27 мая
02 июня 2016 3698 0

«Кризис для Ингушетии – это полезно»

И.о. главы Минэкономразвития республики Руслан Хадзиев – о том, почему ингушскому бизнесу сейчас грех жаловаться
Фото: timag82.livejournal.com
Фото: timag82.livejournal.com

usahlkaro Николай Проценко журналист

С исполняющим обязанности министра экономического развития республики Русланом Хадзиевым мы встретились в Назрани в кулуарах третьего экономического форума «Деловая Ингушетия-2016». Он нашел для интервью всего двадцать минут, но успел рассказать, почему Ингушетии сейчас не приходится особенно жаловаться на экономический кризис. Как и в других регионах, ингушский бизнес испытывает серьезные проблемы с получением средств на развитие, но ряд появившихся за последние годы новых предприятий, прежде всего в АПК, уже сформировали ту базу реальной экономики республики, которой не было еще несколько лет назад.

Компания ООО «ЭЛЕКТиР» предлагает качественное оборудование и аксессуары для бань и саун. На сайте доступен большой выбор печей и котлов на любые потребности. Печь «Студент» — самая первая из серийно выпускаемых моделей в линейке котлов «Профессор Бутаков». Несмотря на молодость, печь Студент уже завоевала популярность на российском рынке газогенераторных печей.– В начале этого года вице-премьер Александр Хлопонин сказал, что на Кавказе экономического кризиса нет. Вы согласны с этим утверждением?  

– Кризис вообще-то глобальный. Хочется, конечно, думать, что на Кавказе, в частности в Ингушетии, кризиса нет, но, по крайней мере, все, что делают органы власти, направлено на ликвидацию последствий кризиса, в том числе возможных, которые не сразу дают о себе знать. Просчитывая эти перспективы, мы уже сегодня делаем шаги, чтобы кризис не случился завтра. Основная наша цель – в этом.

 Руслан Хадзиев на заседании коллегии Министерства экономического развития Ингушетии. Фото: ekonomri.ru

– Насколько легче республика переносит нынешний кризис в сравнении с предыдущим, 2008-2009 годов? Тогда, кстати, тоже говорилось, что Кавказ кризис не почувствовал…

– Намного легче, потому что созданы базовые условия для развития собственного производства. Если в 2008-2009 годах у нас не было ряда элементов, обеспечивающих определенную экономическую самодостаточность, то сейчас кризис не только легче переносится – он даже оказался для нас полезнее. Та ситуация, которая сложилась вокруг нашей страны, инициировала нашу активность, и это не просто какие-то слова, это по цифрам видно.

– Вы прежде всего имеете в виду новые предприятия АПК, созданные в Ингушетии?

– При определении стратегических направлений развития экономики необходимо использовать такие базовые условия, которые невозможно изменить усилиями отдельного человека – географическое положение, климатическое, и дальше на этой базе развивать свои бизнес-направления.

Кавказ – это территория, где климатические условия наиболее способствуют развитию АПК, и самый большой приоритет отдается именно этой отрасли. Но мы не забываем и про все остальное. У нас есть малые предприятия в других отраслях, которые производят уникальную продукцию даже по мировым меркам, и при поддержке государства они уже вышли на достойный уровень.

Возьмите любую местную компанию – они все начинали с нуля. Вся Ингушетия 25 лет назад с нуля начинала

Сегодня они представлены на нашем форуме, например, производство изделий из рыбьей кожи Ахмеда Шадиева – он сегодня уже известный бизнесмен, а все начиналось с малого, сразу никто больших капиталовложений не имел.

– Можете ли вы привести примеры ингушских компаний, которые с нуля выросли до сравнительно крупного бизнеса?

– Возьмите любую местную компанию, в том числе участвующую в этой выставке, – они все начинали с нуля. Вся Ингушетия 25 лет назад с нуля начинала. Поэтому не хотелось бы отдельно выделять кого-либо.

– Какой уровень бизнеса в Ингушетии вообще можно считать крупным? Понятно, что федеральные мерки – два миллиарда рублей выручки в год – это не совсем подходящий масштаб.

– Да, у нас такого бизнеса нет, наша внутренняя планка крупного бизнеса – это 500 миллионов рублей выручки и не менее 50 рабочих мест, для нас это уже хорошо. Доля малого бизнеса в ВРП Ингушетии составляет 47%, а его совокупный оборот – 27 миллиардов рублей, плюс 3% к уровню 2014 года. В общем, есть определенная динамика. Конечно, нам бы хотелось, чтобы было 30%, но каждый год такой темп выдерживать невозможно, поэтому и 3% – хорошая цифра.

 Руслан Хадзиев на заседании коллегии Министерства экономического развития Ингушетии. Фото: ekonomri.ru

– А какая доля малого бизнеса находится в тени?

– Я не могу дать такую оценку. Со всеми, кто находится в тени (или предполагает, что находится в тени), мы пытаемся работать. Вообще у нас доля теневого бизнеса минимальна. Республика маленькая, все друг друга знают, и даже не принимая каких-то карательных мер, можно выводить людей из тени и плотно с ними работать.

Тем более сейчас по линии министерства экономики и других ведомств бизнесу оказывается такая поддержка, что находиться в тени – себе невыгодно. Например, мы одним из первых регионов внедрили институт уполномоченного по правам предпринимателей, и эта структура очень активно работает и взаимодействует с органами власти.

Руслан Хадзиев. Фото: ekonomri.ru

Как сейчас поживают крупные инвестпроекты, начатые в республике несколько лет назад, например, кластер по производству стройматериалов «Ин Ариа»?

– У этого проекта возникли небольшие сложности с кредитными ресурсами, пока активности нет. Если можно, без дальнейших комментариев.

А проект по производству индейки?

– Индейка идет. Проект получил одобрение Внешэкономбанка по выделению кредитных средств, хотя пока они не предоставлены, используются собственные средства. Первоначально под этот проект было выделено 50 гектаров земли, затем был еще дополнительно предоставлен земельный участок, и сейчас строительные работы вовсю идут.

Удалось ли завершить проект-долгострой по созданию стекольного завода для обеспечения тарой завода минеральных вод «Ачалуки»?

– Завод на финишной стадии. Если не ошибаюсь, они уже стали разливать напитки в бутылки собственного производства.

Руслан Хадзиев принял участие во втором республиканском форуме промышленников и предпринимателей. Фото: komitetri.ru

Как работает мукомольный комбинат в Карабулаке? По этому предприятию изначально были опасения, что его не удастся загрузить сырьем.

– Оно действует, но, к сожалению, заявленные объемы (а там установлено достаточно мощное оборудование) не загружаются полностью. Есть много вопросов по логистике и поставке сырья, но я думаю, эти моменты менеджментом завода будут решены.

По линии министерства экономики и других ведомств бизнесу оказывается такая поддержка, что находиться в тени – себе невыгодно

– Легко ли сейчас ингушской продукции входить в торговые сети?

– С вхождением в региональные сети вообще никаких проблем нет, есть проблемы с федеральными сетями: там особые условия, которые сегодня нашему бизнесу выполнить трудновато. Все зависит от качества продукции и от того, как она подана.

– Ну, вот, скажем, та же минеральная вода «Ачалуки» – там есть и хорошее качество, и подача, но почему-то я ее не видел ни в «Магните», ни в «Перекрестке».

– Как раз в такие сети вход очень тяжелый, плюс там очень большая конкуренция. Мы идем поэтапно: сейчас в Ингушетии появились собственные сетевые компании, которые активно взаимодействуют с местным бизнесом. На этом уровне нужно отработать качество продукции и какие-то маркетинговые ходы – оболочка, этикетка, а потом этот процесс обязательно перейдет на другой уровень.

Дмитрий Медведев оценил продукцию завода минеральных вод «Ачалуки» на выставке " Импортозамещение". Фото: achaluki.ru

Какую поддержку в этом процессе может оказать местным производителям ваше министерство?

– Любую. У нас создана полная нормативно-правовая база, которая не где-то там на бумаге существует, а активно используется – и финансовые механизмы помощи бизнесу, и нефинансовые. С финансовыми немного тяжелее, потому что денег не очень много, и даже по федеральным средствам в рамках госпрограмм поддержки малого и среднего предпринимательства у нас в этом году лимит небольшой получился. Но у нас есть много и нефинансовых механизмов поддержки бизнеса.

Земля прежде всего?

– Да, у нас стоимость земли одна из самых низких, даже несмотря на то, что ее мало.

Как это вам удалось в малоземельной республике?

– Есть достаточно жесткая конкуренция, идет отбор проектов-претендентов. Но нефинансовая поддержка предполагает не только выделение земли – это и подключение к сетям, и предоставление налоговых льгот, поддержка по принципу «одного окна».

Нефинансовая поддержка АПК предполагает выделение земли, подключение к сетям, предоставление налоговых льгот

– Каковы основные приоритеты инвестиционной политики республики в кризисных условиях?

– Мы хотим видеть не столько больше новых инвесторов, сколько больше новых технологий. Надо своих бизнесменов раскачивать и учить – в первую очередь на технологиях, и прежде всего в том, в чем мы преуспеваем, то есть в АПК.

Правильно ли я понимаю, что если несколько лет назад акцент больше делался на привлечение в Ингушетию соотечественников, которые состоялись в бизнесе за пределами республики, а теперь вы ориентируетесь скорее на внутренние ресурсы?

– Нет, дело в том, что местный бизнес, даже выходя из республики, не перестает быть местным. Здесь слишком много взаимосвязей, которые этому препятствуют. Где бы ни находился наш бизнесмен – хоть в Америке, он все равно когда-нибудь сюда приедет и привезет с собой знания, финансы, технологии.

Руслан Хадзиев провел встречу с инвестором Алиханом Мальсаговым. Фото: ekonomri.ru

В таком случае когда можно будет называть местным бизнесменом Михаила Гуцериева?

– А он не перестает им быть – он как был ингушом, так им и остается. Невозможно полностью отсечь ингуша от его Родины. Может быть, сегодня у Гуцериева здесь нет бизнес-проектов, но все равно его капиталы, обращаясь, каким-то образом приходят в экономику Ингушетии, это же не какая-то закрытая территория. Экономика стала глобальной, невозможно от этого отгородиться.

Вы затронули тему привлечения капиталов – насколько остро она стоит в Ингушетии, учитывая то, что здесь работает не так много федеральных банков, а у местных банков были отозваны лицензии?

– Катастрофически не хватает капиталов,  но думаю, что мы эту ситуацию переломим. Она подвигает нас сегодня к тому, чтобы очень активно работать с банками, а также с федеральной корпорацией по развитию малого и среднего бизнеса. Мы были на Кавказе первыми, кто заключил с ними соглашение, и сегодня уже четыре проекта получили одобрение корпорации. Сегодня на пленарном заседании у нас была видеоконференция с руководителем одного из департаментов корпорации Андреем Чуевым, он рассказывал предпринимателям о работе корпорации.

С вхождением продукции АПК в региональные сети проблем нет, есть проблемы с федеральными сетями: там особые условия

Какие проекты одобрены корпорацией?

– Например, строительство аквапарка «Водный мир», по которому было подписано соглашение на инвестиционном форуме в Сочи, индустриальный парк «Строймаркет», проект по производству алюминиевых профилей – все они сейчас представлены на выставке. Они выходят и на гарантийную поддержку корпорации, и на банки партнеры по программе «шесть с половиной», то есть кредитование под 6,5% годовых. 

Поучил ли средства от Фонда развития промышленности проект по производству радиаторов, который был первым на Северном Кавказе, отобранным этой структурой?

– Предприятие строится, 500 миллионов рублей получены. Раньше там были готовые производственные помещения, теперь они будут загружаться оборудованием.

Последний вопрос: за последние несколько лет в Ингушетии сменилось много министров экономики...

– Можно не отвечать на этот вопрос? Я в свое время был министром, сейчас волею Всевышнего опять исполняю эти обязанности. Пока доверие руководства есть, я приложу все свои силы, а дальше посмотрим. -1 Распечатать

Наверх