27 ноября
26 июля 2014 3539 1

Кружева Следственного комитета

«Закручивание гаек» ведет к росту преступлений экстремистской направленности

usahlkaro Бадма Бюрчиев обозреватель

Преступлений экстремистской направленности стало в России значительно больше в сравнении с началом года. Об этом заявил глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. То же самое он констатировал в феврале, подводя итоги ушедшего года. И это при том, что именно в последние два года постоянно ужесточается антиэкстремистское законодательство.
Обозреватель «Кавказской политики» - о том, почему рост соответствующих преступлений продолжится и дальше, и чем это грозит «обычным» гражданам.

Негодные органы

«К сожалению, произошел рост числа преступлений экстремистской направленности. Увеличилось на 72% число преступлений террористического характера», — сказал глава Бастрыкин на коллегии в четверг, 24 июля.

По его мнению, к таким последствиям привели «запоздалые и нерешительные действия госорганов по пресечению этих преступлений», отмечает РИА «Новости».

Согласно февральскому заявлению Бастрыкина, напоминает издание, «в минувшем году, по сравнению с 2012-м, количество преступлений экстремистского характера в России выросло на 30%».

С чем же связан неуклонный рост экстремизма? Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, следует «разложить» цитату главы следкома на составляющие.

В первой части Бастрыкин жалуется на рост преступности, во второй – обвиняет госорганы в нерешительности. По сути, это такая игра на грани фола: я возглавляю Следственный комитет, но вынужден констатировать, что экстремизма стало больше; однако виноваты в этом не мы…

Экстремизма стало больше из-за нерешительности госорганов, – Бастрыкин

Стратегия и тактика

В конце апреля перед Советом федерации отчитывался генпрокурор Юрий Чайка. Как известно, он раскритиковал предложение Бастрыкина ввести в УПК понятие «объективная истина». А также указал на то, что более тысячи россиян незаконно находятся в местах лишения свободы по вине правоохранительных органов.

«По данным надзорных проверок, в 2013 году незаконно задержаны и арестованы 1195 человек. Многие из них содержались под стражей годами. Размер выплат в качестве возмещения ущерба составил более 700 млн рублей», — констатировал генпрокурор, добавив при этом, что ни один из сотрудников правоохранительных органов не понес за это ответственности.

Вражда Генпрокуратуры и Следственного комитета началась давно, почти сразу после образования СК. История достаточно известная, останавливаться на ней мы не будем.

Понятно, что обе стороны «воюют» за расширение полномочий. И Бастрыкин не упустил возможности сделать выпад в адрес госорганов, подразумевая главным образом основного своего оппонента.

В общем, вторая часть приведенной в начале цитаты посвящена, так сказать, стратегической задаче — усилить влияние СК. Тактика же, по всей видимости, заключается в том, чтобы получить дополнительные ресурсы и рычаги на борьбу с экстремизмом. 

Стратегическая задача СК – расширить полномочия, тактическая – получить дополнительные ресурсы

Куда дальше?

И вот здесь начинается самое интересное. 22-23 июля президент подписал целый ряд законов. Помимо прочего, введен тюремный срок за нарушения на митингах, усилена ответственность «за деяния, направленные на нарушение территориальной целостности России». Кроме того, внесены изменения в закон о прокуратуре — для генпрокурора и прокуроров субъектов, городов и районов устанавливается пятилетний срок полномочий, а также основания и порядок их продления.

Надо сказать, названные нормативно-правовые акты – лишь вершина айсберга. Основная масса репрессивных законов была принята ранее. И «Кавказская политика» предлагала вниманию читателей подробный обзор законотворчества в последние два года.

Перечислять все подписанные документы нет необходимости, выделим лишь некоторые. В первую очередь, это антитеррористический пакет мер, подразумевающий, в частности, ответственность родственников террористов и расширение полномочий ФСБ. Можно вспомнить также резонансные законы о сепаратизме, нацизме, усиление ответственности за экстремизм, приравнивание блогеров к СМИ и т.д.

Казалось бы, куда дальше? Чего еще добивается Следственный комитет? Если вы не справляетесь в таких условиях, то стоит ли пенять на госорганы?

Замыкая круг

Очевидно, что чем шире становится круг лиц, потенциально подпадающих под экстремистские статьи, тем больше фиксируется преступлений соответствующей направленности. И сухая статистика «призывает» предпринять какие-то меры. На это и рассчитывает Бастрыкин. 

​Усиление «борьбы с экстремизмом» приводит к росту статистических показателей

Наверняка в чем-то ему пойдут навстречу: тренд внутренней политики — постоянное ужесточение способов борьбы с собственными гражданами. Вряд ли что-то в этом плане изменится в ближайшее время — на фоне гражданской войны на Украине. Но что произойдет после очередного закручивания гаек?

А дальше Бастрыкину придется оправдывать привлечение дополнительных ресурсов. Стало быть, для отчетов потребуются «высокие» показатели. В таком случае, во-первых, для граждан повышается риск оказаться в камере «для профилактики» — то, на что обращал внимание Чайка. Во-вторых, цифры в итоге вновь укажут на рост преступности. Глава следкома опять найдет, на кого кивнуть головой, убедит всех вокруг, что ему не хватает полномочий… И борьба с экстремизмом выйдет на очередной виток замкнутого круга.

Теоритически разорвать порочный круг, в общем-то, несложно. Однако на практике ждать послаблений не стоит. Вероятнее всего, «рост преступности» со всеми, как говорится, вытекающими, продолжится. Более того, судя по последним изменениям в законе, Генпрокуратуре не рекомендовано слишком уж рьяно критиковать коллег из следкома. Пять лет на высоком посту пролетят быстро, а оснований для продления полномочий может и не найтись. 

2 Распечатать

Korney Baydin 27 июля 2014, 19:01

Как известно, в апреле 2013 сотрудниками Управления ФСБ Ставрополья был задержан, а позднее осужден на 17 лет лишения свободы гражданин Таджикистана Абдурахим Тошматов. Являясь членом «Хизб ут Тахрир», он планировал теракт в Ставрополе на прошлогодние майские праздники. Найденный при его обыске серьезный арсенал убедительно свидетельствует о переходе «хизбов» от вербовочной деятельности к исполнительской роли террористов. Этим подтверждаются ранее сделанные выводы членом экспертного совета при ГД РФ, профессором ЮФУ (Ростов-н/Д) Сергеем Воронцовым о том, что «не каждый экстремист становится террористом, но практически каждый террорист начинал с экстремизма».

0

Оставить комментарий:

Наверх