21 ноября
11 февраля 2017 9186 1

Кавказский рейтинг нестабильности

Кто из глав республик Северного Кавказа может первым уйти на покой
Фото: rbk.ru
Фото: rbk.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Северная Осетия и Дагестан – самые политически нестабильные регионы Северного Кавказа по версии экспертов аналитического фонда «Петербургская политика». На основании чего они сделали такие выводы и как на это может отреагировать Кремль, разбирался КАВПОЛИТ. 

Нынешняя неделя началась с новостей о ротациях в губернаторском корпусе. В понедельник фонд «Петербургская политика» (он считается близким к Кремлю) опубликовал очередной рейтинг политической стабильности в регионах России. В нем, в частности, упоминалось, что Кремль в ближайшее время примет решения о судьбе как минимум десяти губернаторов – тех, сроки полномочий которых истекают в 2017 году.

Северная Осетия: глава против главы

Среди глав регионов Северного Кавказа нет ни одного, у которого бы срок полномочий истекал в нынешнем году. Но это вовсе не значит, что кадровых ротаций в губернаторском корпусе здесь не будет. 

Главным дестабилизирующим фактором в Северной Осетии называют конфликт между главой республики и мэром Владикавказа

Вместе с тем «Петербургская политика» включила в список аутсайдеров своего рейтинга 16 территорий, из которых три – Бурятия, Северная Осетия и Дагестан – вообще получили менее трех баллов из десяти возможных.

Главным дестабилизирующим фактором в Северной Осетии эксперты называют конфликт между главой Вячеславом Битаровым и другим «тяжеловесом» – мэром (главой Собрания представителей) Владикавказа, олимпийским чемпионом по борьбе Махарбеком Хадарцевым.


Вячеслав Битаров. Фото: vestikavkaza.ru

За последние два месяца Хадарцев в своем персональном блоге обрушился с критикой на руководство Северной Осетии – хотя персонально Битарова и не упоминал. Во-первых, его возмутило принятие новой редакции закона о выборах парламента республики (его предстоит избрать в сентябре), в котором не окажется одномандатников.

Во-вторых, Хадарцев раскритиковал парламент и правительство Северной Осетии за то, что в новый созыв республиканского избиркома не была согласована кандидатура от Собрания представителей Владикавказа – это начальник организационного отдела аппарата горсовета Зарина Черчесова.


Махарбек Хадарцев. Фото: hadartsev.ru

В-третьих, Хадарцев раскритиковал нынешнего министра здравоохранения Северной Осетии Михаила Ратманова, приехавшего из Ивановской области. При нем действительно начались массовые кадровые перестановки в клиниках региона, вызвавшие протест самих медиков (о чем КАВПОЛИТ подробно рассказывал еще в августе).

– Глава республики – гарант соблюдения законодательства в регионе. Но сегодня, в той же ситуации с выборами членов ЦИК, этот гарант ставится под сомнение… Республика с принятым в декабре ушедшего года Законом о выборах, получается, делает все для понижения «институтов прямой демократии», для понижения «конкурентоспособности выборов, – пишет Хадарцев в своем блоге.

За последние два месяца Хадарцев в своем персональном блоге обрушился с критикой на руководство Северной Осетии 

Зачем он идет на сознательное обострение отношений с Вячеславом Битаровым, который уж точно не является «кандидатом на вылет» в списке губернаторов?! Вариантов два. Первый – Хадарцев пытается мобилизовать протестный электорат, недовольный решениями Битарова, чтобы гарантированно снова избраться в Собрание представителей (хотя в новом созыве он останется всего лишь спикером, но уже не мэром Владикавказа).

Второй сценарий – Хадарцев ведет «политический торг» за попадание на проходное место в список «Единой России» на выборах в парламент Северной Осетии. Чтобы затем занять место либо председателя, либо зампреда.

Дагестан: «качели» между олигархами

Крайне нестабильна социально-политическая ситуация в Дагестане, констатируют авторы рейтинга «Петербургской политики». Здесь, как и в соседней Северной Осетии, нарастает противостояние между главой республики и местными элитами. Только если для Битарова конфликт с Хадарцевым фактически первый за время губернаторства, то Абдулатипов за последние 3,5 года привык жить в таком ритме. Что ни день – то новый конфликт!


Рамазан Абдулатипов. Фото: kpcdn.net

Напомним, что в Дагестане десять городов регионального подчинения, и в каждом Абдулатипов сменил главу. За исключением пока что Кизилюрта, который аж с 1998 года возглавляет Магомед Уцумиев. Началась ротация с Кизляра (где в январе 2014 года мэром избран Александр Шувалов), затем продолжилась в Каспийске, Хасавюрте, Южно-Сухокумске… 

В Дагестане десять городов регионального подчинения, и в каждом Абдулатипов сменил главу

Причем нигде замена не проходила абсолютно спокойно. Разница лишь в том, что где-то мэров меняли лишь с небольшими правовыми «шероховатостями» (как в Дагестанских Огнях в сентябре 2015 года, где избрать градоначальника смогли лишь со второго раза), а где-то скандал был всероссийского масштаба (как в Дербенте летом 2015 года).

И вот теперь – Буйнакск. Причем именно здесь Рамазан Абдулатипов столкнулся с доселе непривычным для себя сценарием: он пытается сменить главу, назначенного за время его губернаторства. Закарья Амиров был избран мэром в апреле прошлого года, сменив на этом посту Гусейна Гамзатова (тот, в свою очередь, пробыл мэром девять лет).

И вот менее чем за год Амиров перешел едва ли не в открытую оппозицию к своему патрону, который нынче пытается его подвинуть.

19 января глава Буйнакска сделал красивый пиар-жест – неожиданно ушел в отпуск, передав бразды правления городом одному из самых жестких критиков Абдулатипова, лидеру «Партии ветеранов» Осману Османову, который возглавлял Буйнакск с 1997 по 2001 годы. Этакий звонкий щелчок по носу лидера республики, не терпящего критику ни в какой форме.

Абдулатипов же, проявив чудеса политической изворотливости, заявил, будто никто вообще не собирался строить музей в парке
Не только передел власти в Буйнакске авторы рейтинга «Петербургской политики» отмечают в качестве дестабилизирующего фактора в Дагестане. Их внимание привлекли и события вокруг парка Ленинского Комсомола в Махачкале, где власти города намеревались строить музейный комплекс «Россия – моя история». Что, разумеется, вызвало протесты горожан. 

Абдулатипов же, проявив чудеса политической изворотливости, заявил, будто никто музей в парке строить… вообще не собирался. Ну а коли так, то любой руководитель должен немедленно уволить подчиненных, которые позволили себе дезинформировать население. Ведь тем самым они бросили тень на него самого, принимающего единственно верные и мудрые решения в Дагестане. 

Только вот все эти управленческие просчеты Абдулатипова – достаточны ли они для Кремля, чтобы поставить вопрос о его замене? Особенно учитывая, что вопрос о преемнике непременно станет проекцией расстановки сил между федеральными бизнес-группами, имеющими интересы в Дагестане (Сулейман Керимов, Зиявудин Магомедов).

Да и неслучайно заговорили о возможном возвращении в республику ее бывшего лидера Магомедсалама Магомедова, который последнее время наращивает публичную активность.


Магомедсалам Магомедов. Фото: alaudin.ucoz.ru

«Двойки» и «пятерки» губернаторов

Другие территории Северного Кавказа эксперты «Петербургской политики» не считают столь же явными аутсайдерами рейтинга социально-политической стабильности. Самая предсказуемая ситуация, по мнению авторов рейтинга, – в Ставропольском крае (6 баллов из 10 возможных).

Основным минусом Кадырова является постепенное накопление конфликтного потенциала в отношениях с федеральными ведомствами

Чуть хуже ситуация в Карачаево-Черкесии (5,3 балла). В пользу возглавляющего ее Рашида Темрезова играет то, что он (кстати, единственный за всю историю КЧР) только недавно был переназначен на второй губернаторский срок, да еще и на фоне способности позиционироваться в качестве «современного» управленца.

Рашид Темрезов. Фото: riakchr.ru

Стабильность в Чечне эксперты оценивают на 5 баллов (ровно год назад было 5,5 балла, а два года назад – 6,2 балла). По мнению авторов рейтинга «Петербургской политики», основным минусом Рамзана Кадырова является постепенное накопление конфликтного потенциала в отношениях с федеральными ведомствами.

Ситуации в Кабардино-Балкарии эксперты поставили оценку 4,6 балла. Это своего рода «качели», которые могут уйти либо в одну сторону, либо в другую – поэтому Москва и не спешит вмешиваться в ситуацию. Главными рисками являются непрекращающаяся активность боевиков и нарастание балкарского сепаратизма. 

Стабильность в Чечне эксперты оценивают на 5 баллов (год назад было 5,5 балла, а два года назад – 6,2 балла)

Ну и, наконец, Ингушетии эксперты присвоили рейтинг 4,2 балла. Ключевой плюс Юнус-Бека Евкурова – роль противовеса Кадырова и вообще всей «чеченской модели» выстраивания социально-политического баланса. Достижение, прямо скажем, сомнительное, учитывая продолжающуюся критику Евкурова оппозицией за «семейственность» и слабые социально-экономические результаты работы его команды.

Юнус-Бек Евкуров. Фото: ingzdrav.ru

Хотя, конечно, стоит помнить, что любой экспертный рейтинг – это прежде всего субъективная оценка происходящего. Пока одни политологи ставят губернаторам «двойки», другие (вполне вероятно, что непублично) рисуют им «пятерки».

2 Распечатать

Муслим Гасан-гусейнов 11 февраля 2017, 18:51

в дагестане все из рук вон.
народ сам по себе а власть сама по себе.

2

Оставить комментарий:

Наверх