21 августа
21 мая 2014 2989 0

Кавказ воюет с историей

Кто опаснее для истории – пропагандисты или алчные застройщики, сносящие памятники

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Кто мне объяснит, что такое «духовные скрепы», искать которые президент отправил российское общество? И вправду, что. Что делает нас, жителей Северного Кавказа, таких непохожих друг на друга цветом кожи, верой или неверием – россиянами? Только ли русский язык и рубли в кошельке или нечто большее. Общность истории, даже во всем ее трагическом многообразии.

Эта общность истории – в образах кавказских городов, от Владикавказа до Кисловодска, которые десятилетиями строились инженерами, архитекторами, скульпторами всех кровей: русскими, евреями, греками, кабардинцами...

Зачем тогда искать «духовные скрепы», просто окно откройте! И наверняка увидите не просторную улицу с красавцами-особняками, а задымленную стройплощадку с чахоточным прорабом. Он посланник капиталистического бога Мамоны, алчущего все новых жертв и челюстями экскаваторов пожирающего нашу историю.

Полный привет от Гаевского!

Пока вся чиновная братия Ставрополья во главе с министром культуры Татьяной Лихачевой ударно готовилась к празднованию Дня края, без должного внимания общества прошло беспрецедентное событие, которого не было в регионе давно. Речь о том, что 15 мая в центре Ессентуков было снесено историческое здание: соль в том, что до 2012 года оно было памятником архитектуры, однако по ходатайству тогдашнего министра культуры Валентины Солониной было снято с госохраны якобы «в связи с утратой историко-культурного значения».

Комплекс двухэтажных зданий был построен на улице Верхней Курсовой (ныне Советской) в 1899 году, а в советское время строения соединили вместе. История связана с двумя личностями, которые внесли огромный вклад в развитие Ессентуков, – особнячок и носил их имя. Построил дом отставной есаул Козьма Токарев, герой Русско-турецкой войны 1877-1878 годов (за отвагу при взятии Карса получил два ордена – святой Анны 4-й степени и святого Станислава 2-й степени) и атаман Ессентукской станицы. В наследство от Козьмы Токарева особняк достался его сыну, Петру, служившему в конвое императора Николая II (и, как отец, также кавалера орденов святой Анны и святого Станислава).

Второй владелец – Мария Войнова, вдова ротмистра, которая в 1900 году открыла здесь первую на курортах Кавминвод химико-микроскопическую и бактериологическую лабораторию.

В разные годы были здесь также доходный дом, инфекционное отделение горбольницы, страховая компания «Эмэск-курорт», филиал Донского технического университета... Когда особняк перешел в руки частного застройщика, неизвестно. Факт в том, что владельцем здания с земельным участком площадью 0,4 гектара ныне является фирма «Терос», принадлежащая депутату гордумы Каринэ Стороженко.

Эта бизнесвумен – личность в Ессентуках крайне противоречивая. С одной стороны, она меценатствует, входя в состав попечительского совета краевого госпиталя для ветеранов войн. В то же время, именно с «Теросом» связано несколько градостроительных скандалов последних лет.

В частности, в канун нового 2013 года была безбожно вырублена роща голубых елей на улице Октябрьская площадь, на территории бывшего пансионата «Геолог». Сейчас на этом месте «Терос» строит жилой комплекс «Октябрьская площадь» из четырех шестиэтажных зданий.

Ну право же, не санаторий ведь новый отстраивать, не пансионат, не здравницу – даешь жилых квадратных метров больше и разных!

Цирк уехал, а клоуны остались

Офис «Тероса» расположен как раз по соседству со снесенным особняком, на первом этаже построенной в 2011 году девятиэтажки. Кстати, ввод здания в эксплуатацию также сопровождался грандиозным скандалом среди членов ТСЖ «Советская, 11», которое возглавила всё та же Каринэ Стороженко. «Функции правления председателем ТСЖ преимущественно заключаются в продаже недвижимости ООО «Терос», но не в отражении интересов собственников дома», – писали тогда жители в интернет-приемную президента (правда, почему-то анонимно).

​Почему народный гнев не вышел за пределы блогосферы?

И вот теперь, в довершение всех предыдущих конфликтов, снос памятника истории. Правда, на площадь перед администрацией никто из возмущенных общественников не вышел, не было факельных шествий и транспарантов на домах. Народный гнев не вышел за пределы блогосферы, и уж там-то по «Теросу» ездили почем зря.

Больше всего горожан возмутила циничная формулировка, на основании которой памятник сняли с госохраны – «в связи с утратой его историко-культурного значения». Якобы, к такому выводу пришла государственная историко-культурная экспертиза (ее проводят эксперты, аттестованные Минкультуры РФ). То есть на протяжении двух десятков лет здание (а в госреестр оно было включено в 1995 году) было памятником культуры, а тут вдруг перестало.

Интересно, бесплатно ли разрешилось такое сомнительное «дело»?!

В многочисленных комментариях, разошедшихся по соцсетям, ессентучане «припечатали» и пресс-секретаря администрации, помощника главы города Константина Прядкина. «Помощник главы ни слова не сказал по этому поводу. Только постит поздравления с праздниками непонятными. А хотелось бы послушать: например, про санитарные порубки леса, которого нет, про уродливый наш центр и его застройку безбожную. Понятно, что в помощники с улицы не возьмут. Но хоть вид заинтересованности городом можно сделать?! Просто для приличия: типа вырубки в городе не ведутся, лесов нет. А сейчас даже труда себе не дают цирк устроить», – возмущенно пишет в адрес чиновника Евангелина Исаева.

Еще одна ессентучанка, Софья Зотова, уже направила обращение в администрацию города с требованием сообщить, каким образом будут учтены интересы горожан при использовании земель на улице Советской, и обнародовать планы застройки участка. А член городского Общественного совета, координатор экологического движения «Зеленый город» Светлана Фатьянова направила обращение к прокурору города, в котором просит провести проверку законности вывода памятника из государственного «охранного» реестра (подпись под этим документом поставили, напомню, министр культуры края Валентина Солонина и тогдашний вице-губернатор Юрий Тыртышов).

Горожане не сомневаются, что аппетиты «Тероса» на этом не исчерпаны, и теперь он будет претендовать еще на один земельный участок площадью 0,2 гектара на улице Советской. На нем сейчас расположено двухэтажное здание 1903 года постройки, в котором ранее был доходный дом Петра Токарева (того самого, о котором в начале статьи говорится), а затем – частная женская прогимназия Надежды Шидловской. И ведь если проставил застройщик себе такую задачу, так ведь все равно снесет... Как пить дать, губернатор с мэром и пикнуть не успеют.

Смирись, Кавказ!

Так уж исстари повелось, что Северный Кавказ – регион крайне неспокойный, словно лоскутное одеяло, пестр он этнически и религиозно. Объединяющих начал здесь было немного: доисламские адаты, затем арабо-исламская культура и, наконец, советская идеология... Сегодня, увы наступил период, когда идеологический «стержень» в обществе снова разрушен, о чем КАВПОЛИТ размышлял вчера на примере школьных учебников в статье «Кавказ в кривом зеркале истории».

В условиях необычайного идейного плюрализма (да, пожалуй, такого, который этот регион никогда не знал!) представители разных социальных групп спешат «засвидетельствовать» собственное (и единственное, как им кажется, верное) видение истории в памятниках.

Два года назад много шуму наделала инициатива общественного движения «Центр развития русской этнической культуры «Рарогъ», которая захотела установить в поселке Новотерском (около федеральной трассы «Кавказ») памятник князю Святославу Игоревичу. Местные власти, однако, в инициативе отказали, решив, что это место станет своего рода «паломническим» для националистов, а потому конфликтогенным.

Примером тому памятники генералу Алексею Ермолову, оценка личности и деятельности которого до сих пор разрывает северокавказское общество пополам. Не потому ли местом своего паломничества русские националисты (и православные, и неоязычники) выбирают именно монумент главноуправляющего Кавказа. Отсюда начинаются «Русские пробежки», мимо проходят «Русские марши»?

Не потому ли столь же вызывающим для русского населения Северного Кавказа показалось открытие мемориала на мосту через Терек в память о чеченских женщинах, погибших во время Кавказской войны в борьбе с русскими войсками? Впрочем, на фоне всеобщего истеричного тона слышались отдельные здравые голоса, в том числе даже ученых-академистов. Так, недавно мне удалось побывать на выступлении Сергея Никольского, заместителя директора по научной работе Института философии РАН, доктора философских наук. Говорил он о противоречивости истории Кавказа, и часть его замечательного, глубокого выступления позволю себе привести дословно – того стоит.

«Там, где Российская империя расширялась на территории, имеющей развитые государственность и культуру (как, например, на западе или на Кавказе), там шли непрерывные войны. Как потом это толковалось в СССР, империя облагодетельствовала народы, приносила им определенные технологии, уровень образования и культуры. Да, приносила. Но на почве тотального уничтожения несогласных или тотального подчинения культурной и общественной жизни центральному государству...

Советская идеология поступила с этим очень просто: она запретила об этом помнить, произошла коррекция народной памяти. Так был положен первый камень в основании так называемой «дружбы народов»: и на незнании формировалось некое единство. А насколько оно было прочно, показал 1991 год и те факты, которые имеют место быть сейчас.

Недавно в Чеченской Республике поставили памятник девушкам, которые боролись с русскими колонизаторами генерала Ермолова. И это факт восстановления некой народной памяти. Нормальной реакцией общества на это должно было быть следующее: мы должны признать, что, да, действительно, наши предки осуществляли такую политику. В этом и будет заключаться наше покаяние перед народами, пережившими колонизацию, и гарантия того, что это не повторится в будущем. Но элементов покаяния я в прессе не встречал».

​Каяться или нет за прегрешения предков – для каждого гражданина вопрос  сугубо личностный

Театр абсурда и стыда

Каяться или нет за прегрешения предков – для каждого гражданина вопрос, наверное, сугубо личностный. Но общество должно двигаться к этому консенсусу со здравым смыслом, чтобы больше не было мучительно стыдно перед потомками. 

​Сегодня общероссийское историческое наследие на Северном Кавказе безбожно уничтожается

И задача государства, правящего класса, политической элиты – в том, чтобы спасти и сохранить ту часть материальной истории, которая объединяет всех нас в одну нацию. Как ни странно покажется, но это и есть те «духовные скрепы», про которые говорил президент. Для Северного Кавказа это светская культура крупных городских центров, от Владикавказа до Кисловодска, нарождавшаяся в XIX веке на стыке многих культур: коренной, кавказской, и пришлой, русской. Это в том числе и урбанистическая среда, которая десятилетиями создавалась стараниями инженеров, архитекторов, скульпторов многих кровей – русских, евреев, греков, кабардинцев...

Если памятник той или иной исторической личности, даже пилон, стела, триумфальная арка, названия улиц и площадей всегда несут на себе отпечаток идеологизма, то архитектура – штука хоть и историческая, но внеидеологичная.

Сохранение этой среды, по моему глубокому убеждению, – задача не только эстетическая, но и государственно-патриотическая. Но сегодня общероссийское историческое наследие на Северном Кавказе безбожно уничтожается, а вместе с ним – и ценностная матрица, культурный код, объединяющий нас, разного цвета кожи и формы носа. Ведь власть денег будет пострашнее той репрессивной машины, которая катилась по народной памяти в советские тоталитарные годы. 

0 Распечатать

Наверх