18 октября
08 июля 2016 5830 0

Каноков прощается с аэропортами

За продажей аэропорта Минвод могут стоять интересы «Новапорта» – холдинга Романа Троценко, близкого к главе «Роснефти»
Арсен Каноков. Фото: Фото: Коммерсантъ
Арсен Каноков. Фото: Фото: Коммерсантъ

usahlkaro Филипп Громыко журналист

Структуры холдинга «Синдика» сенатора от Кабардино-Балкарии Арсена Канокова уступают контроль над крупнейшим на Северном Кавказе аэропортом Минеральных Вод холдингу «Новапорт» Романа Троценко – бизнесмена, близкого к президенту «Роснефти» Игорю Сечину. Кроме того, «Новапорту» достанется калининградский аэропорт Храброво, также принадлежавший «Синдике».

Уже прозвучавшее объяснение, что холдинг Канокова, специализирующийся на торговом бизнесе, избавляется от непрофильных активов, выглядит не слишком убедительно. Аэропорт Минеральных Вод выдавал прекрасные показатели рентабельности и пассажиропотока, а в Храброво ожидается рекордный рост загрузки через два года, в связи с чемпионатом мира по футболу.
Скорее всего, на решение «Синдики» выйти из аэропортового бизнеса повлияла попытка властей Ставропольского края оспорить приватизацию аэропорта Минеральных Вод, состоявшуюся при предыдущем губернаторе Валерии Зеренкове.

Очень выгодное предложение

Об идущем процессе закрытия сделки по продаже двух аэропортов 7 июля сообщила газета «Ведомости». По информации издания, в капитал аэропортов Минеральных Вод и Калининграда войдет компания AEON, которая принадлежит Роману Троценко и владеет 50% «Новапорта» (в настоящее время в этот холдинг входят аэропорты Новосибирска, Челябинска, Астрахани, Волгограда, Перми и другие).

Роман Троценко. Фото: «Коммерсантъ»

Стороны не называют стоимость сделки, независимые источники «Ведомостей» оценили два аэропорта в 7,6 млрд рублей. Как сообщил изданию руководитель аффилированной с «Синдикой» компании «Аэроинвест» Егор Соломатин, решение выйти из непрофильного для холдинга Арсена Канокова бизнеса было принято после того, как со стороны покупателя прозвучало выгодное предложение.
Холдинг Канокова был непрофильным игроком на рынке региональных аэропортовых услуг, учитывая расклад в этой сфере

Если верить этой версии, то «Новапорт» должен был сделать «Синдике» не просто выгодное, а сверхвыгодное предложение, поскольку аэропорты Калининграда и Минеральных Вод за последние годы имели отличные экономические показатели.

В прошлом году, даже несмотря на отмену рейсов в Турцию и Египет и сокращение спроса на внутренние авиаперевозки, минераловодский аэропорт увеличил пассажиропоток на 1,8% (до 1,957 млн человек) и занял по этому показателю 13-е место в России, поднявшись сразу на три позиции в сравнении с 2014 годом.

При этом нужно учитывать, что аэропорт Минеральных Вод существует в плотной конкурентной среде, поскольку свои аэропорты в СКФО есть у всех регионов кроме Карачаево-Черкесии.

Открытых финансовых показателей минераловодского аэропорта за прошлый год еще нет, однако 2014 год он завершил с выручкой в размере 1,046 млрд рублей и чистой прибылью 230,6 млн – блестящие по нынешним временам показатели. С момента вхождения аэропорта в структуру «Синдики» его рентабельность существенно выросла.

 Аэропорт Минеральных Вод. Фото: parxis.livejournal.com

Похожая ситуация – с калининградским аэропортом. В 2014 году выручка Храброво составила 1,077 млрд рублей, чистая прибыль – 252 млн рублей, пассажиропоток вырос на 5,6% (до 1,542 млн человек), это 19-е место в стране.

По всем прогнозам оба аэропорта имели отличные перспективы наращивания пассажиропотока. Минеральные Воды – прежде всего в связи с увеличением числа отдыхающих на курортах Кавминвод, которые стали более доступны для жителей других регионов страны, в том числе благодаря политике аэропорта.

Еще несколько лет назад в главном кавказском аэропорте правила компания-монополист «Кавминводыавиа», которая не пускала сюда конкурентов и завышала цены на свои рейсы. Однако после того как аэропорт стал отдельным юридическим лицом, в Минеральные Воды пришли практически все крупные российские авиакомпании, и цены на билеты быстро снизились до очень привлекательного уровня.

Перспективы Храброво связаны в первую очередь с чемпионатом мира по футболу 2018 года, несколько матчей которого пройдут в Калининграде. К этому событию в аэропорту планируется реконструкция пассажирского терминала, который сможет принимать 3,5 млн пассажиров в год. После этого в Храброво вполне можно воплотить в жизнь давнюю задумку – сделать Калининград пересадочным узлом для российских и европейских пассажиров.

Тень Сечина

В то же время холдинг Арсена Канокова действительно был непрофильным игроком на рынке региональных аэропортовых услуг, учитывая сложившийся расклад сил в этой сфере. За последние несколько лет практически все перспективные аэропортовые активы за пределами Москвы и Санкт-Петербурга поделили между собой три крупных структуры – «Новапорт», «Базэлаэро» (входит в группу «Базовый элемент» Олега Дерипаски) и «Аэропорты регионов» (входит в «Ренову» Виктора Вексельберга).

Ставропольский край, на востоке которого «Роснефть» ведет добычу, давно входит в сферу влияния Сечина

«Синдика» на их фоне смотрелась если не непрошеным гостем, то точно не равным по мощности игроком, и с точки зрения логики бизнеса – войти в недорогой актив, капитализировать и выгодно продать – решение холдинга Канокова выглядит вполне логичным. Если бы не одно «но»: хорошо известно, что в последние месяцы за аэропорт Минеральных Вод развернулась серьезная борьба между «Аэроинвестом» с одной стороны и правительством и прокуратурой Ставропольского края с другой.

Последние попытались оспорить законность приватизации аэропорта, которая состоялась в 2012 году, когда губернатором Ставрополья был Валерий Зеренков. Новые ставропольские власти во главе с Владимиром Владимировым не устроило то, что приватизация проходила без конкурса, путем внесения принадлежащего краю пакета акций аэропорта в новое юрлицо под контролем «Аэроинвеста».

Владимир Владимиров. Фото: stavpress.ru

На момент приватизации «Синдика» считалась основным претендентом на минераловодский аэропорт, поскольку ее структуры занимались его реконструкцией, а кроме того, на скорейшем переходе актива в частные руки настаивал тогдашний полпред президента в СКФО Александр Хлопонин. Но у преемника Валерия Зеренкова, который продержался в кресле ставропольского губернатора чуть больше года, имеется своя, весьма специфическая позиция по этому поводу.

«Приватизация – слово ругательное, и в правительстве [края] оно не употребляется», – заявил Владимир Владимиров на пресс-конференции в начале этого года, на фоне активных судебных разбирательств по дальнейшей судьбе аэропорта.


Правда, вскоре появились признаки того, что конфликт может разрешиться миром: в начале февраля прокуратура отозвала иск к «Аэроинвесту» после того, как компания возместила краевому бюджету ущерб от нарушений при приватизации. Но оказалось, что сворачивание претензий по неправомерной приватизации – это лишь подготовка к продаже аэропорта другой частной структуре.

Еще в тот момент, когда новое руководство Ставрополья инициировало процесс реприватизации аэропорта, выдвигалась гипотеза, что за этим могут скрываться интересы одного из крупных аэропортовых холдингов, упомянутых выше. Эта версия полностью подтвердилась, когда в сюжете вокруг минераловодского аэропорта появился «Новапорт».

Бенефициар этого холдинга Роман Троценко является бизнесменом, весьма близким к президенту «Роснефти» и бывшему вице-премьеру правительства РФ Игорю Сечину. В 2009-2012 годах Троценко занимал пост президента Объединенной судостроительной корпорации, совет директоров которой возглавлял Сечин, а после перемещения последнего в «Роснефть» стал его советником по шельфовым проектам.

   ​

 Роман Троценко и Игорь Сечин. Фото: moscow-post.com

Известно, что Ставропольский край, на востоке которого «Роснефть» ведет добычу, давно входит в сферу влияния Сечина. В 2011 году он возглавлял ставропольский список «Единой России» на выборах в Госдуму и на период избирательной кампании стал наиболее заметной фигурой в регионе, отодвинув на второй план тогдашнего губернатора Валерия Гаевского.

Валерия Зеренкова и Владимира Владимирова тоже не раз называли «людьми Сечина». В этом контексте смена собственника минераловодского аэропорта приобретает несколько иные аспекты, помимо пресловутого выгодного предложения.

2 Распечатать

Наверх