20 августа
30 сентября 2014 4023 1

Конец «народного» банка

Дагестанский Эсидбанк, активно работавший на розничном рынке, лишен лицензии ЦБ
Иллюстрация: online812.ru
Иллюстрация: online812.ru

usahlkaro Шамиль Алиев журналист

Центробанк России принял решение об отзыве лицензии у дагестанского Эсидбанка – одного из крупнейших в республике. Еще в начале года он лишился права привлекать вклады населения, после чего окончательный уход с рынка стал вопросом времени. Основные бенефициары Эсидбанка – семья бывшего главы Сергокалинского района Дагестана Али Кадиева – не смогли спасти его от краха.

В сообщении ЦБ об отзыве лицензии у Эсидбанка перечисляется длинный перечень нарушений, допущенных этой организацией. Прежде всего, банк проводил высокорискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы, и не создавал резервы, адекватные принятым рискам.

Это привело к полной утрате капитала, в связи с чем банк не смог своевременно исполнять обязательства перед кредиторами и вкладчиками. При этом он представлял недостоверную отчетность о своем финансовом положении.

Кроме того, Эсидбанк, как и многие другие лишившиеся лицензии банки СКФО, был уличен в несоблюдении законодательства о легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем. По информации ЦБ, в прошлом году банк был вовлечен в сомнительные операции с наличными совокупным объемом порядка 2 млрд рублей.

Дагестанский банкинг по бангладешскому сценарию

Для тех, кто внимательно следит за развитием событий в банковской сфере Дагестана, уход с рынка Эсидбанка (название организации происходит от арабского слова, означающего «предназначение, призвание») не стал неожиданностью.

«Последнее китайское предупреждение» ЦБ РФ выдал Эсидбанку еще в январе, потребовав от организации предоставить ходатайство о прекращении права работать с вкладами населения. В конце февраля Эсидбанк утратил лицензию ЦБ на привлечение вкладов физлиц, после чего для него включился обратный отсчет.  

Эсидбанк получил «последнее китайское предупреждение» от ЦБ РФ еще в январе

Прекращение работы с приемом вкладов фактически означало для Эсидбанка медленную смерть, поскольку именно работа с физлицами традиционно была его основной сферой деятельности.

По меркам Дагестана, это была крупная финансовая организация. По данным ЦБ РФ, Эсидбанк имел 21 филиал, два из которых находились за пределами республики – в Ингушетии и Москве.

Несколько лет назад в одном из интервью председатель совета директоров банка Файзудин Эфендиев говорил, что в своем развитии организация ориентируется на бизнес банкира из Бангладеш, лауреата Нобелевской премии Мохаммеда Юнуса. Он смог в этой фактически нищей стране создать успешный образец банкинга, основанного в первую очередь на микрофинансировании.

«Наша задача идти по этому пути и быть достойным банком для народа даже в самом отдалённым уголке нашей республики», – говорил тогда Файзудин Эфендиев.

Показатели деятельности Эсидбанка в целом отражали избранную стратегию развития. В январе, перед тем как лишиться права принимать вклады населения, банк занимал 651 место в стране по размеру активов, при этом находясь значительно выше – на 500 месте в России – по объему вкладов физлиц. 
В кредитном портфеле Эсидбанка преобладали займы физлицам – 70%

А в конце 2012 года, когда ЦБ начал масштабную чистку на банковском рынке Дагестана, Эсидбанк вообще находился на 400 месте в России по этому показателю (1,196 млрд рублей). В кредитном портфеле банка также преобладали займы физлицам (более 70%).

После того как Эсидбанк перестал принимать средства населения, его клиенты быстро «вынесли» почти две трети вкладов. С января по сентябрь объем депозитов физлиц в банке сократился, по данным портала «Банки.ру», с 691,2 до 255,3 млн рублей.

Это, очевидно, и стало главной причиной утраты капитала. На бумаге Эсидбанк обладал капиталом порядка 400 млн рублей.

Криминальный душок

Вместе с тем Эсидбанк неоднократно фигурировал в различных скандалах и сомнительных историях.

Впервые широкой публике за пределами Дагестана это название стало известно четыре года назад, в октябре 2010 года. Тогда, по сообщению одного из федеральных информагентств, руководство банка обратилось к главе Следственного Комитета РФ с просьбой о содействии в возврате 40 млн рублей, похищенных из филиала Эсидбанка в Назрани при нападении на инкассаторов в конце 2009 года.

Вскоре после этого, как утверждалось, деньги были обнаружены в доме известного террориста Саида Бурятского (Александра Тихомирова) при его ликвидации в селе Экажево в Ингушетии. Причем он сам принимал участие в нападении на инкассаторов. Впоследствии, правда, эта информация была опровергнута самим СК РФ.

Эсидбанк не раз светился в скандальных делах, в том числе связанных со стрельбой и террористами 

Тогда же Эсидбанк «засветился» в еще одном скандальном сюжете, который приключился в его дербентском филиале.

В ноябре 2010 года один из клиентов решил оспорить арест своего автомобиля в счет погашения долга по кредиту и приехал в дербентский офис с друзьями для выяснения отношений. Разговор с директором филиала Фатрудином Эфендиевым быстро перерос в перестрелку с применением травматического оружия.

В результате один из товарищей неплатежеспособного клиента скончался в местной больнице. Руководство банка тогда заявило, что инициатор этого инцидента клиентом Эсидбанка не является.

В ноябре 2012 года Эсидбанк оказался в знаменитом «черном списке», который якобы прилагался к письму главы Росфинмониторинга Юрия Чиханчина к полпреду президента в СКФО Александру Хлопонину, где говорилось об угрожающих масштабах обналички в банках Северного Кавказа.

Существовало ли это письмо, о котором тогда писала газета «Известия», на самом деле, до сих пор доподлинно не известно. Однако большинство банков, упомянутых в нем, на данный момент уже прекратили свое существование. 
Эсидбанк значится в «черном списке» кавказских банков, через которые осуществлялась обналичка денег

Не исключено, что уже тогда руководство Эсидбанка стало готовиться к его ликвидации. Осенью 2012 года банк не стал продлевать рейтинг кредитоспособности агентства «Эксперт РА» (действовал на уровне В++ («приемлемый уровень кредитоспособности»), прогноз — «стабильный»), а затем показатели его деятельности стали стремительно снижаться.

В частности, активы Эсидбанка с декабря 2012 года до нынешнего сентября сократились с 2,274 млрд до 846,4 млн рублей, кредитный портфель – с 1,722 млрд до 583,3 млн рублей, размещенные в банке средства предприятий и организаций – с 574,4 до 117 млн рублей.

Скандалы вокруг Эсидбанка не прекращались. В октябре прошлого года управляющий одним из филиалов банка Гаджи Аджиев был задержан полицией по подозрению в участии в широкомасштабных операциях по обналичке.

По данным правоохранительных органов, он использовал свое служебное положение для выдачи кредитов и снятия наличных. Всего членами преступной группы было обналичено и похищено более 160 млн рублей.

Кроме того, из неофициальных источников известно, что в банке можно было в течение одного дня обналичить материнский капитал, хотя по закону на это требуется не менее двух месяцев.

Иными словами, репутация банка к моменту отзыва лицензии была основательно подмочена. Это обстоятельство, в частности, называли одной из причин самоубийства главы его дербентского филиала Фатрудина Эфендиева в феврале этого года.
Глава дербентского филиала Эсидбанка покончил с собой в феврале этого года

Готовьтесь к продолжению банкета

Источники, знакомые с банковской сферой Дагестана, утверждают, что Эсидбанку удалось долго держаться на плаву, несмотря на шлейф скандалов, потому что его основатели были довольно влиятельными людьми.

По данным ЦБ РФ, учредителями ООО «Эсидбанк» выступали 22 физических лица. Наиболее значительную часть долей (порядка 30%) контролировали родственники бывшего главы Сергокалинского района Дагестана Али Кадиева. Его дочь Рукият Кадиева была и.о. председателя правления банка.

Покинув административный пост, Али Кадиев был очень заметным человеком в банковской сфере СКФО – он возглавлял Ассоциацию банков Северного Кавказа. А еще один соучредитель Эсидбанка – Али Алиев – является главой Ассоциации дагестанских банков.

В начале года Алиев несколько раз публично выступал в защиту банков республики, предложив антикризисный вариант их развития – консолидацию активов небольших кредитных учреждений с привлечением правительства Дагестана к участию в уставном капитале.

По мнению Али Алиева, созданная в результате новая структура – Национальный банк развития с капиталом 2-3 млрд рублей – могла бы стать достойным участником российского финансового рынка.

Предложение Ассоциации дагестанских банков было рассмотрено в феврале на совещании с участием главы правительства республики Абдусамада Гамидова. Но дальше этого инициатива по укрупнению капитала местных банков не пошла.

С тех пор жертвами «чистки» пали уже 9 банков СКФО – пять в Дагестане, и по два в Северной Осетии и Ингушетии. И нет никаких сомнений, что Эсидбанк в этом списке далеко не последний.

1 Распечатать

Рамазан Салманов 30 сентября 2014, 15:01

Закрыли еще одну "отмывачную",таковых надо закрывать больше и решительнее....

2

Оставить комментарий:

Наверх