26 декабря 2016 2771 0

«Кривая линия» губернатора

Почему население и власти Ставрополья в 2016 году окончательно разучились слышать друг друга?
Владимир Владимиров. Фото: pobeda26.ru
Владимир Владимиров. Фото: pobeda26.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

2016 год в Ставропольском крае прошел под знаком политической консервации. В краевой и Государственной думе, в избиркоме и даже в новом созыве Общественной палаты региона – все те же давно знакомые лица. Похоже, управляющая элита региона окончательно утратила способность к самообновлению. А значит, и возможность решения застарелых проблем.

Народ, да вы закон не так читаете!

Ставропольский губернатор Владимир Владимиров в пятницу подвел итоги уходящего 2016 года в прямом эфире краевого телеканала «Свое ТВ».

Впрочем, эфир на поверку оказался не таким уж и прямым. Ведущие сообщили, что передвижные мобильные бригады телеканала развернулись сразу в пяти населенных пунктах края – Кисловодске, Михайловске, Невинномысске, селах Новоселицком и Толстово-Васюковском.

Массовку благодарных жителей записали заранее. Ну и зачем же был нужен этот мелочный обман?!

Пользователи соцсетей обратили внимание, что, несмотря на поздний эфир, при «прямых» включениях с мест ярко светит солнце.

Значит, массовку благодарных жителей записали заранее. Ну и зачем же был нужен этот мелочный обман?!

Увы, по итогам 2016 года приходится констатировать, что такова «изюминка» политического стиля Владимира Владимирова – реальная работа – все чаще подменяется пиаром. А закоренелые проблемы Ставрополья не решаются.

Пожалуй, самый явный пример – это наиболее резонансный закон 2016 года, который благодаря парламентской оппозиции получил меткое название «Закон жирных котов».

Минимальный размер надела, выделяемого из земельного массива сельскохозяйственного использования, находящегося в коллективно-долевой собственности, повышается с 30 до 2500 гектаров.

Скандальный закон приняли лишь с третьего раза, и он мгновенно вызвал колоссальный протест среди селян.

В Ставрополе прошло собрание фермеров СКФО, которые объявили вотум недоверия Владимиру Владимирову. 

Более того, даже прокуратура края (ее в августе возглавил выходец с Алтая Анатолий Богданчиков) направила в Ставропольский краевой суд административный иск, требуя отменить «Закон жирных котов».

При этом прокуратура ссылается на данные Росреестра: в коллективно-долевой собственности у жителей края находится почти 11 тысяч участков площадью менее 2500 гектаров, владельцам которых, по новому закону, теперь невозможно сменить арендатора (площадью более 2500 гектаров – лишь 320 участков).

То есть налицо ограничение конкуренции в пользу богатеев.

Губернатор заигрался с КАВПОЛИТом

И в эфире телеканала «Свое ТВ», и накануне на планерке в правительстве Владимир Владимиров пытался убедить в обратном: мол, никто никого в правах новым законом не ущемляет.

По его мнению, жители Ставрополья неверно понимают суть закона.

Прямо на планерке он дал поручение двум министрам – имущественных отношений Алексею Газарову и сельского хозяйства Владимиру Ситникову – провести брифинги и ответить на все острые вопросы.

Владимир Владимиров. Фото: opengaz.ru

Но сколько ни скажут чиновники «халва», во рту у селян слаще не станет.

Впрочем, Владимиров, похоже, все же готов пойти на уступки.

В телевизионном интервью он как бы вскользь заметил: «Мы его [закон] доработаем… к 15-20 января появятся поправки в министерстве сельского хозяйства».

Значит, все-таки дрогнул губернатор, неизменно уверенный в своей правоте.

То ли испугался иска краевой прокуратуры, то ли гнева краевых фермеров, которые пригрозили ему новым «тракторным маршем» до Москвы.

Обмолвился Владимиров в эфире телеканала «Свое ТВ» о том, что на Ставрополье действует некая рабочая группа по решению земельных споров в досудебном порядке. И возглавляет ее вице-спикер краевой думы от КПРФ Виктор Лозовой.

Виктор Лозовой. Фото: kprf.ru

Что это за рабочая группа, выяснить не удалось (по крайней мере, на официальном сайте думы никаких постановлений о ее создании нет).

Между тем еще в июле Владимир Владимиров объявил о создании на Ставрополье рабочей группы по земельным конфликтам, которую должен был возглавить главный редактор КАВПОЛИТа, член президентского Совета по правам человека Максим Шевченко.

Работой по формированию спецкомиссии занялся уже упомянутый министр Алексей Газаров, о чем сообщалось в нескольких пресс-релизах на сайте его ведомства.

Последний релиз, впрочем, вышел в сентябре: в нем сообщалось, будто Максим Шевченко так и не дал никакого ответа по поводу создания «земельной» спецкомиссии.

Этакое прикрытие, чтобы губернатор доверил решение этого вопроса куда более лояльному коммунисту Виктору Лозовому.

«Было у нас десять лет застоя»

Отвечая в телеинтервью на вопрос о результатах «Единой России» на выборах в крае, Владимиров выдал: дескать, все политические победы на Ставрополье – личная заслуга президента.

Впрочем, даже успехи «Единой России» на Ставрополье на поверку не такие уж и значительные.

Внутрипартийные праймериз никак не занимали жителей края: люди даже не смотрели дебаты кандидатов (лишь одну видеозапись посмотрели 700 человек, прочие – в разы меньше).
2016 год на Ставрополье прошел под знаком политической консервации

В день голосования на участки пришло менее 42% избирателей, 3% испортили бюллетени, что можно считать аналогией голосования за отмененную графу «Против всех».

В итоге и в краевом парламенте, и во многих муниципалитетах (особенно в Ставрополе) оппозиция практически лишилась своих мест. Причем нередко это, похоже, было результатом торга.

Лидер отделения ЛДПР в Ставрополе Александр Куриленко, жестко критиковавший местного мэра Андрея Джатдоева, в новый думский созыв не попал.

Но ему в итоге предложили должность замглавы администрации в Шпаковском районе (он будет курировать инвестиции).

«Справоросс» Сергей Горло, также много критиковавший краевые и городские власти, был избран в гордуму Ставрополя. Но затем неожиданно отказался от мандата… и стал советником председателя парламента края.

Сергей Горло

Не оказавшийся ни в парламенте края, ни в гордуме Пятигорска (на выборах он возглавлял местный список) молодой «справоросс» Кирилл Кузьмин тоже без дела не остался. Губернатор назначил его уполномоченным по правам предпринимателей.

В Госдуме интересы Ставрополья представляют шестеро депутатов, и все – «единороссы» (в предыдущем созыве помимо представителей «Единой России» было по одному коммунисту, «справороссу» и либерал-демократу).

Кого же помимо президента стоит благодарить за тотальную победу «Единой России»?

Ответ – крупный бизнес Ставрополья, который словно бы по разнарядке выделил огромные средства в предвыборные фонды кандидатов от «партии власти».

В числе жертвователей – строительный гигант «ЮгСтройИнвест», сельхозпредприятие «Чапаевское», монтажное управление «Телеком-С», сеть аптек «Арника»…

Политическая консервация – это заразно?

В общем, 2016 год на Ставрополье прошел под знаком политической консервации.

Единственная громкая кадровая новость – смена прокурора края: на место Юрия Турыгина (он был однокурсником генерального прокурора Юрия Чайки в Свердловске, куда вернулся с Кавказа) пришел Анатолий Богданчиков с Алтая.

В 2016 году в стране были ликвидированы две силовые структуры – ФМС и Госнаркоконтроль, функции которых полностью передали МВД.

В краевом главке МВД появились два новых управления, куда после аттестации перевели личный состав упраздненных структур.

А вот что стало с их бывшими начальниками?

Неплохо устроился бывший начальник краевого управления ФМС Александр Бойков, который стал… вице-премьером правительства.

Причем с крайне размытым кругом обязанностей: он якобы должен налаживать контакты с сенаторами и депутатами Госдумы от Ставрополья.

Сменились в 2016 году составы избирательной комиссии и Общественной палаты края. Впрочем, сменились – это громко сказано. 

Общественная палата Ставрополья хоть и обновилась, но чисто символически

Все руководство избиркома (председатель, его заместитель и секретарь) осталось прежним.

Из известных на Ставрополье фигур добавился, пожалуй, лишь Константин Сиротинский, который ранее был депутатом краевой думы от КПРФ.

Общественная палата Ставрополья хоть и обновилась, но чисто символически: многих ярких общественников туда не пустили (пожалуй, за исключением правозащитника Евгения Перкуна из Буденновска).

Формировалась палата по квоте от краевой думы и правительства. И если парламент на своем сайте опубликовал список кандидатов, которым было отказано стать членами Общественной палаты, то правительство этого делать не стало.

Опять губернатор чего-то испугался?

Без широкого общественного обсуждения состоялись и недавние изменения в Белом доме Ставрополья.

Событие тем более важное, поскольку последний раз губернаторский аппарат менялся лишь в октябре 2015 года: тогда был создан отдел по профилактике коррупционных нарушений (между прочим, из шести человек, хотя и о его работе слышать ничего не приходилось).

И вот 22 декабря губернатор создал в своем аппарате еще две структуры – отдел (по обеспечению взаимодействия с территориальными органами федеральных ведомств) и управление (по проектной деятельности).

Появление последнего – это, похоже, дань моде, которую на Северном Кавказе заложил Рамазан Абдулатипов. Ведь именно с его подачи «проектные офисы» есть сегодня в каждой сельской администрации.

Да и перенимать странные идеи у Абдулатипова ставропольскому губернатору не впервой. Именно у своего дагестанского коллеги Владимиров еще в конце 2013 года «подсмотрел» принцип разделения региона между полпредами губернатора.

Только если в Дагестане их четверо, то на Ставрополье решили не мелочиться и ввели сразу семерых. И хотя эта институция за три года существования доказала свою полную несостоятельность, ни Владимиров, ни Абдулатипов отказываться от нее не хотят.

Наверное, политической застой – это заразно…
2 Распечатать

Наверх