06 августа
06 сентября 2014 5180 0

Кезеной-Ам – озеро в тиши гор

Поездка по нетронутому «цивилизацией» уголку Чечни
Фото: kavpolit.com
Фото: kavpolit.com

usahlkaro Саид Эминов Автор статьи

Поездка на высокогорное озеро Кезеной-Ам не была в планах корреспондента «Кавказской политики». На ней настояли парни, живущие за тридевять земель от Северного Кавказа. В Чечню они приехали с одной целью – увидеть озеро, побродить по окрестным горам.  И они были «во всеоружии»: с картой региона, вытащенными из Интернета последними сообщениями из этого района. О том, например, как недавно в озере, спасая ребенка и его мать, утонул парень 17 лет.

Было и фото серпантина дороги, идущей от села Харачой на перевал Харами, к границе Чечни и Дагестана. Оттуда, с перевала долгий спуск к самому озеру.

Отказывать гостям в чем-то – нарушить законы гостеприимства. Значит, в путь…

Накануне прошел дождь, и гора, по которой дорога над селом змейкой тянется к вершине, все еще была в «молоке» облаков. Подумалось: «Может быть, это и хорошо: езда над пропастью – занятие не для слабонервных». Гости оказались не из их числа, и мы преодолели самый трудный участок пути без «приключений».

В тиши гор

На перевале – та же «дымка». Машина, идущая впереди, и та едва различима. «Туман» рассеивается лишь в котловине гор – там, где дорога проходит по берегу озера, над водной гладью.

Тишина здесь абсолютная.

На другом берегу – полтора десятка автомобилей, два-три костра, люди. Их не слышно. Лиц не различить.

Поодаль, на склоне – стадо коров. Выше – все та же «дымка», в которой утопают горные вершины.

Дорога – не гладь асфальта или бетона. Но и не трясет особо. Видны следы работы тяжелой техники: что-что, а уход за дорогой в таких местах должен быть постоянный.

Не под стать горам

Вот и первая развилка. От дороги вниз, к озеру сбегает ветка. В конце ее – «стоянка» для авто. Там идиллия кончается. Вдоль тропы, сбегающей к урезу воды, на отмели – мусор: пакеты, пустые пластиковые бутылки и банки, обертки, следы костров…

А ведь прибрежье этим летом очищали трижды. На субботники сюда, за сто с лишним километров, ездили даже жители Грозного. Собранный хлам вывозили. Планировалось также установить контейнеры под мусор. Но то ли руки не дошли, то ли еще что-то…

На склоне, чуть выше «парковки», кто-то выложил имена из камешек, что тоже не по-кавказски. Не принято у местных жителей выставлять чувства, кричать о них. Любить ли, ненавидеть ли – все должно быть пристойно, под стать тем же горам, невозмутимо-сдержанным в своем величии. Природа-то что у них, что у людей одна.

Не меньше мозолят глаза строительный вагончик и недостроенный дом на противоположном берегу. Никогда здесь не было строений, тем более таких неказистых, неуместных.

Кезеной-Ам – не то место, где что-то можно лепить на скорую руку, абы как. И без органа или службы, которые бы поддерживали порядок в этом заповедном краю, по всему видать, уже нельзя.

Гребцы в горах

Во времена СССР на озере функционировала база олимпийской сборной страны по гребле. Две войны в регионе коснулись и ее своим смертельным крылом – остался стоять лишь каркас бывшей гостиницы. С осени прошлого года объект восстанавливают. По проекту, гостиничный комплекс составят 47 номеров на 106 мест. В общей сложности еще 50 мест дадут домики-срубы.

На участке в 17 гектаров появятся также теннисный корт, поле для игры в мини футбол, спортзал, баня, очистные сооружения…

Наряду с «Ведучи», туристический комплекс «Кезеной-Ам» будет принимать любителей активного отдыха во всякое время года.  Объем инвестиций в его строительство составят не меньше 264 миллионов рублей.

Хой

Старый знакомый – грозненец, которого встретил недалеко от стройки, рассказал: «В начале 70-х годов прошлого века нас, девятиклассников, привезли сюда на экскурсию. Мы поднялись к селению Хой. Оно рядом, в полутора километрах отсюда.

Там еще стояла боевая башня над бездонной пропастью, были сакли, в двух-трех из которых жили люди. Крыши у этих домов были плоские, земляные, и я впервые увидел каток из цельного куска камня – наподобие нынешних, железных, для уплотнения асфальта вручную, – которым во время дождя крыши прикатывали. Запомнил также старинные надмогильные камни – чурты на местном кладбище…»

Хой, Макажой, десятки других чеченских сел и хуторов вдоль границ с Дагестаном и Грузией некогда являлись окраинной областью Чечни – Чебарла. Они остаются безлюдными больше семи десятков лет, с февральской 1944 года депортации вайнахов. Сегодня большинство из этих древних поселений – сплошь развалины.

Жизнь – «островками»: здесь – с десяток домов, там – два-три… На альпийских лугах больше соседей-андийцев, выпасающих здесь скот, чем чеченцев.

Руководство республики в последние годы предпринимает меры, чтобы оживить этот край. Два года назад принято решение о восстановлении Чеберлоевского района. Сюда тянут газопровод, строят дороги, планируют подать свет, новые дома в том же Хое или Макажое также появились при поддержке властей. Сюда приезжали Глава республики, председатель Правительства и спикер Парламента ЧР – им важно знать ситуацию не по «докладам», а изнутри.

Пока же постоянно жить здесь, конечно, крайне сложно. Наезжать туристом – все равно что подзарядиться, словно аккумулятор от электросети…

2 Распечатать

Наверх