13 марта 18120 1

Как работают «кровавые мундиры» в Дагестане

Неспособность или нежелание правоохранителей расследовать громкие дела бросает тень на репутацию силового блока региона
Фото: E-news.su
Фото: E-news.su

usahlkaro КАВПОЛИТ Автор статьи

Граждане все чаще чувствуют себя неуютно в родном крае, а доверие к органам правопорядка сводится на нет. Обстоятельства ведут к тому, что дагестанцам вскоре понадобится защита от самих сотрудников правоохранительных структур.

По сводкам криминальной хроники за последние пять лет вырисовывается интересная картина: большая часть инцидентов — это покушения на жизнь сотрудников полиции. Значительную часть занимают также грабежи, мошенничества и убийства, совершенные самими стражами порядка. И лишь скромный вклад в преступную картину республики внесли «простые» воры, убийцы, насильники и разбойники.

Каждый месяц в течение последних пяти лет республиканские силовики «отметились» не лучшим образом

Причем с каждым годом преступность в рядах полицейских растет. Кроме этого, увеличивается и количество без вести пропавших и «профучетных», которые, как правило, и становятся жертвами похищений. При этом реальные преступления, которые вызвали общественный резонанс, не расследуются, а затем и вовсе забываются.

КАВПОЛИТ систематизировал происшествия, связанные с работниками правоохранительной системы Дагестана, – и оказалось, что каждый месяц в течение последних пяти лет республиканские силовики «отметились» не лучшим образом.

Несмываемые пятна на репутации

На первом месте – убийство силовиками двух пастухов, Гасангусейна и Наби Гасансугейновых, в ночь с 23 на 24 августа. Молодые люди были застрелены в селе Гоор-Хиндах Шамильского района, когда возвращались после смены. Их мать приготовила для молодых людей ужин, но они так и не добрались до дома.

Убийство очень неуклюже пытались выдать за контртеррористическую операцию.

Все дагестанское общество знает, что пастухи не были боевиками, расследование за шесть месяцев не сдвинулось с мертвой точки

Как писали СМИ, и.о. начальника ОМВД России по Шамильскому району майор полиции И.Г. Алиев сразу же отправил своему начальству в Махачкалу сводку: «Примерно в 21 час 25 минут в ходе проведения оперативных мероприятий… неустановленные лица произвели выстрелы в сотрудников правоохранительных органов. Ответным огнем преступники уничтожены». Информагентства тут же дали «молнию» о «ликвидации боевиков».

У пастухов не было при себе оружия – только фонарик да палка. Однако на тела Гасангусейна и Наби поверх их собственной одежды были надеты камуфляжные куртки и берцы, а через плечо накинуты автоматы. Так их и нашли родственники. И хотя все дагестанское общество знает, что пастухи не были боевиками, расследование за шесть месяцев не сдвинулось с мертвой точки. Отца погибших даже не признали потерпевшим.

Журналистские запросы в следственные органы остаются без ответов. Силовики отчаянно пытаются закрыть дело, не желая признавать вину. И настаивают, что в селе были уничтожены преступники. Как говорит отец убитых, никаких следственных действий ни с родственниками, ни с односельчанами следственный комитет еще не проводил.

Жирным несмываемым пятном на всей правоохранительной системе Дагестана остаются нераскрытые убийства 17 журналистов. Общественность ждет справедливости, но со дня первого убийства журналиста в республике прошло почти 20 лет – и за это время до суда дошло только одно дело, об убийстве ответственного секретаря газеты «Истина» Абдулмалика Ахмедилова. Суд поставил точку лишь недавно: исполнителями признали двух односельчан журналиста, а заказчика так и не нашли.

Несмываемым пятном на всей правоохранительной системе Дагестана остаются нераскрытые убийства 17 журналистов
Настоящий произвол творится в республике с похищениями людей. Преимущественно молодых мужчин похищают уже на протяжении более 12 лет. А в последнее время подобные случаи стали слишком частыми. Например, в октябре 2016 года, как сообщает правозащитный центр «Мемориал», за три недели в Дагестане были похищены 12 человек.
Преимущественно молодых мужчин похищают уже на протяжении более 12 лет

Как правило, молодых людей не находят вовсе или обнаруживают мертвыми при странных обстоятельствах. Родственники уверены, что к похищениям причастны сотрудники полиции, у некоторых есть даже прямые доказательства. Однако правоохранители не принимают улики, прямо указывающие на их коллег.

В 2016 году матери похищенных неоднократно устраивали митинги, на которых требовали у силовиков вернуть им детей. В холодную погоду на центральной площади Махачкалы отчаявшиеся несчастные женщины стояли с фотографиями сыновей и просили чиновников разобраться в этом беспределе.

Масштабная акция матерей состоялась 14 октября 2016 года. Однако никаких результатов добиться не удалось. Дела похищенных остаются нераскрытыми. Но женщины все еще надеются на возвращение своих детей.

Недавно появилась информация о том, что сотрудники дагестанского ЦПЭ (Центра по противодействию экстремизму) расширяют границы своей деятельности и «работают» уже за пределами республики.

Свидетельство тому похищение молодого уроженца Дагестана Рашида Сельдерханова из Уренгоя. Парень пропал 17 января, когда отправился в РОВД, где периодически отмечался. А потом должен был поехать на работу в кафе.

Но, как выяснилось позже, Сельдерханов ни в РОВД, ни на работе не появился, а связь с ним прервалась. Родственникам удалось выяснить, что молодой человек прошел регистрацию на авиарейс Уренгой — Махачкала.

Однако безутешная мать не верит, что ее сын мог добровольно уехать в Дагестан, ведь знакомых в республике у него нет. Кроме того, молодой человек не взял с собой ни денег, ни одежды.

Претенденты на смерть

Сотрудники полиции замешаны не только в похищениях дагестанцев. К примеру, весной 2013 года движением «Альтернатива» был освобожден от рабства Роман Хакимов, которого удерживали в трудовом рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. За него рабовладелец попросил выкуп у родственников.
Романа Хакимова удерживали в трудовом рабстве на кирпичном заводе в Дагестане

Брат Романа сначала обратился в полицию, но безрезультатно, – и родственники прибегли к помощи главы движения «Альтернатива» Олега Мельникова. Родные Хакимова связались с рабовладельцами и договорились, что деньги переведут на главное почтовое отделение Махачкалы. В назначенный день Роман Хакимов пришел не один, а в сопровождении мужчины –  как выяснилось позже, полицейского Заура Магомедовича Бухарова.

Все похищения тесно и неразрывно связаны с профучетом, который ведется в республике уже долгие годы

Все происходящее снимали на камеру волонтеры движения. И они же вызвали сотрудников полиции. В отделении РОВД Бухаров заявил, что Роман явился за деньгами по собственной инициативе и хотел их получить, чтобы заплатить кому-то, а кому – полицейский понятия не имеет.

Роман написал заявление, но делу не дали ход. Спустя несколько дней волонтеры за свой счет отправили его домой к родным. А Заур Бухаров продолжил работать в правоохранительных органах.

Все похищения тесно и неразрывно связаны с профучетом, который ведется в республике уже долгие годы. Противозаконная практика борьбы с экстремизмом, проводимая сотрудниками полиции, превратилась в настоящий геноцид дагестанцев по религиозному признаку.

Граждан, что носят щетину, бороду, хиджабы и посещают мечети, вносят в списки потенциальных экстремистов. С этого момента у людей начинаются проблемы: сотрудники полиции не дают профучетным жить нормальной жизнью и свободно передвигаться.

Граждан, что носят щетину, бороду, хиджабы и посещают мечети, вносят в списки потенциальных экстремистов

На постах ГАИ дагестанцев останавливают, досматривают, а также приглашают в отделения полиции, фотографируют и берут образцы ДНК, наведываются домой к тем, кто стоит на профучете, и в школы к их детям, а также частенько названивают.

Обосновывают свои неконституционные действия работники силового блока внутренним приказом министра МВД РД. Но этот документ ни правозащитникам, ни журналистам до сих пор не удалось увидеть.
По данным прошлого года, в Дагестане уже 20 тысяч человек состоят на профучете

Как показала практика, профилактический учет по сути основан на «черном списке» – и те, кто в него включен, являются потенциальными претендентами на похищение.

По данным прошлого года, в Дагестане уже 20 тысяч человек состоят на профучете. Однако на встрече со студентами министр МВД республики Дагестан Абдурашид Магомедов заявил: «На территории республики, по нашим данным, находится и проживает около 30 тысяч носителей идеологии экстремизма. И нам необходимо заниматься, чтобы они из «спящих» людей не превратились в активных бойцов». 

На учете стоят простые врачи, журналисты, предприниматели, а иногда и люди, вообще далекие от религии

А значит, «экстремистов» по версии МВД РД с каждым днем становится все больше. Нужно отметить, что сотрудники правоохранительных органов так яростно «занимаются» этой проблемой, что сегодня в Дагестане никто не застрахован от профучета. Ведь вопреки мнению, что в списки экстремистов попадают только глубоко верующие мусульмане, на учете стоят простые врачи, журналисты, предприниматели, а иногда и люди, вообще далекие от религии.

Причем правоохранительные органы не обосновывают, почему человек оказался под их наблюдением. А избавиться от этого пристального и незаконного контроля можно только через суд. Но разжимают свои тиски стажи порядка с большой неохотой.

Основываясь все на том же приказе о профилактическом учете, правоохранители терроризируют предпринимателей, не позволяя им полноценно работать. Так, например, Центр по противодействию экстремизму частенько устраивает облавы в детских садах.

По утрам сотрудники полиции наведываются в частные дошкольные учреждения, которыми управляют верующие люди, отпугивают клиентов, оскорбляют работников и требуют личные данные детей и их родителей. Свои требования сотрудники полиции опять-таки обосновывают приказом министра МВД, который в Дагестане, похоже, стоит над законом. 

В результате запуганные клиенты отказываются от услуг детских садов, и дошкольные учреждения вынуждены закрываться, а люди лишаются заработка. Но на эту ситуацию не реагируют ни республиканские власти, ни уполномоченные по правам предпринимателей Дагестана и России.

По утрам сотрудники полиции наведываются в частные дошкольные учреждения, которыми управляют верующие люди

Как следствие всех перечисленных «методов борьбы» с экстремизмом фабрикуются уголовные дела. Одно из вопиющих – это арест дагестанского общественного деятеля Расула Исмаилова, которому сначала подбросили гранату и наркотики, а затем задержали по делу о хищении газа.

Исмаилов был намерен баллотироваться в Госдуму. Однако его опередили, составив уголовное дело. Ущерб, который якобы общественник нанес компании «Газпроммежрегионгаз», едва превышает 100 тысяч рублей. К тому же есть настоящий виновник хищения газа, который готов признаться, – но Исмаилов сидит в СИЗО Хасавюрта уже дольше полугода. А дело так и не расследовано. 

Кроме этого, Исмаилов передал в редакцию КАВПОЛИТа письмо одного из заключенных, которого вытащил из петли. Молодой человек пожаловался на фабрикацию его дела, сотрудником полиции и хотел покончить с жизнью.

Не менее сложная ситуация все в том же Хасавюртовском СИЗО – заключенные неоднократно жаловались на пытки. В результате омбудсмен Дагестана посетил следственный изолятор. Итогом визита стали обращения в прокуратуру республики и управление ФСИН по Дагестану.

Но похоже, что проверить необходимо не только СИЗО, но и отделения полиции. Ведь люди, чтобы избежать пыток, уже выпрыгивают из окон. В начале 2017 года были обнародованы «итоги» деятельности Советского РОВД по городу Махачкала: 19 января из окна четвертого этажа отделения выбросился 23-летний Ахмад Шангереев, получил травму позвоночника и был госпитализирован.

Люди, чтобы избежать пыток, уже выпрыгивают из окон

В МВД Дагестана пояснили ситуацию так: Шангереева пригласили для дачи показаний об инциденте, произошедшем 17 января. В тот день на пересечении улиц генерала Омарова и Ярагского произошел скандал со стрельбой в 25-летнего молодого человека (потерпевший был госпитализирован с огнестрельным ранением бедра).

Дагестанцы не ждут от полиции ничего хорошего – и это понятно

По версии МВД, Шангереев так хотел избежать дачи показаний, что... выпрыгнул из окна. Правда, полицейские так и не смогли объяснить, какое вообще отношение он имел к инциденту. Мать молодого человека уверяет, что никакого. Со слов сына она рассказала, что он так и заявил сотрудникам РОВД, придя в отдел. Но те стали угрожать ему «выбиванием» нужных им показаний – и отвели на тот самый четвертый этаж, где Ахмад, испугавшись пыток, выпрыгнул из окна.

Дагестанцы не ждут от полиции ничего хорошего – и это понятно. КАВПОЛИТ сделал подборку полицейского криминала за последние пять лет. Преступления очень разного «жанра»: вымогательства, грабежи, побои, убийства и даже угоны. Прочесть подборку можно в следующем материале КАВПОЛИТа. 3 Распечатать

Сафар 14 марта 2017, 20:53

Дагестан - стал тем место, где проклят Правый Суд и правоохранительная система ежедневно хоронят Закон. Заметьте это делают не какие то местные абреки, бандиты, отморозки. Таким нет оправдания ни в чём в их черных делах.
Но в Дагестане этим занимаются те самые "силовики", которые отнесены самим Законом в разряд федеральных сил правопорядка.
Отчего происходит этот двойной стандарт, если правовое поле Росси едино? Так кто по вашему устраивает весь этот беспредел в Дагестане, местная полиция? Так нет такого в принципе! Все они под федеральным законом ходят и прямо подчиняются Москве.

0

Оставить комментарий:

Наверх