР приезжал в Центр «Э» только в 2009 году).

Подсудимый Сасиков А.Х.: То есть, за время вашей работы Сижажева вы видели один раз?

Свидетель Индреев: Да.

Подсудимый Мидов М.А.:Запрещен ли в соответствии с ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» «ваххабизм», нетрадиционный ислам, радикальный ислам, и по ним имеются вступившие в силу судебные решения?

Свидетель Индреев: По крайней мере, я такого списка не видел, но, наверное ведется определенный перечень, куда попадают такие организации.

Подсудимый Мидов М.А.: Есть ли федеральный список Минюста РФ, в этом списке находятся данные течения?

Свидетель Индреев: Я не знаю об этом.

Подсудимый Мидов М.А.: То есть, вы не знаете, признаны они экстремистскими или нет?

Свидетель Индреев: Я не знаю, что «Ваххабизм» запрещен.

Подсудимый Мидов М.А.: В ходе вашей деятельности в Центре «Т», до этого в РУБОПе, зафиксированы ли на территории КБР религиозные экстремистские организации?

Свидетель Индреев: Мне об этом не известно.

Подсудимый Мидов М.А.: По базе Антитеррор Мукожев Мусса, Астемиров Анзор, Гулиев Марат проходили до 2005 года?

Свидетель Индреев: Именно такого не было внесено. Именно прохождение в базе данных об этих лицах мне не известно, если это занесено, то не СК РУБОП и не Центром «Т». (Разве это не одно из опровержений обвинительного заключения, которое составлено из оговоров подсудимых, сделанных ими во время пыток?)

Подсудимый Мидов М.А.: Вам известно, какое процессуальное положение по тому уголовному делу, по факту нахождения на территории КБР Басаева в 2003 году, имел Мукожев?

Свидетель Индреев: Не знаю, если бы он был как организатор, мне наверное было бы известно об этом.

Адвокат Гажонов К.И.: Скажите, функции Центра «Т» заключаются в том, чтобы предотвращать терроризм не только в КБР, но и по всему Северному Каказу? Такой Центр «Т» был организован по всему Северному Кавказу, и он находился в г.Нальчике? Других Центров «Т» нет в регионе?

Свидетель Индреев: Нет, он один.

Адвокат Гажонов К.И.: У вас в аналитическом отделе были данные о том, что подсудимые по данному уголовному делу имели связь с террористом №1 Басаевым?

Свидетель Индреев: Нет, нам даже не были знакомы их фамилии. (Это также доказывает, что у Центра «Э» не было основания разрабатывать членов джамаата КБР, хотя УБОП напичкал следствие справками, что подсудимые стояли у них на учете. Тогда возникает логичный вопрос: а почему тогда стало возможным вооружение молодежи таким огромным количеством оружия, и почему за это никто из силовиков на всех уровнях не понес наказания?)

Адвокат Абубакаров М.С.: Что вы можете пояснить суду про учет лиц, исповедующих радикальный ислам или приверженцев радикального течения «ваххабизм»?

Свидетель Индреев: Такой учет не велся, это не предусмотрено. (Однако, вопреки всему, эти злосчастные списки, от которых в показаниях отказываются сотрудники силовых структур, существовали, но они были незаконны и говорили о явной дискриминации , предвзятости. Несколько копий уголовного дела мы предоставим для обозрения.)

Адвокат Абубакаров М.С: Что вам известно о том, что такой учет велся оперативными службами и отделениями МВД, может быть вашим Центром?

Свидетель Индреев: Нет.

Тимошевский Александр Александрович, оперуполномоченный по особо важным делам информационно-аналитического отдела Центра «Э».

Подсудимый Мидов М.А: Вы сказали, что представители Духовного Управления мусульман вели разъяснительную работу с вашими сотрудниками. Скажите, они вам разъясняли, сто такое «Ваххабизм, радикальный ислам, нетрадиционный ислам?

Свидетель Тимошевский: В какой-то степени, да.

Подсудимый Мидов М.А: Сможете сказать, что такое «Ваххабизм», так как это разъяснялось Духовным управлением мусульман КБР?

Свидетель Тимошевский: С уст Духовного Управление это разъяснялось, как одна из радикальных форм течений, которые имеются в исламе суннитского направления. (Если Духовным управлением именно так разъяснялось, то это говорит о неграмотности разъяснявшего. Любые ответвления, секты, течения, как в исламе, так и в христианстве имеют самоназвание. Например, в христианстве адвентисты седьмого дня, пятидесятники, католики, лютеране, православные, протестанты и т.д. В исламе сунниты, шииты, суфии, кадариты, рафидиты и т.д. Но не известно, чтобы кто-то заявлял, что они «ваххабиты». Так называют тех, кто исповедует религию ислам фундаментально, не привнося в нее новшества. Однако фундаментальность заключается не в террористических актах, как это преподносят оппоненты и недруги, а в утверждении истинности учения без искажения, что подчас не устраивает муфтият, поскольку он не приемлет неподчинения.)

Подсудимый Миронов Э.В.: Нас обвиняют в желании построить Шариат, в свете этих обвинений хотел бы у человека, который занимался аналитикой, узнать, , исходя из ваших знаний в исламе, Уголовного Кодекса, скажите, человек, который в мечети говорит, что он мусульманин, и считает, что законы Шариата правильные, но при этом он не говорит, что надо взрывать, стрелять, делать переворот, это считается переворотом? (Кстати, если христианин не считает, что законы Бога превыше всех остальных, то он уже не верующий, а лицемер. Однако при всем при этом мы живем в светском государстве и не уезжаем в арабские страны, и это говорит о многом.)

Председательствующий: Вопрос снимается. Данный свидетель не имеет отношения к формулировке предъявленного вам обвинения. (Мне же кажется, что сотрудник отдела аналитики Центра «Э» обязан знать ответ. Почему же судом такие вопросы снимаются?)

Подсудимый Миронов Э.В.: Почему снимается? Это непосредственно его работа. Мне, например, предъявляют, что я хотел вооруженным путем свергнуть власть, я считаю ее неправильной, но до 2005 года никому ни одного слова не сказал об этом. Почему я везде стою на учетах? (У кого-то из читающих может возникнуть саркастический вопрос, а что же это было? Я лично считаю, что это было восстание против беспредела и репрессий силовиков, пролоббированных, по меньшей мере, бывшим министром ВД Шогеновым.)

Том №1432

Михайлов Леонид Александрович, следователь СК СУ при прокуратуре РФ по Московской области, член следственной группы по данному уголовному делу.

Подсудимый Миронов Э.В.: Вы исключительно слова свидетелей вносили в показания, от себя ничего не добавляя, убавляя, я правильно вас понял?

Свидетель Михайлов: Да, либо дословно.

Подсудимый Миронов Э.В.: Вам известно что-нибудь о течении «ваххабизм»? Кто такие «ваххабиты»?

Председательствующий: Подсудимый Миронов, у вас с чем связан этот вопрос к свидетелю? Свидетель на предварительном следствии показаний не давал, протоколов его допросов в материалах уголовного дела нет.

Подсудимый Миронов Э.В: Ваша честь, здесь было достаточно людей, которых этот следователь допрашивал. Эти свидетели говорили, что не говорили слов «ваххабизм», как и про тюрбаны и т.д.

Председательствующий: Подсудимый Миронов Э.В., это вопрос оценки показаний свидетеля.

Подсудимый Миронов Э.В.: Чтобы оценить показания свидетеля, я должен их выяснить.

Председательствующий: Подсудимый Миронов Э.В., не вступайте со мной в пререкания. (Довольно сложно, если вообще возможно, в такой ситуации выяснить правду). Свидетель, были ли случаи, чтобы в протоколах свидетелей, которые составляли вы, допрашиваемое лицо не пользовалось терминологией «ваххабизм», а вы ее использовали самостоятельно? (Вопрос, подсказывающий ответ.)

Свидетель Михайлов: Нет. (И, тем не менее, этот ответ не меняет действительности, она отмечена в допросах на суде).

Подсудимый Миронов Э.В.: Как вы объясните, что в протоколах допросов, которые проводили вы, термины «ваххабизм», «носили тюрбаны», «стойки в позе мусульманина, вышедшего на тропу войны» и т.д. свидетели не подтверждают? Это ваше свободное изложение, фантастика, начитались в Москве, в переходе чего-то?

Председательствующий: Вопрос снимается.

Подсудимый Миронов Э.В.: На основании каких сведений вы решили, что действует банд подполье, связанное с Басаевым и т.д.? (Вопрос по адресу, ведь именно эти следователи писали обвинительное заключение).

Председательствующий: Вопрос снимается.( Очень сложно выяснить истину, если ее не дают выяснить у тех, кто непосредственно занимался следствием, расследованием, если это можно так назвать, учитывая фотографии с избитыми лицами подследственных и их медицинским освидетельствованием).

Подсудимый Миронов Э.В.: На основании какой информации вы, предъявляя обвинение, зачитывали «из числа радикально настроенной молодежи»?

Председательствующий: Снимается вопрос. (Подсудимые, видимо, не в праве знать, откуда, из каких источников, на основании чего составлено обвинение, если сотрудники Центра «Т» отрицают то, что предъявляет обвинение. Ну а снимание вопросов и противодействие суда выяснению оснований составления предъявленного обвинения говорит только об одном).

Тупольский Александр Вячеславович, заместитель командира отряда милиции специального назначения №1

Адвокат Ахметова М.Т.: На территории КБР была создана преступная организация по вашим данным?

Председательствующий: Прошу уточнить, о какой преступной организации вы спрашиваете?

Адвокат Ахметова М.Т.: Бандформирования или любое преступное сообщество на территории КБР в период с 1999 года по 2005 год?

Свидетель Тупольский : Я такими сведениями не располагаю.

Подсудимый Сасиков А.Х: В связи с направлением работы Центра бывают разъяснительные работы Духовного Управления мусульман с вашим личным составом и с вами лично?

Свидетель Тупольский: Нет.

Губашиев Хамидби Муоедович, в то время работал старшим оперуполномоченным по особо важным делам Центра по противодействию терроризму в ЮФО.

Подсудимый Миронов Э.В.: Течение «ваххабизм» запрещено на территории России?

Свидетель Губашиев: Нет. (Ответ правильный, но почему познания в этой области у сослуживцев иногда кардинально расхожи?)

Подсудимый Миронов Э.В..: Течение «радикальный ислам» существует?

Свидетель Губашиев: Нет. (Ответ верный, и сразу возникает резонный вопрос: если закон не оговаривает, какое течение ислама запрещено, то силовые структуры имеют право выбора на свое усмотрение).

Подсудимый Миронов Э.В..: Вы не занимались борьбой с терроризмом, ровно, как и с «ваххабизмом»?

Свидетель Губашиев: Борьбы с ваххабизмом нет, есть борьба с терроризмом.( Абсолютно согласен, вот только откуда списки учета, предоставленные следствию УБОПом?)

Подсудимый Миронов Э.В..: То есть, борьба с «ваххабизмом» не происходила по той простой причине, что таковых на территории нашей республики не было?

Свидетель Губашиев: Нельзя бороться с «ваххабизмом».

Подсудимый Миронов Э.В..: Существовали в нашей республике люди, которые исповедовали «ваххабизм»?

Свидетель Губашиев: Я не знаю.

Шебзухов Анзор Хасанбиевич, в тот период работал заместителем начальника Центра «Т».

Адвокат Ахметова М.Т.: Например, в предъявленном нам обвинении указано, что Кабардино-Балкарский сектор Северо-Кавказского фронта? (По некоторым данным, объявлен Астемировым только весной 2006 года).

Свидетель Шебзухов: Нет.

Магомедов Мавлудин Ибрагимович, с 2004 года по 2007 год работал в Центре по борьбе с терроризмом в г.Нальчике, в основном работал у себя в Дагестане, один раз выезжал в Нальчик.

Адвокат Абубакаров М.С.: Вы можете нам пояснить про учет лиц, исповедующих «ваххабизм» здесь, в Кабардино-Балкарской республике?

Потерпевший Магомедов: То, что здесь творится, мне не известно, такой учет был здесь или нет. Я могу сказать о том, что у нас в Дагестане творится.

Адвокат Гажонов К.И.: Вы сказали, что работали в Дагестане и по Кабардино-Балкарии. В связи с вашим опытом вы как-то различали этих «ваххабитов», которых называете экстремистами в то время: по одежде, по поведению, или как-то? (Тут есть ошибка адвоката, его незначительная невнимательность к пояснению потерпевшего,- он говорил, что был в Нальчике один раз, а это значит, что у него не может быть опыта сравнения, а вот негатив личный в ответе прослеживается).

Потерпевший Магомедов: Да. Не знаю, как у вас, но у наших «ваххабитов» усы бритые, короткие штаны, у них свои жесты, по разговору их тоже можно отличить.

Председательствующий: Уточните, потерпевший, вы говорите о лицах, проживающих в Дагестане, правильно мы поняли?

Потерпевший Магомедов М.И.: У них все одинаково, и те «ваххабиты», и эти «ваххабиты», особо таких различий нет.

Подсудимый Миронов Э.В.: Вы какими законами руководствуетесь, когда боретесь с «ваххабизмом»?

Потерпевший Магомедов М.И: Законом «о терроризме», всеми законами.

Председательствующий: Уточните, потерпевший, почему вы боролись с таким течением, как «ваххабизм», что было противозаконного в этом течении? (Опять же, утверждается о том, что такое течение есть, а кто себя так называет?)

Потерпевший Магомедов М.И: В течении «ваххабизм» такого противоречия нет. Есть противоречия в том, что они делают незаконно. Члены этой группировки «ваххабизм» занимаются незаконными действиями. (Да, логика железная, тогда нужно создать отдел по борьбе с христианством всех его ответвлений и других конфессий, если установлено, что кем-то из их числа было совершено преступление).

Председательствующий: Уточните, потерпевший, сам факт того, что человек исповедует «ваххабизм», это являлось предметом ваших проверок, вашей борьбы с ним?

Потерпевший Магомедов М.И: Указание от руководства сейчас поступило – от того, что он в рамках закона проповедует, нам их не преследовать. (Этот ответ недвусмысленно говорит, что до этого преследовали всех, кого считали «ваххабитами», а теперь поступило иное указание). Если в их действиях есть что-то противозаконное, тогда конечно. (Несомненно, что такие указания должны были быть сразу, а не после таких трагических моментов, когда сделаны выводы, что массовые репрессии необоснованны, незаконны и чреваты эмоциональным взрывом масс).

Подсудимый Миронов Э.В.: Если человек не носит бороду, не стрижет усы, не носит короткие брюки, не показывает какие-то жесты, но при этом он не испытывает неприязнь к вам как к сотрудникам или что-то еще, его можно считать «ваххабитом»?

Потерпевший Магомедов М.И: Его можно считать бандитом. (Да, как бы председательствующий не пыталась вытащить потерпевшего, он тупо сам лезет и доказывает, что как он сам, так и все остальные сотрудники подвергали и подвергают репрессиям только за то, что люди одеваются не так, как кто-то считает правильным, их считают бандитами только на этом основании). В основном все, кто входит в это течение «ваххабизм», они и есть бандиты. (Железная логика, можно себе представить, когда этот человек не в суде, а с оружием разгуливает, от него проблемы, которые увеличивают общую нестабильность).

Подсудимый Сокмышев З.А.: Законодательством Российской Федерации является ли запретным вообще «ваххабизм»?

Потерпевший Магомедов М.И: Насколько мне известно, — нет, но экстремизм – да.

Председательствующий: Уточните, потерпевший, а вы про какой учет сейчас говорите?

Потерпевший Магомедов М.И: В одно время, еще в начале, когда возродился у нас этот «ваххабизм», и составлялся учет лиц, которые поддерживали этот «ваххабизм». И сейчас команда такая поступила, что, если он не поддерживает экстремизм, их с учета снимать, как обычно проверять их, беседы с ними можно проводить, а так чтобы не беспокоили их. (Ну, во-первых, неграмотность сотрудника налицо. Невозможно возрождать то, чего не было, а «ваххабизм» — термин новый, его не было раньше. Во времена коммунистов священнослужителей называли арабистами и репрессировали так. Со списками все понятно: они все же были и есть. Ну а чем обычно заканчиваются «простые беседы», всем хорошо известно – либо травматологией, либо уходом в лес).

Председательствующий: Давайте уточним. Потерпевший, вы нам сейчас говорите о списках, об учете. Мы правильно поняли, что это на территории Дагестана? (Неудачная попытка снова вытащить сотрудника от ненужного следствию ответа, но, видимо, забыли, что до этого он пояснил, что управление, которому он подчинялся, было в г. Нальчике, а значит специфика работы идентична).

Потерпевший Магомедов М.И: Да.

Подсудимый Ахкубеков А.С.: Тактика и методы вашей работы и работы сотрудников Кабардино-Балкарии идентичны, одинаковы, или есть другие законы?

Потерпевший Магомедов М.И: Если они придерживаются закона, конечно одинаковы.

Дагиров С.А., сотрудник Центра «Т», на момент событий оперуполномоченный.

Адвокат Абубакаров М.С.: Что вы можете пояснить, учитывая то, что вы работали на тот период оперативным работником Центра «Т», по поводу учета лиц, исповедующих ислам? По документам они проходят, как лица, приверженцы радикального течения «ваххабизм», это также и по вашим документам. Что это за учет, как велся, для чего?

Свидетель Дагиров С.А: Я не знаю, я не занимался учетами.

Адвокат Абубакаров М.С: А вам вообще известно, что ваши коллеги этим занимались?

Свидетель Дагиров С.А: Коллеги может и занимались, но это секретная информация, они не говорили. У меня другое подразделение.

Адвокат Абубакаров М.С: А в вашем другом подразделении какой род деятельности?

Свидетель Дагиров С.А: Я не могу вам сказать этого.

Председательствующий: Потерпевший, направление вашей деятельности как-то обозначьте.

Свидетель Дагиров С.А: Я могу пройти и судье сказать.

Адвокат Абубакаров М.С: Если этот вопрос не снимается, я просил бы потерпевшего ответить на него.

Свидетель Дагиров С.А: Я не могу сказать.

Председательствующий: Уточните, потерпевший, мы правильно поняли, вы занимались какими-то техническими мероприятиями, вопросами техники?

Свидетель Дагиров С.А: Да. (Ответы витиеватые, «зашифрованные», но нетрудно понять, что речь идет об отделе прослушки. Он один такой зашифрованный на территории Центра «Т», теперь Центра «Э»).

Адвокат Абубакаров М.С.: ваша деятельность включает в себя какую-то гостайну, почему вы не можете о ней сказать?

Председательствующий: Уточните, потерпевший, это секретная информация?

Свидетель Дагиров С.А: Да.

(Ну а дальше начинается интересный момент. Тут, видимо, от пенсионной скуки, потерпевшего понесло, пока обвинение, шокированное показаниями, не стало всячески мешать допросу и намекать потерпевшему, что он говорит лишнее. Но это очень важные показания, учитывая, что отдел, где работает потерпевший, секретный и, к тому же, технический).

Адвокат Абубакаров М.С.: А известно вам о закрытиях мечетей в республике и в городе до событий 13 октября и причинах закрытий?

Свидетель Дагиров С.А: Известно. Бывший министр МВД Шогенов закрывал мечети, плохо относился к этому течению. Это я знаю, ребята говорили. (То есть, сотрудники Центра «Т» говорили о том, что это делает Шогенов). В связи с этим были списки . (Вот, все же всплыло, что списки, которые были незаконны и поэтому активно скрываются другими сотрудниками, действующими, все же были). Это оперативники с МВД КБР, знакомые ребята говорили. ( Да, эти люди к истинной информации происходившего в МВД КБР ближе, но уверенность в показаниях не оставляет сомнения, что технические возможности места работы потерпевшего утвердили его в том, о чем он говорит).

Адвокат Абубакаров М.С: Это его личное отношение было к этому течению?

Свидетель Дагиров С.А: Да, его личное отношение было. Я по слухам от ребят слышал. (Чтобы дать такой ответ, нужно было быть убежденным в этом наверняка, а что же касается второй половины — так это попытка снять ответственность с себя одного и пояснить, что это мнение как минимум большинства сотрудников, которое обсуждалось и не скрывалось в то время).

Адвокат Абубакаров М.С: И поэтому такое преследование было по отношению к ребятам?

Свидетель Дагиров С.А: Да, вроде так. (Само собой, такие правдивые показания — это огромная редкость, возможно, это связано с тем, что дающий показания сотрудник Центра «Э» на момент допроса уже 4 года как на пенсии).

Адвокат Абубакаров М.С: Вам известно, в связи с чем у экс-министра внутренних дел Шогенова было неприязненное отношение к лицам, исповедующим ислам? Вы сказали, что это его личное отношение. Вам известно, с чем оно было связано?

Председательствующий: Уточните, потерпевший, мы правильно поняли ваши показания, вы сказали, что министр внутренних дел плохо относился к течению «ваххабизм»?

(Почувствовав небольшое давление, Дагиров попытался идти на попятную, но это привело к раскрытию еще большей тайны).

Свидетель Дагиров С.А: Нет, вы неправильно поняли. Я сказал, что не плохо относился, а по своей службе… Я хотел так сказать. Я сказал не то, что мне лично известно. Со слухов. Просто я так выразился, первый раз в судебном заседании.

Председательствующий: Тогда уточните, что вы имели ввиду?

Свидетель Дагиров С.А: По слухам оперативных работников (это как минимум по разговорам) МВД КБР слышал (а может все же из данных прослушки или приказов), что есть такое «ваххабитское» течение, преследуется… (Вот все же «шило в мешке не утаишь». Преследование это ответ на мотив событий).

Председательствующий: У нас ведется протокол судебного заседания, и ваш ответ записан в протокол.

Свидетель Дагиров С.А: Я понял. Я знаю.

Откровенно говоря, это самые интересные показания, вне зависимости от того, откуда эта информация у сотрудника из отдела технических мероприятий, из прослушки или со слов сотрудников МВД КБР. Понятно, что такие вещи не говорятся «от фонаря», не берутся «с потолка», — это серьезней, чем может показаться на первый взгляд.

Вот такие показания давали сотрудники Центра «Т», бывшего РУБОПа – Регионального Управление по Борьбе с Организованной Преступностью – и очень сомнительным представляется, что эти профильно одинаковые службы, я имею ввиду еще и УБОП МВД по КБР, не обменивались информацией в отношении профиля работы. Однако после переименования РУБОПа в Центр «Т» и смены его профиля на борьбу с терроризмом, который стал значительно актуальней, нежели борьба с оргпреступностью, которая фактически сошла на нет, помогло РУБОПу-Центру «Т» не стать расформированным и продолжить свою деятельность. УБОП МВД по КБРбыл на грани расформирования, и тут интересы совпали с интересами министра ВД Шогенова.

В своем повествовании я постараюсь быть максимально простым и доступным для понимания читателями любого уровня, исключая заумные фразы, которые многих лишают возможности понять до конца суть читаемого.

Ни до событий, ни теперь судом «ваххабизм» не признан экстремистской организацией, не является запрещенным к исповеданию. Однако, по какому-то умозаключению или распоряжению экс-министра ВД КБР такой учет велся. Это само по себе является дискриминацией незаконным расследованием.

У Шогенова в этом учете был двойной интерес: во-первых, разрушить общественное объединение, которое по количеству и влиянию не имело в республике противовеса, в влиянии, как на политические процессы, в том числе, в выборах президента республики и т.п.

Во-вторых, создав фантом экстремистско-террористической организации, Шогенов рассчитывал на совершенно иные материальные поступления на борьбу с этим фантомом. Восстановление угасающей значимости было необходимо и УБОПу МВД по КБР.

Данная структура вышла победителем в борьбе с ОПГ де-юре, а де-факто заменила собой ОПГ, смешав законную и незаконную деятельности в одно неделимое целое. Однако официально УБОП терял актуальность и был на грани расформирования. На этом основании создание фантомной угрозы обществу и государству было необходимо для выживаемости подразделения.

Однако ранее приведенные показания сотрудников Центра «Т» утвердительно убеждают нас в том, что никакой опасности на территории КБР не было. Не было ни экстремистской, ни террористической, а иначе они были бы в курсе и обязательно работали бы в направлении предупреждения возможной опасности. Сравнение показаний сотрудников Центра «Т» и УБОПа дает ясное понимание того, что дискриминация, которая включала в себя совокупность нарушения прав граждан и уголовно наказуемых деяний сотрудников УБОП привели к естественному возмущению чести и достоинства молодежи и привели к восстанию против этой целенаправленной тирании, унижений, как физических, так и психологических.

В дальнейшем после предоставления на суд читателей и сравнения показаний сотрудников УБОПа с показаниями сотрудников Центра «Э», правопреемником Центра «Т», мы ознакомим вас и с тем, что было сделано притесняемыми, к каким законным методам они прибегали и какую «защиту» получили от надзирающих органов, которые в республике являются одной из составляющих круговой поруки беззакония представителями закона.

Перед тем как продолжить освещение, теперь уже показаний сотрудников УБОП МВД РФ по КБР, хочу чтобы читатель прочел о работе УБОПа в другом регионе и по другому преследованию, а во время чтения в место антифашистов мысленно замените на «ваххабитов».

За что расформировали УБОПы

«Общероссийское упразднение управлений по борьбе с организованной преступностью неприятно коснулось каждого из работающих в кировском подразделении. Большинство из служивых заявляют, что спешно «ищут работу на гражданке», ведь «не идти же опером в райотдел». Хотя большинство из них понимает, что все-таки останутся в милиции хотя бы ради выслуги лет.

- Сообщение о расформировании подразделения было для нас настолько шокирующим, — говорит один из источников газеты, — что большинство в тот же вечер… напились. Пили, скажу честно, до выходных, и в выходные — и к понедельнику проморгались с трудом. Но лучше не стало: привычной работы не то чтобы нет, но она никому теперь не нужна, да и большинство кабинетов опечатано — а это оскорбительно. Так что пойдем, ударим еще сегодня по пивку.

Действительно, в большинство своих кабинетов сотрудники УБОПа войти не имеют права.

- Вы знаете, что может быть у хорошего опера в сейфе? — спрашивает собеседник газеты, из тех, что в «теме», отвечая на вопрос газеты: зачем опечатали? И сам себе говорит: от оружия до наркотиков. А еще есть материалы, полученные в процессе оперативной работы, документы секретные и для многих опасные или, в лучшем случае, неприятные. Но… никому теперь не нужные. А, стало быть, они в любой момент могут получить широкую огласку, например, быть обнародованными через вашу же газету… А что? Наработано, да никому не нужно.

При этом допустить утечки информации не хотят ни сами граждане, на которых имеется компромат, ни, в большинстве случаев, руководство УВД (по одной из версий причиной увольнения с должности бывшего начальника УБОПа Николая Кощеева стала его «милицейская презентация» «сильных местного мира» новому руководителю Кировского УВД генерал-майору Бучневу). Источник «Наблюдателя» посоветовал припомнить не так давнишнее расформирование управления налоговой полиции, после которого несколько дней во дворе почившего подразделения горел костер, в котором сжигалось то, что большинству знать не положено».

Так Кировская газета «Вятский наблюдатель» описывает последствия ликвидации УБОПов. Действительно, какая трагедия – пойти опером в райотдел! Однако, думаем, у читателей поубавится жалости к УБОПам после прочтения поступившего примерно в те же дни материала из Ижевска – что же на самом деле представляют собой эти невинные агнцы.

«В Ижевске (Удмуртская Республика) УБОП при МВД Удмуртской Республики развязал настоящие репрессии против молодых людей, придерживающихся антифашистских взглядов. С начала года по заявлениям местных неонацистов и инициативе оперативников УБОП в общей сложности было заведено семь уголовных дел.

Вину за совершение всех этих преступлений милиция пытается возложить на молодых людей, которых считает причастными к антифашистскому движению. При расследовании дел сотрудники УБОП не гнушаются применять противозаконные методы. Они пытают, избивают, запугивают и оскорбляют подозреваемых, свидетелей с их стороны, а также членов их семей и коллег.

Так, 5 марта утром был задержан и доставлен в здание УБОП молодой человек по имени Александр. В течение семи часов оперативники УБОП пытались заставить его признаться в том, что он, угрожая ножом, отобрал фотоаппарат у местного неонациста, который был, ранее судим за нанесение нацисткой символики на здание Еврейского культурного центра.

В ходе допроса сотрудники УБОП избивали подозреваемого, закованного в наручники, заставляли стоять на «растяжке» в течение нескольких часов, оскорбляли нецензурной бранью, угрожали расправой. В этот же день был проведен обыск дома у молодого человека. В ходе него были изъяты личные документы подозреваемого. Фотоаппарат Александра никакого внимания оперативников не привлек.

Этот факт красноречиво свидетельствует о настоящих целях обыска. Позже оперативники УБОП стали инкриминировать молодому человеку совершение еще двух преступлений – нанесение побоев двум неонацистам, один из которых оказался ранее судимым за нападение на десятилетнего ребенка. В ходе четырехмесячного следствия была установлена непричастность подозреваемого к совершению данных преступлений.

В 9 утра 3 июля из своего дома в здание УБОП был доставлен молодой человек по имени Андрей. При этом без объяснения причин оперативники сразу надели на него наручники и изъяли сотовый телефон. После чего в течение 8 часов подвергали его настоящим пыткам: руки застегнули наручниками за спиной, надели на голову плотный мешок, наносили удары ногами в область паха и почек, угрожали пистолетом.

При этом молодой человек проходил по делу в качестве свидетеля. После того, как он отказался давать выгодные для сотрудников УБОП показания, они сделали его подозреваемым. Потерпевшим вновь оказался ранее судимый за вооруженное нападение на человека неонацист.

8 сентября по повестке в Первомайский РОВД был вызван Александр, которого ранее подозревали в грабеже фотоаппарата. Без объяснения причин его поместили и продержали всю ночь в камере размером два на два метра с бетонными полом и стенами, без скамеек.

Кроме того, ночью сотрудники РОВД брызнули в камеру газ «Черемуха». Отпустили его только 9 сентября в 15.00, так и не проведя никаких следственных действий. На следующий день он вновь был вызван в РОВД и был допрошен в качестве свидетеля по факту нанесения побоев очередному неонацисту.

С 10 по 12 сентября в здании Октябрьского РОВД, а затем УБОП пытали молодого человека по имени Матвей. Для издевательств над ним специально были вызваны бойцы ОМСН. Они били молодого человека в солнечное сплетение, в область почек, поясницы, затылок. Угрожали табельным оружием.

Кроме того, ночью у него дома был проведен незаконный обыск, в ходе которого оперативники УБОП изъяли одежду подозреваемого. Своими действиями сотрудники органов добивались признания молодого человека в том, что он совершил грабеж, отобрав футболку (!) у нациста.

11 сентября около 16.00 прямо с работы в здание Октябрьского РОВД был доставлен выше упоминавшийся Андрей. Его допрашивали весь вечер и ночь, добиваясь признания в совершении данного преступления. К нему также был применен весь арсенал «спецсредств» оперативников УБОП: избиение, угрозы огнестрельным оружием, подлог документов. Также был проведен незаконный обыск, в ходе которого милиционеры изъяли его одежду и обувь.

Все эти бесчинства оперативники УБОП творят, несмотря на наличие у всех подозреваемых алиби. По всем фактам нарушения закона со стороны оперативников УБОП направлены заявления в Прокуратуру Удмуртской Республики.

Репрессии со стороны сотрудников УБОП не ограничиваются уголовными преследованиями. Например, 19 апреля перед входом в один из местных клубов силами УБОП и ОМСН были задержаны 54 человека. Всех задержанных положили на асфальт, подвергли незаконному обыску и били резиновыми дубинками. После чего доставили в здание УБОП.

Главная причина задержания – подозрения оперативников УБОП в том, что в клуб собираются прийти люди с антифашистскими убеждениями. Все молодые люди и девушки, таким образом попавшие в поле зрения оперативников, были занесены в картотеку экстремистов и поставлены на учет в РОВД как члены «антиобщественных организаций».

Во всех случаях «претензии» со стороны оперативников УБОП вызывали в первую очередь антифашистские взгляды подозреваемых. Напомним, что в 2007 году ижевские неонацисты убили Стаса Корепанова: молодого человека, не причастного ни к каким политическим движениям. Практически все участники убийства – несколько десятков человек — были установлены. Однако наказание понесли лишь двое. Сейчас ижевские неонацисты не только активно помогают оперативникам УБОП, но и чувствуют свою полнейшую безнаказанность, публично угрожая проблемами с милицией.

Мы, молодые люди, отрицающие ценности неонацистов, не можем мириться со сложившейся ситуацией. Призываем всех наших единомышленников выразить солидарность и поддержать наши требования к Прокуратуре и МВД Российской Федерации, Удмуртской Республики прекратить незаконное преследование невиновных людей со стороны сотрудников УБОП при МВД УР, положить конец позорному сотрудничеству правоохранительных органов и неонацистов города Ижевска».

Показания сотрудников Центра «Э» по КБР, правопреемника УБОПа, а также сотрудников из некоторых других отделов города Нальчика.

Том №1402

Болиев Анзор Хачимович На момент событий 13.10.05 начальник криминальной милиции МВД КБР

Адвокат Абубакаров М.С.: Вы говорили, что до 13.10.2005г. были зачистки адресные по месту жительства лиц, исповедующих радикальный ислам. Какие-нибудь другие мероприятия в отношении таких лиц были?

Свидетель Болиев: Я не говорил, что были зачистки. Я говорил, что были адресные проверки.

Адвокат Абубакаров М.С: Как велся учет этих лиц?

Свидетель Болиев: Проводились розыскные мероприятия в отношении этих людей, я не могу сказать, какие и как. Ряд людей доставлялись в отделы, с ними проводились беседы.

Адвокат Абубакаров М.С: Как велся сам учет? Были списки?

Свидетель Болиев: Да. Имелся список лиц, исповедующих радикальный ислам. (Вот, все же начало проясняться, что список был).

Адвокат Абубакаров М.С: Кем составлялся список?

Свидетель Болиев: Сотрудниками ФСБ. Был обмен информацией.

Адвокат Абубакаров М.С: Вам известно, чем руководствовались лица, когда составлялись эти списки?

Председательствующий: Адвокат Абубакаров М.С., уточните вопрос. Вы имеете ввиду закон, которым руководствовались, или основания?

Адвокат Абубакаров М.С.: Я имею ввиду и закон, и основания.

Свидетель Болиев: Не знаю. (Нет сомнений, что если бы это все было официально и законно, то и закон, и основания были бы точно сформулированы).

Адвокат Абубакаров М.С: Список, который вам был предоставлен из ФСБ, насколько он был велик? Какое количество?

Свидетель Болиев: Я сейчас не помню. Количество менялось. Людей ставили на учет, снимали. По крайней мере, у нас в отделе оно менялось.

Адвокат Абубакаров М.С: А кто занимался этим в вашем отделе?

Свидетель Болиев: Весь отдел. (Это непосредственный подопечный экс-министра ВД Шогенова).

В: Вы тоже?

Свидетель Болиев: Да.

Адвокат Абубакаров М.С: Что означает «ваххабизм» со стороны терминологии сотрудников МВД? (Вопрос задан немного коряво, но суть абсолютно точная).

Свидетель Болиев: Лица, которые хотят изменить государственный строй. (Абсолютно естественный ответ неграмотного сотрудника и кардинально от ответов сотрудников Центра «Э», что, по сути и объясняет, как действовали, и почему, и что знали о том, с чем им дали указание бороться).

Адвокат Гажонов К.И.: Списки тех, кто стоял на учете, а также свою тетрадь вы представляли следственной группе, которая расследовала данное уголовное дело?

Свидетель Болиев:: Их никто не требовал. (По меньшей мере, это странно, но более убедительным представляется то, что те справки, которые давались УБОПом о стоянии на данном «ваххабитском» учете задержанных, давались задним числом и могли не совпасть с тем списком, который у них был в действительности. Кроме того, это палка о двух концах, и списки эти были незаконные, иначе были бы подшиты в уголовное дело, как доказательство вины).

Адвокат Абубакаров М.С.: Списки, которые были до 13.10.2005, на сегодняшний день существуют?

Свидетель Болиев:: Да.

Подсудимый Миронов Э.В.: Раньше нас ставили на учет и называли «ваххабитами», а сейчас все работники милиции называют приверженцами радикального ислама. Означает ли это, что ошибкой ставить клеймо «ваххабит»?

Свидетель Болиев:: Нет, мы просто сделали вам снисхождение.

Подсудимый Миронов Э.В: В чем заключается это снисхождение?

Свидетель Болиев:: Есть государство, которое исповедует «ваххабизм». Было предъявлено Российской Федерации, чтобы не преследовали это. Министерство ВД приняло решение переименовать «ваххабизм» в радикальный ислам. (В общем, крути-верти как хочешь, а переименовать пришлось, потому что у РФ с Саудией торговые отношения и т.д.)

Подсудимый Миронов Э.В: Назовите государство, которое исповедует «ваххабизм»?

Свидетель Болиев: Саудовская Аравия.

Подсудимый Миронов Э.В: Все жители Саудовской Аравии преступники?

Председательствующий: Данный вопрос снимается.

Подсудимый Миронов Э.В.: Я говорю о том, чтобы он признался в том, насколько они были некомпетентны в том, кого они преследовали.

Подсудимый Мидов М.А.: База учета лиц, приверженцев «ваххабизма» была у вас?

Свидетель Болиев: Да.

Подсудимый Мидов М.А: В МВД КБР есть специальный отдел по борьбе с религиозным экстремизмом?

Свидетель Болиев: Не знаю. (Ответ, по меньшей мере, неадекватный, учитывая должность и место службы.)

Подсудимый Мидов М.А: Вы проходили курсы противодействия религиозному экстремизму?

Свидетель Болиев: нет.

Подсудимый Мидов М.А: Какими законами РФ вы руководствуетесь при постановке на учет гражданина РФ как приверженца «ваххабизма», если официально «ваххабизма» в РФ не существует? И ни Верховным Судом, ни Министерством Юстиции, ни каким-то другим законодательным актом «ваххабизм» не признан религиозно-экстремистским течением?

Свидетель Болиев: Мы не ставим как «ваххабита» на учет. Он ставится на учет как лицо, склонное к совершению преступления. (Откровенная и непоследовательная ложь, допрашиваемый не помнит, какие ответы давал раньше. Кроме этого, мы покажем ответы на запросы по учету.)

Подсудимый Мидов М.А: У вас были оперативные сотрудники Ахметов М.С и Карданов Р.В.? Вы помните их?

Свидетель Болиев: Да, Мурат и Руслан.

Подсудимый Мидов М.А: Они когда-нибудь проводили розыскные мероприятия в отношении лиц, состоящих на учете по «ваххабизму»?

Свидетель Болиев: Возможно, я не помню. (Это значит, что учет все же велся по «ваххабизму».)

Подсудимый Мидов М.А: Свои действия по оперативно-розыскным мероприятиям в отношении лиц, находящихся на учете по «ваххабизму», со вторым и третьим отделом координируете?

Свидетель Болиев: Да, со всеми отделами.

Подсудимый Мидов М.А: И с ФСБ и с УБОП?

Свидетель Болиев: Да.

Подсудимый Мидов М.А: Был обмен информацией?

Свидетель Болиев: Да.

Подсудимый Мидов М.А: Базой по учету по ваххабизму обменивались?

Свидетель Болиев: Да, был обмен оперативной информацией, база у них своя, а у нас своя. (Предыдущие ответы говорят о профессионализме допрашиваемого и его правдивости, если это вообще так можно охарактеризовать).

Подсудимый Мидов М.А: Видео-учет вели лиц?

Свидетель Болиев: Да.

Дальше приводится ответ на один из вопросов. Не суть вопроса важна, а логическое построение ответа проследите.

Болиев А.Х.: Была категория лиц, которых называли «ваххабитами», но не потому, что они молятся, а потому что были склонны к совершению преступлений против государства. (Все же, «ваххабиты» — это, видимо, те, кто склонны к совершению преступлений против государства?) То есть, не как «ваххабиты», а как лица, склонные к «ваххабизму» и склонные к совершению преступлений.

Подсудимый Мидов М.А: Вы лично проводили проверки на законность постановки лиц на учет по ваххабизму?

Свидетель Болиев: Да. (Непонятно только где законность основания.)

Подсудимый Мидов М.А: Отдел прокуратуры данную работу проводил?

Свидетель Болиев: Да.

Подсудимый Мидов М.А: Какие мероприятия проводили в отделах, где вы работали, с 2002 года, по недопущению распространения идеи религиозного экстремизма? (Это каверзный вопрос, потому как Центр «Т», теперь Центр «Э», не видели такой угрозы, а сотрудники РАН уже обеспокоенные репрессиями МВД в отношении мусульман, предупреждали, что это приведет к ответным действиям и радикализации, однако исходя из упрямства, не остается ничего, кроме как убежденность, что именно этого МВД КБР и добивалось).

Свидетель Болиев: Все необходимые.

Подсудимый Мидов М.А: Адресные проверки были? (Они, как правило, сопровождались ночным врыванием в дома, угрозами, испугом малолетних детей и т.п.)

Свидетель Болиев: Да.

Подсудимый Мидов М.А: Обыски?

Свидетель Болиев: С санкции суда. (Ни одну такую МВД не сможет предоставить, эта фраза рассмешит любого гражданина не только республики, но и России, она из американского кино.)

Подсудимый Ахкубеков А.С.: У вас в отделе работал Керефов Казбулат?

Свидетель Болиев: В моем отделе не работал, но с ним я работал в третьем отделе.

Подсудимый Ахкубеков А.С.: Как вы можете его охарактеризовать?

Свидетель Болиев: Только с положительной стороны. (Участвовал в нападении на Центр «Т», был убит после 13 октября.)

Подсудимый Малышев А.А.: Вы участвовали в составлении списков по Александровке?

Свидетель Болиев: Когда-то участвовал.

Адвокат Байрамкулова Е.А.-С.: У вас была конкретная методика при постановке на учет?

Свидетель Болиев: Есть закон по борьбе с терроризмом и экстремизмом. (Однако непосредственно Центр «Т» тогда списки не вел и угрозы не видел, исходя из их показаний).

Подсудимый Миронов Э.В.: Сколько возбудили таких уголовных дел? (Речь идет о призыве к свержению режима, в общем, к экстремизму, терроризму). Свидетель Болиев: По нашей информации, возбуждено не было.

Губачиков Хажисмель Маграилович, на момент событий сотрудник ОМОНа.

Адвокат Абубакаров М.С.: До 13.10.2005 вы участвовали в адресных проверках, обысках по лицам, по которым велся учет, как лиц, исповедующих радикальный ислам? Свидетель Губачиков: Да.

Адвокат Абубакаров М.С: Что это были за мероприятия? Свидетель Губачиков: Мы выезжали, проверяли документы, литературу и кассеты.

Адвокат Абубакаров М.С: Как вы определяли то, к кому надо поехать? Свидетель Губачиков: Нам сверху давали адреса, мы выезжали.

Адвокат Абубакаров М.С: Сверху это откуда? Свидетель Губачиков: Из МВД дают команду, а нам команду дает наше начальство. С нами находились представители ФСБ или прокуратуры. Они знали, что изымать. (Заметьте, сотрудники Центра «Т» не упоминаются).

Адвокат Абубакаров М.С: Кого вы доставляли в отделы после таких проверок? Свидетель Губачиков: Давали фамилии, мы заходили вместе с участковыми или сотрудниками ФСБ, забирали и увозили. (А потом с побоями отпускали).

Адвокат Абубакаров М.С.: Ваша честь, я прошу предоставить на обозрение свидетелю эту фотографию Келеметова Артура — она сделана в СИЗО через день, на ней видны явные следы телесных повреждений – для того, чтобы задать свидетелю вопрос о том, известны ли ему эти факты.

Председательствующий: Свидетель, поясните, имелись ли какие-либо повреждения на лице келеметова при его задержании? Свидетель Губачиков: Телесных повреждений на лице Келеметова не было.(ниже представлена фотография Келеметова А.З., а также СМЭ)

Тотчаев Асхат Владимирович, старший оперуполномоченный по особо важным делам Центра «Э» МВД по ЮФО

Адвокат Абубакаров М.С.: Кого-нибудь из задержанных в вашем здании, здании УБОП видели?

Свидетель Тотчаев: Видел несколько человек.

Адвокат Абубакаров М.С: Какая одежда на них была: чистая, грязная, порванная?Свидетель Тотчаев: У некоторых кровавая, у некоторых грязная. (Кровавая она была от ранений, но не только, а грязная — от того, что в УБОП передвигались задержанные ползком, о чем неоднократно заявлялось на суде).

Адвокат Абубакаров М.С: Какие мероприятия проводились для оперативного розыска? Учет лиц, исповедующих радикальный ислам, велся? Свидетель Тотчаев: Мы не ставили на учет.

Адвокат Абубакаров М.С: Вам известно, что такой учет велся? Свидетель Тотчаев: Да.

Адвокат Абубакаров М.С: Вам известно, как попадают люди на такой учет? Свидетель Тотчаев: Нет. (Вот еще один момент, где сотрудник центра «Э» говорит, что списки были, но ясно говорит, что они списки не составляли и как они составляются не знает).

Шибзухов Хасен Назирович, старший дежурный оперативной части МВД. Гособвинитель Шматов С.В: Все подписи на данном протоколе ваши? Свидетель Шибзухов: Да, подписи мои, но я же говорю, что нас опрашивали вдвоем. Я не читал протокол, может там что-то не так написали.

   

Выводы экспертизы: телесные повреждения на теле Келеметова отсутствую

Председательствующий: следователь предлагал вам прочитать ваши показания? Свидетель Шибзухов: Да, предлагал. Я спросил у него: «Вы написали то, что я сказал?» Он сказал, что написал, я расписался и ушел.

Гособвинитель Надбитова В.С.: Свидетель, вы на мой вопрос сказали, что предыдущие показания подтверждаете, потому что читали их лично. Почему сейчас вы изменяете свои показания? Свидетель Шибзухов: Я не думал, что там так написано. (Здесь выдержка из допроса, указывающая, что не все протоколы действительны, или отображают показания, которые давали свидетели, а это и есть фальсификация).

Ахметов Мурат Сафарбиевич, оперуполномоченный МВД г. Нальчика

Подсудимый Шаваев А.И.: Вам знаком термин «ваххабизм»? Свидетель Ахметов: Да.

Подсудимый Шаваев А.И.: В связи с чем? Свидетель Ахметов: Те, кто исповедует нетрадиционный Ислам. (Вообще, это понятие выдумано, потому как у каждого народа свои традиции, а если считать, что имеются ввиду традиции ислама, а не отдельного народа, то и тут неувязка в том плане, что на территории даже одного Кавказа разные течения Ислама. Поэтому понятие «традиционность» не может быть фундаментальным как таковым, а термин «традиционный ислам» используется для того, чтобы указать на заклейменный «ваххабизмом», как иной, чуждый. Хотя в КБР и ЧР разные течения).

Подсудимый Шаваев А.И.: Вы слышали этот термин на работе? Свидетель Ахметов: Естественно, я оперативник.

Подсудимый Шаваев А.И.: Велась оперативная работа? Свидетель Ахметов: Я могу не отвечать на этот вопрос? (Становится ясно, что ответ может содержать сведения неправомерности).

Подсудимый Шаваев А.И.: Вы знаете этот вопрос в связи с вашей работой? Свидетель Ахметов: Да.

Подсудимый Шаваев А.И.: Как это связано с вашей работой? Свидетель Ахметов: Информация поступает.

Подсудимый Шаваев А.И.: Информация о чем? Свидетель Ахметов: Я не могу отвечать на этот вопрос.

Председательствующий: Эта информация подлежит разглашению здесь, в судебном заседании?

Свидетель Ахметов: Нет (это значит подсудимый не может знать, что о нем собиралось, какие сведения, на каком основании, а значит, репрессии могут быть в отношении любого инакомыслия).

Председательствующий: Является ли эта информация секретной? Свидетель Ахметов: Да.

Том №1402.

Поскольку в данном томе есть допрос свидетеля-родственника погибшего подозреваемого Тхакахова Алима, отразим их для того, чтобы понятно было, как допрашивали свидетелей, не говоря о том, что было с подозреваемыми.

Свидетель Тхакахов К.А.

Гособвинитель Сайкова Г.А.: Кого вы видели во дворе? (Имеется ввиду, во дворе дома свидетеля, потому что его брат после событий приехал к нему и находился у него, отрицая свою причастность к событиям). Свидетель Тхакахов К.А.: Я никого не знал, т.к. были только милиционеры.

Гособвинитель Сайкова Г.А.:: Вы видели труп брата? (Была спецоперация, и брата Алима убили во дворе свидетеля). Свидетель Тхакахов К.А.:: Меня подтащили к нему и сказали, что он убит..

Адвокат Дадтеев К.Г.: У вас дома к вам применялась физическая сила со стороны сотрудников милиции? Свидетель Тхакахов К.А.:: Да, мне разбили лоб.

Адвокат Дадтеев К.Г: Вы оказали сопротивление? Свидетель Тхакахов К.А.:: Нет, я вышел, они сразу схватили меня, ударили прикладом и разбили лоб.

Тут же допрос брата свидетеля Тхакахова К.А., Тхакахова Н.А., оба являются двоюродными братьями погибшего Алима Тхакахова.

Председательствующий Тхакахову Н.А.:Мы вас правильно поняли, что вы сами не видели, как задерживали вашего брата Тхакахова Казбека? Свидетель Тхакахов Н.А.: Не видел. Меня не было дома.

Председательствующий: Вы его увидели уже с телесными повреждениями? Свидетель Тхакахов Н.А: Да.

Подсудимый Машуков А.В.: Вы сказали, что ему автоматом пробили щеку, а теперь вы говорите, что это было пару раз. Я вас прошу уточнить, это было нанесено оружием, щека пробита и у него есть шрам, или ему пару раз дали пощечину? Свидетель Тхакахов Н.А: Он сам сказал, что дулом автомата ему пробили щеку, а потом, кажется, его кулаком ударили.

Свидетель Кержинов Валерий Амербиевич, на момент допроса работал начальником отдела Центра по борьбе с экстремизмом — в прошлом УБОП МВД по КБР.

Адвокат Келеметов О.М.: На 13 октября вы в какой должности состояли? Свидетель Кержинов: Старший оперуполномоченный по особо важным делам УБОП МВД по КБР.

Адвокат Келеметов О.М.: Направление – борьба с религиозным экстремизмом? Свидетель Кержинов: Нет, борьба с терроризмом.

Адвокат Келеметов О.М.:: Каким образом проводились мероприятия по борьбе с религиозным экстремизмом? Свидетель Кержинов: Профилактические беседы. ( За большим исключением эти беседы не обходились без побоев).

Адвокат Ахметова М.Т.: С какого времени начали брать на профилактический учет лиц, исповедующих Ислам? Свидетель Кержинов: Я не знаю.

Подсудимый Улимбашев З.Х.: Если человек часто посещает мечеть, общается с прихожанами, является ли он активным членом ОПГ. Свидетель Кержинов: У нас нет критериев, чтобы за посещение мечети назвать человека ОПГ. За совершение преступлений лица привлекаются к уголовной ответственности.

Подсудимый Улимбашев З.Х: Ваххабитом можно назвать? Свидетель Кержинов: Я не могу сказать, что «ваххабизм» существует на территории КБР. Это мое сугубо личное мнение. (Сразу уточняет, пытаясь заранее дать понять, что к тем спискам и постановке на учет он якобы отношения не имеет). Существуют лица, совершившие престепления.

Подсудимый Мидов М.А.: Вы информацию, что Одижев лично знаком с Басаевым, получили до 13 октября? Свидетель Кержинов: До событий.

Подсудимый Мидов М.А: Скажите, в каком году? Свидетель Кержинов: Скорее всего в 2004 году. (Довольно странно, что есть информация о знакомстве и общении с «террористом номер один», который считался Басаев в России, и за Одижевым не ведется наблюдение, а в конечном итоге он встречается со всеми боевыми амирами – в кенженском лесу с Басаевым, где обсуждалась операция по «нападению на Нальчик»).

Подсудимый Мидов М.А: Когда вы получили информацию, что на территории КБР действует организованная преступная группа? Свидетель Кержинов: С мая 2004 года эта информация постоянно поступала. (Интересно, есть ОПГ, но нет, ни задержанных, ни заведенных уголовных дел, нет ничего).

Подсудимый Мидов М.А: Каким законом РФ вы руководствуетесь при постановке на учет гражданина России как «ваххабита»? Свидетель Кержинов: Есть закрытые секретные материалы и инструкции. Открытые – это Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». На учет не ставились «ваххабиты», ставились лица, совершающие противоправные действия. (Был учет «ваххабитов» или нет, мы увидим дальше, а вот лица, совершающие противоправные действия, наказываются, как минимум, гражданским судом, а не на учет ставятся, это же не детская комната милиции).

Подсудимый Мидов М.А: Отдел прокуратуры КБР по надзору за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность,периодическипроводят проверку по делам оперативного учета?Свидетель Кержинов: Да. (То есть, они тоже были в курсе о существовании списков «ваххабитов», хотя тоже отрицают).

Подсудимый Мидов М.А: Существует ли официальное определение «ваззабизма»? Свидетель Кержинов: В Саудовской Аравии существует.

Подсудимый Мидов М.А: В России? Свидетель Кержинов: На данный момент не существует. (И тем не менее, это не мешало УБОПу считать «ваххабизм» экстремистским течением и составлять репрессивные списки).

Подсудимый Ахкубеков А.С.: Я не имею в виду, что вы меня допрашивали, этот допрос проводил другой сотрудник в кабинете по борьбе с «ваххабизмом». Вы участвовали в этой беседе, но лично вы меня не били, вы просто пытали током.

Подсудимый Нагеров Р.А. свидетелю: Так как свидетель не помнит, у меня есть официальное заявление, которое я прошу занести в протокол. Этот свидетель 23 октября 2005 года избивал меня, душил, бил током, выбивая, таким образом, определенные показания. Прошу направить соответствующее письмо в прокуратуру.

Подсудимый Тохов З.Б.: Я точно знаю, что вам было известно, что произойдут данные события, вам были известны все лидеры Джамаата. Почему ни за кем из них не велось наружное наблюдение? (Которое позволило бы прийти к месту собрания с Шамилем Басаевым)

Свидетель Кержинов: Это закрытая информация. (Свидетель даже не пытается отрицать).

Подсудимый Тохов З.Б.: Каким образом стало возможным появление такого большого количества оружия. Которое сейчас является вещдоком? Свидетель Кержинов: Данное оружие в основной массе было захвачено при нападении на Наркоконтроль. Остальное оружие различными методами было завезено на территорию республики. (Что же делали в это время силовики, и почему никто из них не понес за это наказание? Свидетель лукавит, оружия была больше раза в два, три, чем взяли в Наркоконтроле).

Подсудимый Тохов З.Б: Когда вы заходили в кабинет, где я лежал в луже крови, вы задали вопрос сотрудникам, которые там находились: «Он до сих пор не заговорил?» Вам ответили: «Он молчит, видимо он один из главарей». Кто произнес эту фразу? Свидетель Кержинов: Может, я находился при допросе Тохова, но такой фразы я не помню, там находилось много народу. (То есть, свидетель не стал отрицать, в каком состоянии находился подсудимый, и более того, сказал, что во время допроса было много людей, что само собой является давлением на задержанного).

Подсудимый Карданов М.Л. свидетелю:18 мая 2006 года по вашему приказу двое в масках с дубинками меня били, а вы стояли надо мной и говорили, чтобы я все рассказал. Я вам отвечал, что ничего не знаю, нигде не был. Вы мне сказали, что у вас был выброшен человек из окна, и никто об этом знать не будет. Двое в масках потащили меня в сторону окна. Если он не знает о таком факте, как он мог мне такое сказать?

Подсудимый Хупсергенов Х.К.: Вы утверждаете, что в УБОП к нам не применялись физические пытки? Свидетель Кержинов: Я не обладаю такими данными. (Свидетель даже не пытается опровергнуть).

Подсудимый Хупсергенов Х.К: У вас есть спецсредства, например, всем известный подпольный телефон, называется «звонок Путину»? (Точнее, это аппарат, которым пытают током) Свидетель Кержинов: У меня лично нет. (Такой ответ недвусмысленно говорит, что свидетель просто не хочет говорить явно, что он есть, но и не говорит, что его нет. С какой целью он так ответил, сложно понять. Возможно, это какие-то личные мотивы).

Адвокат Ахметова М.Т.: Вы можете сейчас обозначить фамилии лиц, которые в силу своих должностных обязанностей осуществляли формирование оперативного учета сторонников «ваххабизма» в период с 2005 года по 13 октября 2005 года? Свидетель Кержинов: Оперативная информация поступала из разных источников, этим занималась аналитическая группа, я не могу ответить на этот вопрос.

Адвокат Ахметова М.Т: вы можете назвать источник информации о наличии на территории КБР организованного преступного сообщества с марта 2005 года? Свидетель Кержинов: Это совершенно секретно. Это физические лица, которых я не могу назвать. ( В таких случаях, когда не представляется допросить информатора, сведения становятся обоснованно сомнительными, даже в той части, что нет основания считать, что информатор действительно существует. К примеру, правительство США оправдывает свое вторжение в Ирак с целью нахождения химического оружия и его отсутствие в действительности тем, что это вина сотрудника пентагона, который создал фантом информатора, который якобы был сотрудником правительства Ирака).

Тишков Арсен Леонидович, заместитель начальника уголовного розыска, на момент событий начальник отдела УБОП, свидетель не уточняет, но тогда его отдел назывался «по ваххабизму».

Гособвинитель Надбитова В.С.: Какой это был отдел, и какое направление было у этого отдела?

Свидетель Тишков: Противодействие религиозному экстремизму на территории республики.

Гособвинитель Надбитова: Скажите, вы лично, либо ваши подчиненные, либо другие сотрудники, сотрудники спецслужб или других служб применяли к Миронову (подсудимый) недозволенные методы ведения следствия? Свидетель Тишков: Лично я нет.

Гособвинитель Надбитова: Другие при вас? Свидетель Тишков: Я не знаю. (Это значит, что свидетель не утверждает, что этого не было, потому как знает, что было медицинское освидетельствование, и там отображены телесные повреждения).

Адвокат Дадтеев К.Г.: Состояли ли на учете до 13 октября 2005 года Ханов Руслан и Хуламханов Расул, как лица, склонные к экстремизму? Свидетель Тишков: О каком учете идет речь?

Адвокат Дадтеев К.Г.: Профилактический учет. Свидетель Тишков: Я не знаю, о чем вы говорите. (Это начальник отдел по ваххабизму, и, конечно, ему не хочется говорить о незаконных составлениях списков).

Адвокат Байрамкулова Е.А.-С.: Я правильно поняла, что по вашему мнению недовольство властью и инакомыслие являются признаком радикализма? Свидетель Тишков: Я думаю, это одна из форм. (Вот этот ответ говорит о восприятии и отношении к инакомыслию. Которые уже укоренились в умах местных силовиков, которые в действительности сами и не видят и не ощущают, но уже где-то там, на подсознании, которое въелось с каждым разводом, с каждой пятиминуткой).

Адвокат Ахметова М.Т.: О существовании организованного преступного сообщества в КБР вам известно? Свидетель Тишков: Да.

Адвокат Ахметова М.Т.:: Из каких источников вам это известно? Свидетель Тишков: Из материалов уголовного дела и по событиям, которые произошли. (То есть, начальник отдела по религиозному экстремизму узнал о существовании ОПГ в КБР только после событий, когда уже шло следствие).

Адвокат Ахметова М.Т: Вы можете назвать название сообщества, которое существует на территории КБР? Свидетель Тишков: Не могу. Это сообщество – радикальный ислам. (Вот только точно никто не сможет описать, что такое радикальный ислам, и допрашиваемый не говорит «джамаат КБР», как это постоянно оглашает обвинение, для которого, исходя из вопросов, которые они задают, в каком ракурсе они их делают, преступное сообщество в их понимании – это джамаат КБР).

Адвокат Ахметова М.Т: Имеется ли такой оперативный учет в УБОП? Свидетель Тишков: Имеется.

Адвокат Ахметова М.Т: Вы имеете к нему отношение? Свидетель Тишков: Нет.

Адвокат Ахметова М.Т: Вы можете назвать лиц, которые занимаются оперативным учетом?Свидетель Тишков: Не могу. (Это целый начальник отдела, который непосредственно занимается этим направлением, скрывает информацию, которая помогла бы раскрытию всех аспектов фальсификации, незаконных гонений и установлению факта провокации на преступление.

Адвокат Ахметова М.Т: В своей деятельности вы руководствовались какими-то официальными документами по противодействию религиозному экстремизму. Вы можете нам назвать приказы, инструкции, регулирующие вашу работу? Свидетель Тишков: ФЗ №1170 «Противодействие экстремистской деятельности на территории РФ» и внутриведомственные документы. Они регламентируют всю оперативно-розыскную деятельность правоохранительной структуры страны.

Подсудимый Шаваев А.И.: Какая необходимость была вам избить Дугулубгова Залима Талюшевича?

Председательствующий: Избивали ли вы Дугулубгова З.Т.? Если да, то какова была причина?Свидетель Тишков: Нет, я его не избивал.

Подсудимый Шаваев А.И.: В таком случае у меня есть ходатайство продемонстрировать видеозапись беседы данного свидетеля и Дугулубгова в УБОП МВД КБР с применением негласной видеозаписи, которая есть в материалах дела. Я ее смотрел при ознакомлении с материалами предварительного расследования. И свидетель признается на ней, что он избивал Дугулубгова, и обещает ему в ней же, что он будет избивать его и дальше. (В общем-то, вряд ли кто-то в мире сомневается, что во время этих допросов и избиения, и пытки были другие. Они были необходимы для оговоров, фальсификации материалов дела и увеличения его значимости).

Подсудимый Шаваев А.И.: Ваша честь, прошу продемонстрировать одну фотографию. Она у меня имеется, у меня черно-белая, в материалах цветная.

Председательствующий: Том и листы дела назовите. А что вы хотите на этой фотографии продемонстрировать? Подсудимый Шаваев А.И. Я хочу, чтобы свидетель сказал нам предназначение одного предмета в комнате для допроса.

Председательствующий: Того предмета, который есть на фотографии? Подсудимый Шаваев А.И..: Да.

Аппарат черного цвета с антенной на сейфе

Подсудимый Шаваев А.И.:Я прошу обратить внимание на шкаф и сейф.

Председательствующий: Шкаф и сейф видите, свидетель? Это правая часть фотографии.Подсудимый Шаваев А.И.: Да.

Подсудимый Шаваев А.И.: На сейфе стоит предмет с выдвинутой наверх антенной. Вы можете сказать, что это за предмет, какое у него предназначение? И что он делает в комнате для допроса?

Председательствующий: Что это за предмет, вам известно, свидетель? Подсудимый Шаваев А.И: Я не знаю, что это за предмет.

Подсудимый Шаваев А.И.: Тогда я поясню. Свидетелю прекрасно известно, что это за предмет. Большинство подсудимых этот предмет тоже знают. Это прибор, которым пытали током.

Председательствующий: Вы утверждаете, что это прибор, который использовался для пыток?Подсудимый Шаваев А.И.: Да, ваша честь, я хотел бы обратить внимание, что этот прибор выставлен во многих фотографиях, когда вели допросы подсудимых.

Подсудимый Шаваев А.И.: Ваша честь, естественно он не скажет, и никто из работников, кто тогда занимался пытками, не скажет, что он пытал. То, что этот прибор из себя представляет, я вам объяснил.

Подсудимый Хупсергенов А.К.: С какой целью вы вывозили меня в лесной массив?

Свидетель Тишков: Я не помню этого факта. (Это не отрицание события).

Подсудимый Хупсергенов А.К.: Сначала пытали, потом в лесном массиве избивали меня, потом опять вернулись, вы мне что-то купили покушать за мои деньги. (Старый избитый способ, метод «кнута и пряника»).

Подсудимый Ахкубеков А.С.: 13 числа в городе, если грубо сказать, была маленькая война. В этой войне были взрывы, поджоги, направленные со стороны нападавших непосредственно против гражданских лиц? Свидетель Тишков: Именно конкретно против гражданского населения, в буквальном понимании, такие факты мне неизвестны. Но очень много гражданских лиц пострадало. (Конечно, если бы хоть один такой факт был, свидетель помнил бы. Однако это не мешает обвинению утверждать, что акция также была направлена против гражданского населения. А пострадало много населения понятно почему. Потому что силовики стреляли куда попало. И некоторые даже не смотрели, куда стреляют, просто вытаскивали автоматы в окно и палили куда попало, исходя из показаний самих силовиков).

Противореча УК и вообще судопроизводству, действительным событиям судебного следствия, вопреки всякой логики, гособвинение настойчиво пытается показать, что не важно, почему человек совершает преступление, что явилось причиной, мотивом. Во всяком случае, в данном процессе – политика двойных стандартов ярко выражена. И это явно не лучшим образом отражается на лигитимности власти, ее авторитете.

Гособвинение назначило ответственным за события Шамиля Басаева, однако реально он сам делал попытку объединить джамаат КБР с Чеченским сопротивлением, но у него это не вышло. Он сам говорил, что ранее приезжал в КБР, но не нашел поддержки.

Что же произошло в этот раз? Почему молодежь, доведенная до отчаянья, пошла на крайнюю меру, на шахидскую операцию как ее сам описал Басаев Ш., а значит, попытка захвата власти исключается сама собой, равно как и свержение конституционного строя. Идея же создания исламского государства на территории Северного Кавказа, была сформулирована уже после событий 13 октября 2005 года Астемировым в 2006 году. После чего и была озвучена идея – мотив дальнейших действий подполья, но никак не до 13 октября 2005 года, что касается непосредственно КБР.

В материалах уголовного дела есть видеозапись единственного адекватно воспринявшего эти события — это, ныне покойный, начальник на тот момент ФСИН по КБР Абидов Мухамед Сиражевич, который сразу после событий сказал – «Они пришли, чтобы умереть».

Посудите сами, можно ли силами около двух сотен необученных, не только военному делу, но и просто обращению с оружием молодых ребят, большинство из которых оружие держали вообще в первый раз – захватить город, диктовать условия, свергнуть конституционный строй, построить, в конце концов, не только исламское, любое другое государство – нет.

Этого достаточно, лишь на крайний шаг отчаяния от постоянных преследований, оскорблений, избиений, унижений, лишения возможности открыто и свободно, исповедовать свою религию, жить полной гражданской жизнью и участвовать во всех процессах жизни своего народа, пользоваться законом предусмотренными правами, данными в первую очередь Богом. В принципе такие крайности присущи юношескому максимализму, особенно если это религиозные люди.

Об этих событиях много разных мнений. Однако, суждения со стороны именно по этому и имеют разные мнения и восприятия, поскольку размышляющие сами не являются участниками событий и не обладают достаточной информацией о причинах и мотивах и поэтому далеки от понимания истины. Именно на выяснение всего этого по идее и направленно судебное следствие.

И как не крути, материалов, доказывающих «драконовские» методы были и есть, и от этого не избавиться. И факт, что эти методы контрпродуктивны. Конечно, НАК оправдывает эти методы потому, что они уже сами не в состоянии жить мирной жизнью. Они привыкли убивать и больше ничего не умеют. Я уже не говорю, что это старая практика Российских военных делать деньги и карьеру на кавказских войнах.

Нужно ли это Россиянам, нужно ли это России?

Те, чьи дети сегодня берут в руки оружие, тоже считали, что их не касается то, что происходит. Сегодня они так не думают.

Предыдущая Русско — Кавказская война шла сто лет, нынешняя идёт уже 17 лет, конца её не видно. В ней уже участвует второе поколение, и это не только дети убитых, но и их сверстники, дети прокуроров, полицейских и бизнесменов. С каждым днём всё больше людей уходит в «лес», территория войны увеличивается. Сотрудники ДУМ говорят – «мы проигрываем в идеологии, в разъяснениях толерантности». О какой идеологии, о какой толерантности можно говорить, когда ребят вывозят и пытают, а затем или отпускают, или заставляют сознаться в том, чего они не делали, а в суде к тому, что подследственный в побоях относятся как к должному.

Медведев как-то сказал,-«матерью доказательства вины, является признание вины». Слыша такое, начинаешь понимать, что происходит. Я же со всей ответственностью заявляю, что любой полицейский, любой следователь, прокурор или чиновник, попав в Центр «Э», не выйдет от туда без признательных показаний, в том чего не делал. А те, кто считает, что это не война – пусть посмотрят на цифры погибших с обеих сторон.

Один китайский полководец, по трактатам которого, до сих пор обучаются многие военные, сказал,-«Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго, и это было бы выгодно государству».

Утверждения тех, кто считает единственным способом разрешения ситуации, карательные меры, репрессии, убийства (именуемые силовиками ликвидацией), запугивания (после, которых, как правило уходят в лес), приговоры судов, которые вынужденно или умышленно проходят в режиме беспредела и не соблюдения законных норм, как и пыточные следственные органы.

Я хочу напомнить несколько высказываний Цицерона,- «Закон повелевает то, что следует делать, и запрещает противное этому». И следующее,- «Закон должен искоренять пороки насаждать добро».

Тех, кто осознано идёт на смерть, нельзя напугать страданиями, но от него можно добиться признания в чем угодно. Те же, кто выживают после пыток – становятся крепче, в тех же, кто видит и слышит все это, растет ненависть.

Верование самый мощный, всеми признанный движущий фактор. И не видно, что кто-то, чьи-то убеждения считает неверными. Ислам – религия сопротивления насилию, религия братства. Насилие одних, порождает сочувствие к притесняемым, особенно, если их связывает религия. Это лишь некоторые факторы порождающие дух сопротивления, воинственности и самопожертвования.

В наше время стала крылатой фраза «Открыть ящик Пандоры», что означает сделать действие с необратимыми последствиями, которые нельзя отменить.

Открыт этот «Ящик Пандоры», или еще есть время, чтобы не дать его открыть?

Точно также как у каждого есть право на голосование в выборах, точно также каждый в ответе за это, а силовики и чиновники в тройне несут ответственность.

В завершении, обращаясь к гражданскому обществу, хочу вспомнить слова Цицерона,- «В страхе больше зла, чем в предмете, которого боятся».

Работа: Машукова А.В.

Окончание следует

0 Распечатать

Наверх