08 февраля 2014 4459 5

Коньяк стратегического назначения

Почему нельзя спешить с приватизацией Кизлярского коньячного завода
Фото: Тимур Агиров
Фото: Тимур Агиров

usahlkaro Филипп Громыко журналист

Президент Дагестана Рамазан Абдулатипов на пресс-конференции в Москве сообщил подробности приватизации Кизлярского коньячного завода (ККЗ) – старейшего в России предприятия в своей отрасли. Новым руководителем ККЗ назначен генеральный директор Дербентского завода игристых вин Магомед Садулаев – один из самых успешных виноделов России. Однако стоимость приватизации ККЗ, названная Абдулатиповым (минимум 4 млрд рублей), значительно ниже той, которую сам он называл год назад при вступлении в должность главы Дагестана. Сегодня, чтобы Кизлярский коньячный, который, безусловно, является национальным достоянием России, не ушел по дешевке, требуется проведение масштабной экспертизы стоимости его активов с привлечением ведущих специалистов отрасли. 

Не первая попытка

История с приватизацией ККЗ тянется уже больше десяти лет. Долгое время попытки передать завод в частные руки или поставить под внешний контроль неизменно разбивались о позицию легендарного руководителя предприятия Владимира Григорьянца, ныне занимающего должность консультанта предприятия. «Во все времена при любом строе алкогольное производство было монополией государства. Государство понимало, что это курица, несущая золотые яйца», – был убежден Григорьянц.

Принципиальность обошлась Григорьянцу дорогой ценой. В 1998 году его похитили вместе с женой и несколько месяцев продержали в Чечне, а предприятие тем временем подвергалось атакам проверяющих структур. По мнению Григорьянца, основной задачей его противников было включение завода в структуру республиканского унитарного предприятия «Дагвино», которое в девяностых годах объединяло ключевые активы винно-коньячной отрасли Дагестана, позднее приватизированные.

Вскоре после истории с похищением Владимира Григорьянца объединение «Дагвино», в 2000 году преобразованное в комитет правительства Дагестана по виноградарству и алкогольной промышленности, возглавил новый руководитель – Мухтар Халалмагомедов, земляк и родственник тогдашнего главы Дагестана Магомедали Магомедова. С ним у директора ККЗ сложились конструктивные отношения, и завод все-таки вошел в структуру «Дагвина» с изменением формы собственности. Первые годы после распада СССР ККЗ был арендным предприятием, в 1996 году стал производственным кооперативом, а в 2000 году был преобразован в дочернее унитарное предприятие «Дагвина», а затем — в ГУП, каковым остается и по сей день.

Первая попытка передать ККЗ в частные руки была предпринята 10 лет назад, когда завод оказался в плане приватизации на 2004 год. Был предложен следующий вариант акционирования предприятия: 50% получает Мингосимущество Дагестана, 50% – «Дагвино». Но такой вариант не устраивал ни администрацию Кизляра, для которой ККЗ был единственным крупным налогоплательщиком (в 2003 году коньячный завод принес городскому бюджету 80% доходов), ни коллектив завода, которому принадлежали имущественные паи. «Приватизировать наше предприятие — это убить последнее, что связано с винодельческой промышленностью в Кизляре», – заявил в тот момент Владимир Григорьянц.

Руководству Дагестана тогда были направлены письма с требованием исключить завод из числа приватизируемых предприятий, что и произошло. В то же время ряд других ГУПов, входивших в состав «Дагвина» – Дербентский коньячный комбинат,  Дербентский завод игристых вин (ДЗИВ), Махачкалинский винзавод – были приватизированы. Однако, в отличие от ККЗ, который еще в девяностые годы стараниями Владимира Григорьянца начал модернизацию своих мощностей, эти предприятия нуждались либо в реконструкции, либо в финансовом оздоровлении. Например, на ДЗИВе за несколько лет после приватизации завода были практически полностью обновлены все производственные линии. Новые собственники, по словам директора предприятия Магомеда Садулаева, вложили в его модернизацию порядка 600-700 млн рублей.

А на Кизлярском коньячном этот процесс успешно продолжался и без изменения формы собственности, и без привлечения внешних средств. «Нам не нужен инвестор. Мы сами вкладываем свои средства в производство», – подчеркивал Владимир Григорьянц. Более того, завод демонстрировал редкую для государственных предприятий экономическую эффективность.

При новом директоре Евгении Дружинине, который возглавил ККЗ в 2008 году, модернизация производства завершилась, а объем выпуска продукции резко увеличился: в 2012 году завод разливал до 60 тысяч декалитров (дал) напитков в месяц, в то время как раньше этот показатель не превышал 30 тысяч дал. По итогам 2012 года выручка ККЗ составила 2,444 млрд рублей (рост на 22,2% по сравнению с 2011 годом), чистая прибыль – 530,4 млн рублей, при этом предприятие вошло в первую тройку самых рентабельных компаний Северного Кавказа.

Кому и за сколько?

Новая попытка приватизировать завод пришлась на конец 2012 года, когда депутаты Народного Собрания Дагестана включили его в план приватизации с предшествующим акционированием. Однако ход этому процессу не дал Рамазан Абдулатипов, назначенный врио президента Дагестана в январе 2013 года. Одним из его первых шагов в новой должности было распоряжение приостановить приватизацию ККЗ, а в прессе тогда широко разошлось высказывание Абдулатипова: «Мне удалось сэкономить для Дагестана 10 миллиардов рублей тем, что приостановил приватизацию Кизлярского коньячного завода, который стоит, по разным оценкам, 12-20 миллиардов рублей. Его хотели приватизировать за 1,5 миллиарда рублей. Хватит грабить Дагестан! Мы должны беречь собственность».

В результате в прошлом апреле Народное Собрание Дагестана исключило завод из плана приватизации на 2013 год. «Это наш бренд и наша гордость, также он перечисляет в бюджет большие средства», – заявил тогда министр по управлению госимуществом Марат Ильясов, на днях ушедший в отставку.

Однако «движения» вокруг предприятия на этом не прекратились. В июне прошлого года свои права на ККЗ предъявило терское казачество, обратившись к президенту Владимиру Путину с предложением передать им в оперативное управление ряд активов на Северном Кавказе, в том числе Кизлярский коньячный завод. На предприятии эту инициативу назвали абсурдной, но дыма без огня, как известно, не бывает – похоже, что заявление казаков было реакцией на активизацию других сил, заинтересованных в установлении контроля над заводом.         

«Это крайне привлекательный актив, один из немногих заводов, производящий в РФ коньяки из собственного сырья. Имеют значение и популярные торговые марки, – отмечал один из самых известных экспертов российского алкогольного рынка, директор  исследовательского агентства ЦИФРРА Вадим Дробиз. – Завод интересен всем, но, скорее всего, будет продан региональному бизнесу. Такова специфика региона». В другом комментарии агентства ЦИФФРА, после того как в конце прошлого года дагестанские парламентарии вновь решили выставить ККЗ на приватизацию, вопрос был сформулирован еще более конкретно: «Кому (какому клану) и за сколько?»

На последней прошлогодней сессии Народного Собрания Дагестана вокруг судьбы ККЗ вновь развернулась дискуссия: против приватизации высказался  депутат от КПРФ Магомед Магомедов. Он напомнил коллегам, как после приватизации ряда ГУПов Каякентского района местные жители проводили массовые митинги протеста, и заявил, что бюджет республики от приватизации ККЗ проиграет.

Однако Магомедову возразил спикер Народного Собрания Хизри Шихсаидов – влиятельная фигура в винно-коньячной отрасли Дагестана, в начале девяностых возглавлявший объединение «Дагвино». Шихсаидов апеллировал к положительным результатам приватизации двух других крупных предприятий отрасли – Дербентского коньячного комбината и Дербентского завода игристых вин, благодаря чему государство сразу получило большие суммы, а предприятия аккуратно платят те же налоги, которые платили до приватизации. В результате решение о приватизации ККЗ депутаты приняли.

Точку зрения Шихсаидова в ходе недавней пресс-конференции в Москве фактически воспроизвел Рамазан Абдулатипов, заметив, что «если завод будет развиваться после приватизации, то есть шанс повысить поступление налогов». Есть и еще один резон ускорить приватизацию, столь настоятельно из года в год подчеркиваемый федеральным правительством: за счет продажи ценного актива может быть пополнен региональный бюджет.

Другое дело, стоит ли ради разового вливания в казну затевать приватизацию без преувеличения стратегического актива, а главное, какой окажется его окончательная цена. Ведь стоимость завода, названная на той же пресс-конференции Рамазаном Абдулатиповым, оказалась значительно ниже той суммы, о которой он говорил год назад. «Я считаю, что минимальная цена этого завода – 4 миллиарда рублей. Вполне возможно, что цена повысится», – цитирует РИА «Дагестан» главу республики.

Коньяк художественной ценности

Диапазон цен, указанный Абдулатиповым год назад (12-20 млрд рублей), скорее всего, гораздо ближе к истине, чем недавно прозвучавшие 4 млрд. Несколько лет назад в одном из интервью Владимир Григорьянц говорил, что только сырья на заводе более чем на 8 млрд рублей, а в целом завод стоит около 10 млрд рублей. Но с тех пор завод завершил модернизацию производства, что естественным образом повысило его стоимость. Для понимания разницы стоимости предприятий винно-коньячной отрасли до и после модернизации можно привести данные директора ДЗИВа Магомеда Садулаева: в 2006 году, когда завод приватизировали, он стоил 70 млн рублей, а после реконструкции – более 1 млрд.

Но в случае с Кизлярским коньячным заводом есть еще и такая специфическая составляющая цены, как гудвилл или стоимость нематериальных активов (бренда). Как известно, ККЗ – старейшее и без преувеличения легендарное российское предприятие, выпускающее коньяк, у него есть эксклюзивное право на выпуск нескольких торговых марок, и без учета их стоимости предприятие окажется принципиально недооцененным. А стоимость бренда, как показывает мировая практика, может быть кратно выше стоимости материальных активов компании с известным именем. У ККЗ, например, стоимость основных средств пару лет назад оценивалась всего в 773,501 млн рублей.

Таким образом, без проведения всесторонней оценки предприятия с учетом его значимости не только для российской экономики, но и для имиджа страны существует риск, что завод действительно будет продан значительно дешевле своей истинной стоимости.

Подобных случаев немало. В частности, Владимир Григорьянц приводил пример продажи ереванского завода «Арарат» транснациональному холдингу Pernod Ricard – по его словам, предприятие продали за 50 млн долларов, тогда как стоимость только сырья оценивалась в 250 млн долларов.

Кстати, адекватная оценка стоимости сырья – отдельный сложный вопрос, потому что цена на элитную алкогольную продукцию с «легендой» формируется по принципам, свойственным рынкам художественных произведений или антиквариата.

Аварский виноградный альянс

Решение приватизировать ККЗ уже привело к кадровым перестановкам на предприятии. Новым руководителем ККЗ, как сообщил на недавней пресс-конференции в Москве Рамазан Абдулатипов, назначен Магомед Садулаев, а прежний руководитель останется исполнительным директором и директором по реализации. В профессиональных качествах Магомеда Садулаева нет ни малейшего сомнения – за несколько лет гендиректор и основной владелец ДЗИВа создал компанию федерального уровня, которая, по его собственной оценке 2012 года, контролировала 25-30% российского рынка игристых вин.

Немаловажно, что у Магомеда Садулаева сразу же сложились отношения с Рамазаном Абдулатиповым (заметим, что оба они – аварцы): глава Дагестана высоко оценивает инициативы ДЗИВа по возрождению виноградарства в республике. Полтора года назад объем вложений дербентского завода в собственные виноградники оценивался в 400 млн рублей, стояли планы довести объем посадок до 2 тысяч га, что потребовало бы порядка миллиарда рублей инвестиций.

Аналогичная задача уже давно стоит перед Кизлярским коньячным заводом, поскольку у предприятия долгое время не было собственных виноградников, и сырье приходилось закупать у ряда фермерских хозяйств. Но в планах Евгения Дружинина было формирование собственной сырьевой базы, и в прошлом году директор ККЗ сообщил, что идет процесс подбора 200-300 га земли под посадку виноградников в Кизлярском районе.

С приходом Магомеда Садулаева, имеющего большой опыт решения земельных вопросов и обладающего в республике политическим весом (он является депутатом Народного Собрания), этот процесс явно ускорится. Например, еще прошлым летом он предложил кизлярцам не сажать виноградники на новых землях, а восстановить некогда знаменитое хозяйство «Аксаевское» в Хасавюртовском районе. Однако появление на ККЗ руководителя с репутацией высокоэффективного менеджера не отменяет вопрос адекватной оценки активов предприятия, и по этому вопросу, видимо, еще будет сломано немало копий. 

-1 Распечатать

Tarlan Asharov 08 февраля 2014, 20:20

И без комментариев ясно: готовится большая дербаниловка. Фигуранты из статьи известные махинаторы, ставшие крупными бизнесменами и политиками. Кто после этого сможет сказать, что любую политику Дагестана, даже ценовую за приватизацию и не только его, делают деньги чёрных и тёмные схемы их оборота. Циники! Уберите арабский алфавит из этикетки. Вам государственного русского языка не достаточно. Что вы позорите Дагестан на весь мир, само слово взяли от французского, да ещё и в арабской графике даете. Вообще Ях, Намус- Совесть потеряли..

7
Себастьян Соколов 09 февраля 2014, 08:56

что то не ясное происходит на всех направлениях экономики-нефть-создание копании,строит нового порта зачем это, с чего бы,логичней модернизация существующих,меньше расход,-газ-давление на Насрутдиновых .{точно также ушли корабли с порта но никому это не интересно}-электричество-был скандал с оружием,с коньяком все ясно,кто сможет связать во едино эти факты,что это значит ,кому это надо?

4
Мухаммад Мирзалиев 08 февраля 2014, 21:52

зачем он нужен этот харамный завод. сделайте там завод по переработке молока или изготовлению хорошего виноградного сока.

1
Артур Богатыров 09 февраля 2014, 09:13

АРГ решил прибрать под себя , вино водочной , газовой и нефтяной бизнес.

4
Selim Magamaev 12 февраля 2014, 02:09

Похоже в Дагестане, с каждым днём возрастает наплевательское отношение к действующим законом, если уже само народное собрание в угоду амбициям главы и его окружения сами идут на принятие законодательных актов в ущерб экономике и бюджету республики. Расташут, РАЗВОРУЮТ республику по закону- Воры в Законе. Наверно, снова Кадиев Р. виноват... Посмотрим на действия ФАПС и Прокуратуры. Если их интересы были "учтены", все проскочит, как всегда. Если - нет, могут и представление накатать. Тоже не проблема. При реальной стоимости в 18-20 млрд и названной Главой 4 млрд., по идее должно хватит на всех, кто будет искать Поавду по Закону, каждому своя рюмочка КС и доля в шоколаде и в пироге. Если не взбрыкнётся сам город Кизляр и коллектив завода. Им то куда деться? Паламарчук на коротком повадке- он теперь Представитель Главы на севере. Будет артачиться, напомнять старые грехи с бюджетом города. Но он старый лис, сам выступать не будет, но включить " русский вопрос и казаков". Дербентским виноделам - аварцам ( это - тоже хохма, никогда виноград не вырашивали, вино- коньячными магнатами стали), казаки могут сказать - Геть......

2

Оставить комментарий:

Наверх