28 октября
29 сентября 2015 18012 0

Континенты свяжут шелком

Возрождение Великого Шелкового пути – путь к глобальной консолидации или конкуренции?
 Международная научно-практическая конференция «Историко-культурное наследие Великого шелкового пути и продвижение туристских дестинаций на Северном Кавказе». Фото: ncfu.ru
Международная научно-практическая конференция «Историко-культурное наследие Великого шелкового пути и продвижение туристских дестинаций на Северном Кавказе». Фото: ncfu.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Вчера в Нью-Йорке стартовала юбилейная сессия Генассамблеи ООН, главная тема которой – разработка стратегии мирового развития на ближайшую четверть века. Символично, что в этот же день в Ставрополе открылся форум, на котором также пытались нащупать точку глобальной опоры. Таковой может стать Великий Шелковый путь, геополитический и геоэкономический проект, который сейчас вместе развивают несколько стран. Правда, первую скрипку все же играет Китай.

Историю Кубачи узнали... по зайцам

На форум в Ставрополь съехались более ста участников – ученые и практики из разных регионов Северного Кавказа, а также Москвы, Санкт-Петербурга, Волгоградской области, Крыма. За международные связи отвечали делегаты из стран ближнего зарубежья – Казахстана, Армении, Азербайджана, Южной Осетии и Абхазии.

На десяти с лишним площадках организаторы форума (СКФУ, Минобрнауки и Минкавказа) предложили к обсуждению разные стороны развития туризма: кадры, фандрайзинг, маркетинг, геоинформационные системы. Правда, о дне современном говорилось не так много, как хотелось бы. Большинство докладов все же были посвящены истории: Великий Шелковый путь – феномен, связавший воедино почти полторы тысячи лет и несколько глобальных цивилизаций.

Скажем, при раскопках средневековых поселений в Ингушетии находили китайские бронзы, а среди купцов Астраханского ханства были индусы. А во всемирно известной каменной резьбе поселка Кубачи один из орнаментов – бегущие по кругу зайцы, изображение которых, свидетельствуют историки, было традиционным сюжетом в древнекитайском искусстве.

Ну а откуда, думаете, взялось название правобережья Терека, где жили чеченцы, – Шелковской район? Исстари занимались они шелководством, завезенным сюда купцами из дальних стран. Кстати, вместе с торговцами и путешественниками распространялась не только заморская культура, но и экзотические для Северного Кавказа заболевания – скажем, болезнь Бехчета (васкулит), привнесенный за счет миграции населения и смешанных браков.

Наследство Билла Клинтона

О том, что на современном этапе нужны новые связующие нити между цивилизациями, говорила профессор кафедры «Рекреационная география и туризм» Московского университета Анна Александрова. Если проецировать исторические маршруты Великого Шелкового пути на современную карту мира, то они объединят три из пяти стран, входящих в БРИКС, – Индию, Китай и Россию. И неслучайно на протяжении уже постсоветской истории не раз предпринимались попытки «реанимации» древнего пути.

Еще 1998 году при поддержке администрации тогдашнего американского президента Билла Клинтона была презентована программа Traceсa – транспортного коридора «Европа – Кавказ – Азия». Затем были предложения от региональных держав (в частности, Казахстана и Ирана), суть которых сводилась к развитию мультимодальной инфраструктуры, то есть различных видов транспорта (железнодорожного, морского, воздушного, автомобильного и трубопроводного).

Или еще одна любопытная идея – Silk Road Map Evolution (SRME), которую продвигает группа итальянских архитекторов из мастерской OFL Architecture. Они предлагают построить огромный мегаполис, «осью» которого станет железная дорога на гравитационных платформах протяженностью 15 тысяч километров от Венеции до Шанхая.

Путь будет прерываться так называемыми bionic towers – 400-метровыми небоскребами, за счет экологических технологий органично встроенных в окружающую природную среду. Непрерывная бесшовная оболочка всего комплекса (башен и железнодорожного тоннеля) будет сделана из специального бетона на основе диоксида титана с искусственным хлорофиллом (он генерирует кислород).

Впрочем, ныне эти мегапроекты интересны уже лишь в ретроспективе. Но два года назад появился еще один, который продолжает оставаться актуальным и, похоже, даже готов к реализации: китайский лидер Си Цзиньпин предложил создать «Экономический пояс Великого Шелкового пути».

Воссоздание Великого Шелкового пути, цель которого – усиление экономической кооперации, чревато многими рисками

Китай – спринтер или стайер?

В отличие от предыдущих проектов, предложение Си Цзиньпина более глобально и предполагает именно воссоздание той модели, что существовала в Древнем мире и Средневековье, – целого «пояса» тесно переплетающихся и взаимозаменяемых маршрутов (сухопутных и морских), которые будут простираться от Западного Китая до Турции и далее до Германии.

«Это цепь инфраструктурных проектов, которые охватывают 60 стран мира и позволят ускорить движение товаров, услуг, капиталов и людей», – говорит профессор Александрова. По ее словам, объем предполагаемых инвестиций составит $900 млн. Не стоит питать иллюзий: новый мегапроект – это прежде всего возможность для Китая укрепить свои позиции как глобального игрока.

Неслучайно, например, нынешний год в Китае объявлен Годом Великого Шелкового пути: проводятся конференции, симпозиумы и научные форумы, над разработкой «шелковой» стратегии работают ведущие ученые. Ну а в России, как видно, пока что первый кирпичик – проведение в Ставрополе форума на базе СКФУ.

По мнению Анны Александровой, воссоздание Великого Шелкового пути, цель которого – усиление экономической кооперации, чревато многими рисками. Самый опасный, конечно, связан с большой пестротой стран, участвующих в проекте, – культурной, религиозной и социальной.

Картограмма, которую продемонстрировала на форуме профессор, говорит об этом очень наглядно. Те страны, где индекс развития человеческого капитала высок, были подсвечены зеленым. Западная Европа – одно большое изумрудное пятно, это уже страны постиндустриальной формации. А значит, и платежеспособный спрос.

Но на пути к ним товары и услуги, следующие по «Новому Шелковому пути», должны пройти регионы, где еще полуфеодальный строй, – Монголия, Пакистан, Афганистан (на карте – бледно-салатовый оттенок).

По мнению профессора Александровой, сегодня то направление кооперации, которое наиболее реально, – это туризм. И это понимают во всех странах, где когда-то проходил Великий Шелковый путь. Неслучайно еще в 1988 году ЮНЕСКО запустила одноименный проект, в результате чего появилась онлайн-платформа – интерактивная карта, на которую нанесены все объекты материального, природного и духовного наследия.

А не замахнуться ли нам... на Евразию?

Как отметила профессор Александрова, бледнее всего на этой карте выглядит именно Россия – всего шесть объектов. Из них пять – природные (Золотые горы Алтая; Убсунурская котловина на границе с Монголией; Большой Волжско-Камский биосферный заповедник; Волго-Ахтубинская пойма), два относятся к документальному наследию (коллекция карт Российской империи XVIII столетия и Лаврентьевская летопись).

С сожалением говорили эксперты на форуме, что даже на недавнем праздновании 2000-летия Дербента очень мало внимания уделили связям этого древнейшего города страны с Великим Шелковым путем. А ведь некогда это были врата между Европой и Азией, здесь пролегала «Османова тропа» от Персии до Крыма и далее в Восточную Европу.

Первый день работы Международной научно-практической конференции. Фото: ncfu.ru

Москва, конечно, осознает важность проекта Нового Шелкового пути – не хочет отставать в глобальной гонке с Китаем. Еще в 2012 году президент дал поручение по развитию историко-культурного наследия, год спустя задача по формированию межрегиональных маршрутов, связанных с Великим Шелковым путем, была закреплена в плане действий Минкультуры России.

Кроме того, в рамках проходившего в Санкт-Петербурге международного культурно-туристского форума власти семи регионов (Дагестана, Калмыкии, Карачаево-Черкесии, Ставрополья, Астраханской области, Татарстана и Алтайского края) подписали протокол о намерениях по реализации проекта культурно-познавательного проекта «Великий Шелковый путь».

Вот о том, что конкретно сделано в этом направлении, на форуме и докладывали эксперты из разных регионов. Это, например, эвенты и пешие экскурсии по горным тропам и современным городам – в Чечне, Карачаево-Черкесии, Ростовской области.

А еще весной по инициативе комитета по туризму Ингушетии по кавказскому маршруту Великого Шелкового пути запустили «Чайный экспресс».

Но достаточно ли всего этого, чтобы на равных конкурировать с Китаем, замахнувшимся на евроазиатское господство?

0 Распечатать

Наверх