25 октября
28 августа 2014 3140 1

Кавказский банкинг без гарантий

Лишен лицензии дагестанский банк «Месед», фигурировавший в ряде историй о фиктивных банковских гарантиях
Фото: biznes-dagestan.com
Фото: biznes-dagestan.com

usahlkaro Шамиль Алиев журналист

Очередным северокавказским банком, покинувшим рынок, стал дагестанский «Месед» - один из старейших банков республики. В последние пару лет этот банк не раз возникал в историях с сомнительными банковскими гарантиями по исполнению госконтрактов в разных регионах России. С начала года это уже девятый банк СКФО, прекративший свою деятельность.

В формулировке Центробанка РФ об отзыве лицензии у «Меседа» сказано, что на протяжении последнего года банк неоднократно нарушал требования к кредитным организациям, предусмотренные федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

В частности, не принимались надлежащие меры по идентификации клиентов. Также сообщается о том, что банк проводил высокорискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы.

Герой вчерашних дней

Как и большинство дагестанских банков, ушедших с рынка за последние два года, «Месед» (по-аварски значит «золото») отсчитывал свою историю со времен «лихих девяностых».

ООО «Инновационно-коммерческий банк “Месед”» было зарегистрировано еще в конце 1990 года, основными владельцами организации выступала семья Раджабовых, которой, по данным ЕГРЮЛ за апрель этого года, принадлежало порядка 50% долей в уставном капитале банка. 

В прошлом десятилетии «Месед» относился к системообразующим банкам Дагестана

«Месед» был не единственным банком Раджабовых. В 1989 году ими было основано еще одно кредитное учреждение – Прайм-Рейт-Банк, но он лишился лицензии еще в 1998 году.

Как гласила формулировка ЦБ, «в связи с неисполнением требований федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, нормативных актов Банка России, установлением фактов недостоверности отчетных данных, неспособностью удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей».

Деятельность «Меседа» оказалась более успешной – в прошлом десятилетии он относился к системообразующим банкам Дагестана.

В рейтинге РБК «Банки ЮФО 2006» «Месед» оказался на третьем месте среди наиболее значимых банков республики, пропустив вперед только «Экспресс» (ныне «покойный») и Дагэнергобанк, а по размеру собственного капитала «Месед» тогда был в Дагестане первым.

Председатель правления «Меседа» Магомед Раджабов и члены его семьи в то время активно пробовали себя в политике.

Сначала Магомед Раджабов был одним из активных участников мусульманского движения «Нур», затем безуспешно пытался зарегистрировать Исламскую партию России, а на выборах в Госдуму в 2003 году выступил во главе партии «Истинные патриоты России», в руководство которой вошли его многочисленные родственники.

Но эта попытка закрепиться в политическом поле не увенчалась успехом – «истинные патриоты» собрали всего 0,25% голосов. Тщетной оказалась и попытка семейства Раджабовых пройти в IV созыв Народного Собрания Дагестана по списку партии Сергея Бабурина «Народная воля».

На банковском рынке Дагестана «Месед» всегда занимал особое место. Банк практически не работал с физлицами (объем вкладов в последние два года колебался в районе 3 млн рублей, ничтожная цифра даже для небольшого банка), но при этом активно кредитовал коммерческие структуры – доля юрлиц в его кредитном портфеле превышала 90%. 

«Месед» выступал основным владельцем нескольких компаний, занимавшихся выращиванием масличных культур и оптовой торговлей

С «Меседом» также был аффилирован ряд коммерческих структур. По данным ЕГРЮЛ, банк выступал основным владельцем нескольких компаний, занимавшихся выращиванием масличных культур и оптовой торговлей.

К моменту отзыва лицензии банк «Месед» давно утратил прежние позиции, хотя продолжал оставаться довольно значимым банком по меркам Дагестана. По данным портала «Банки.ру», на 1 августа он занимал 718 место по размеру активов (904,1 млн рублей) в России и пятое в своем регионе.

А по размеру собственного капитала «Месед» (569,2 млн рублей) находился на второй строчке в республике и был одним из четырех банков Дагестана, которые преодолели новый «входной барьер», который установлен по этому показателю с 1 января следующего года (300 млн рублей).

Теперь этому требованию в Дагестане соответствуют только Дагэнергобанк, Эсидбанк и банк «Эльбин».

Судя по ряду показателей деятельности «Меседа», банк не напоминал «тонущий корабль». Например, с декабря 2012 года, когда ЦБ начал массово отзывать лицензии у кредитных организаций Северного Кавказа, по август этого года «Меседу» удалось существенно нарастить свой кредитный портфель (с 578,6 до 815,3 млн рублей) и чистую прибыль (с 7,7 до 83,7 млн рублей).

При этом, правда, существенно выросла просроченная задолженность в кредитном портфеле (с 3,2 до 54,5 млн рублей), что, очевидно, и было отражено в формулировке ЦБ о высокорискованной кредитной политике.

По следам липовых гарантий

Ряд косвенных данных позволяет предположить, что «Месед» находился в разработке контролирующих структур уже довольно давно. В конце прошлого года, после скандального краха столичного Мастер-Банка, вслед за которым «посыпались» сразу несколько кредитных организаций в регионах России, «Месед» фигурировал в одном из «черных списков» кандидатов на отзыв лицензии, активно распространявшихся в интернете.

Ряд банков СКФО, также упомянутых в этом «хит-параде», уже прекратили свою деятельность, например, ингушские «Сунжа» и Рингкомбанк, владикавказский Арт-Банк и дагестанские Имбанк, Нафтабанк, Новый коммерческий банк и «Дагестан».

Кроме того, банк «Месед» неоднократно появлялся в историях с несуществующими банковскими гарантиями. В октябре прошлого года, например, дагестанский банк «засветился» в афере с закупкой копировально-множительной техники для нужд Минобороны по тендеру Рособоронзаказа на сумму 26 млн рублей.

Как выяснили сотрудники ФАС, признанная победителем этого тендера компания «ТрансЛюкс» из Чебоксар предоставила подложную банковскую гарантию от банка «Месед», который на самом деле эту гарантию не оформлял.

В результате «ТрансЛюкс» был занесен в реестр недобросовестных поставщиков. В ходе расследования этого дела выяснилось, что в Чебоксарах существовало две фирмы под таким названием – одна занималась реальным бизнесом, а вторая оказалась однодневкой, зарегистрированной по адресу гаражного кооператива. Она и предоставила подложную гарантию.

Похожая история произошла в 2012 году в Белгородской области, где некое ООО «Эксплуатация» пожаловалось в ФАС на то, что государственный заказчик ОГУ «Центр социальных инвестиций и строительства» отказывается заключать с ним контракт по выигранному «Эксплуатацией» аукциону на строительство спортивного объекта.

Из материалов комиссии Белгородского УФАС России по контролю в сфере размещения заказа следует, что «Эксплуатация» также располагала безотзывной банковской гарантией банка «Месед», но при запросе в банк оказалось, что тот гарантом не выступал.

О росте количества афер с поддельными банковскими гарантиями стало известно еще несколько лет назад. Осенью 2010 года Московский банк Сбербанка России сообщал, что мошенники предлагают фиктивные гарантии от его имени за вознаграждение в размере 20% от номинала, а суммы гарантий составляют от сотен миллионов до сотен миллиардов рублей.

В дальнейшем эта тенденция распространилась и на регионы. Например, в начале прошлого года число мошенничеств с банковскими гарантиями в сфере госзакупок было отмечено на Урале.

Судя по ряду документов ФАС, арбитражных судов и банков, «Месед» неоднократно фигурировал в подобных схемах во многих регионах России. 

То, что от имени дагестанского банка поступали «липовые» гарантии, подтверждается и одним из отзывов на форуме портала «Банки.ру» от 14 октября прошлого года: «2 месяца назад оформил у этого банка БГ (банковскую гарантию – «Кавказская политика»), заказчик одобрил проект БГ, подошла форма БГ, подписали контракт... – пишет пользователь Алексей Иванов. – Через пару месяцев звонит Николай Иванович и говорит, что звонил в этот банк и ему сказали, что такая БГ не выдавалась. Пробовал переделать гарантию, не все банки берутся это делать, а те, которые брались, отказывали в выдаче качественной гарантии. В итоге из-за этого банка потерял контракт на 12 000 000 рублей и компанию внесли в список недобросовестных поставщиков, хотя менеджер, который советовал этот банк, говорил, что все будет хорошо, все подтверждается...» 

Не исключено, что все эти факты еще вызовут пристальное внимание правоохранительных органов. 

0 Распечатать

Мага Энерджайзер 28 августа 2014, 22:14

Как и предполагалось после смерти Раджабова Магомеда ("Топор") не протянул. Хотя, собственно говоря, в течении последних годиков пяти он вообще не функционировал

-1

Оставить комментарий:

Наверх