16 октября
20 октября 2015 22024 0

Кризис черного золота

Азербайджан отказался принимать участие в заседании ОПЕК, где речь пойдет о попытках повысить цены на нефть
Фото: report.az
Фото: report.az

usahlkaro Таша Титова Автор статьи

21 октября состоится техническое заседание ОПЕК, где, как ожидается, речь пойдет о повышении цен на нефть до $70 за баррель через переговоры с добывающими странами о снижении объемов добычи нефти. Однако министр энергетики Азербайджана Натиг Алиев отказался принимать участие в заседании.
 
Почему Азербайджан проигнорирует заседание ОПЕК, насколько критично для республики снижение цен на «черное золото» и сократит ли в условиях кризиса Баку траты на вооружение – в интервью КАВПОЛИТу рассказал глава Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан.

— Почему министр энергетики Азербайджана отказался участвовать в заседании ОПЕК?

— Это странно. Несколько лет наш министр энергетики Натиг Алиев принимал участие в таких заседаниях в качестве наблюдателя. Но в нынешнем году решил проигнорировать…

Дело в Азербайджане. Начиная с 2011 года, объемы добычи нефти снижаются. Если сравнить объемы добычи 2010 года с 2015-м, то станет видно, что они снизились на 20%.

И это факт. То есть, если в 2010 году в стране было добыто около 51 млн тонн нефти, то в текущем году ожидается 41 млн. А на будущий год правительство прогнозирует снижение еще на 500 тыс. тонн.

Ильхам Шабан. Фото: publika.az

В любом случае Азербайджан будет сокращать добычу нефти, ввиду чего присутствие на этом на заседании ОПЕК министра энергетики Азербайджана не нужно.

Баку будет сокращать добычу нефти, ввиду чего присутствие министра энергетики Азербайджана на заседании ОПЕК не нужно

При этом стало известно, что 21 октября министр энергетики России господин Новак отправится с двухдневным визитом в столицу Ирана. А кроме того, на прошедшем саммите СНГ, который прошел в Минске, президент России Владимир Путин обсуждал с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым ряд вопросов, среди которых был и вопрос цены на нефть. После этого в прессе появилось много статей о том, что Азербайджан выбрал пророссийский вектор. Думаю, Москва и Баку координируют свои действия в этом вопросе.

— Вы упомянули переговоры Владимира Путина и Ильхама Алиева на полях саммита стран СНГ. Как думаете, мог российский президент пообещать своему азербайджанскому коллеге грядущее повышение цен на черное золото, например, из-за российской операции в Сирии?

— Я не думаю, что сирийская операция или российское присутствие в Сирии могут как-то повлиять на повышение цен на нефть.

— Но нефть поднималась с началом российской операции в Сирии. Не намного, правда, но поднималась.

— Это просто коррекция. Один день поднимается на один доллар, а в другой – опять снижается. А что будет, когда иранская нефть в значительных объемах выйдет на мировые рынки? И цена на нефть на этом фоне опустится до 40 долларов за баррель? Думаю, в такой ситуации никакие авиаудары не помогут.

— Вы в начале интервью сказали про визит министра энергетики России в Иран. Как думаете, с какой целью? Договориться с Ираном, чтобы он не выводил на мировой рынок большие объемы нефти? 

— Не думаю. Сейчас на мировом рынке нефти три крупных игрока – это Саудовская Аравия, США и Россия. 2016 год запомнится тем, как между этими тремя акторами будут разворачиваться политические игры.

Несмотря на то, что 30% мировой добычи нефти приходится на долю ОПЕК, уже более 10 лет ОПЕК не может влиять на ценообразующий фактор. И здесь большую роль играют США, и, конечно, те страны, которые не входят в ОПЕК. Это Россия, которая за последние годы резко увеличила добычу нефти.

​По итогам девяти месяцев экспорт азербайджанских товаров в страны СНГ снизился на 45%. Это крайне тревожный сигнал

Но посмотрите, российский госбюджет зависит от цен на нефть. С другой стороны, Россия тоже понимает, что если она будет снижать цены на нефть путем сокращения добычи, то потеряет определенную часть рынка. А если потеряет определенную часть рынка, ее захватят другие игроки, в т.ч. и Иран.

— Вернемся к Азербайджану. Насколько серьезно сказывается падение цен на нефть на экономике Азербайджана, которая так же, как и российская, зависит от цены на «черное золото»? Есть ли у властей решение проблем?

— Кризис уже у нас чувствуется. Фактически, то, что Россия переживала в конце 2014 года, мы начинаем переживать теперь. Закрываются магазины, сокращаются рабочие места. Такого не было последние 15 лет…

— На что или на кого рассчитывают власти Азербайджана в этой ситуации? От кого ждут поддержки, помощи?

— Обычно в такой ситуации правительство должно создавать более благоприятную среду для производства. Но у нас наблюдается иная, странная картина. Видно, что правительство не желает идти на структурные реформы, просто ожидая, что цены на нефть повысятся.

— За счет чего они ожидают, что цены на нефть поднимутся?

— Честно говоря, такая позиция вызывает у меня недоумение. Ну даже если цена на нефть поднимется на несколько долларов, неужели правительство не отдает себе отчет, что объемы добычи нефти и ее экспорта у Азербайджана снижаются? Кроме того, национальная валюта – манат – обесценилась на 34%. А по итогам девяти месяцев экспорт азербайджанских товаров в страны СНГ снизился на 45%. Все это – крайне тревожный сигнал.

— Если все-таки заседание ОПЕК не приведет к желаемым результатам, и нефть продолжит дешеветь, какие последствия ждут экономику Азербайджана?

— Дефолта не будет, потому что у страны есть валютные резервы. У нас в Госнефтефонде около $33 млрд запасов и еще $7 млрд в Центральном банке. При этом в правительстве идет разговор о том, что объем государственного долга Азербайджана сравнительно невелик.

Так что в условиях ухудшения ситуации мы можем пойти на увеличение госдолга, т.е. взять в международных финансовых институтах кредит. 
В условиях ухудшения ситуации Азербайджан может пойти на увеличение госдлога, взяв в международных финансовых институтах кредит
— А разве в этой ситуации стоит брать кредиты у международных финансовых институтов? Не станет ли только хуже? И потом, Ильхам Алиев еще летом заявил, что Баку надо пересмотреть отношения с ЕС…

— Да. Фактически может сложиться такая же ситуация, как во время перестройки, когда правительство увеличило госдолг СССР с $10 млрд до $110 млрд.

— Все-таки ваш прогноз: будет все плохо, очень плохо или нормально?

— Если учесть, что сейчас реализуется проект «Шах-Дениз-2», и в рамках этого проекта открыто от 15 тысяч рабочих мест и наблюдается приток иностранного капитала, то ситуация не настолько критична. Другой вопрос, как воспользуется правительство этими доходами.

— В условиях кризиса Азербайджан начнет снижать траты на вооружение? Ведь ввиду неразрешенности карабахского конфликта, это огромная статья расходов для экономики Азербайджана.

— Да. Ежегодно тратилось приблизительно $2 млрд. Это политический вопрос, трудно сказать, как будет эта ситуация развиваться.

— Сейчас Азербайджан тратит огромные средства на вооружение ввиду карабахского конфликта. При развитии кризиса население в любом случае будет нищать. И чем больше будет кризис, тем хуже будет житься населению. И в этой ситуации властям Азербайджана придется либо объяснять, почему последние деньги уходят на вооружение, либо развязывать войну в Карабахе. На ваш взгляд, как они поступят?

— Думаю, ввиду того, что через два с половиной года будет завершена подготовительная работа по реализации Южного газового коридора, никаких военных конфликтов не будет. Так что, да – Баку будет сокращать расходы на вооружение.


0 Распечатать

Наверх