24 октября
28 марта 2016 2977 0

Звереющие в кризис

Ростовщики и «выбиватели долгов» – две приметы времени на Северном Кавказе
 Валерий Шарифулин/ТАСС
Валерий Шарифулин/ТАСС

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Уполномоченный по правам человека Павел Астахов потребовал максимально жестко наказать сотрудников коллекторской фирмы «Сентинел», которые двое суток блокировали телефоны детской больницы в Ставрополе. Из-за долга старшей медсестры в 70 тысяч рублей (женщина не смогла его выплатить, поскольку недавно похоронила отца и сына) они фактически взяли медицинское учреждение в осаду.

Малый бизнес – «демпфер» экономики?

Регионы Северного Кавказа переживают тяжелейший долговой кризис. По крайней мере, об этом свидетельствуют данные Центробанка России, который ежемесячно отслеживает накопление просроченной задолженности по разным регионам.

По итогам февраля задолженность по кредитам, выданным юридическим лицам, на Северном Кавказе приблизилась к 38 млрд рублей (это больше, чем бюджеты сразу четырех регионов округа – Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии).

Еще одна убойная цифра: за год задолженность бизнеса увеличилась более чем на 14 миллиардов, или почти на 60%. Причем эти темпы роста значительно выше, чем в среднем по стране (рост 42%) и даже в центральном регионе (рост на 51%).

В феврале просроченная задолженность граждан СКФО превысила 30 млрд рублей, из них половина приходится на Ставрополье

В масштабах страны – и год назад, и сейчас – на долю крупного бизнеса приходилось 70% просроченных долгов. А вот на Северном Кавказе картина совсем иная: если годом ранее у биг-бизнеса было чуть более половины всех банковских долгов, то сейчас уже более 60%. В абсолютных цифрах задолженность крупных компаний увеличилась за год на 10 млрд рублей – более чем вдвое.

На этом фоне малые и средние предприятия на Северном Кавказе проходят экономический кризис пока что с куда меньшими издержками, нежели крупный бизнес. У них просроченная задолженность выросла лишь на 4 миллиарда (чуть более чем на 30%).

А вот с индивидуальными предпринимателями ситуация похуже: объем долгов за год вырос почти на 55% (около 2,5 млрд рублей), в то время как в среднем по стране рост составил менее 30%.

Но перейдем к тому, что интересует любого – к потребительским кредитам. В феврале просроченная задолженность граждан СКФО превысила 30 млрд рублей, причем половина этой суммы приходится на Ставропольский край. За год задолженность жителей Северного Кавказа перед банками выросла на 4 млрд рублей (на15%). Впрочем, темпы роста значительно отстают от среднероссийских (25%) и даже от показателей соседнего Южного округа (частная «просрочка» за год увеличилась на 30%).

Банкиры бегут с Кавказа

С начала 2015 года, опять-таки по официальной статистике Центробанка, на Северном Кавказе по разным причинам исчезли шесть кредитных организаций. В частности, были отозваны лицензии у действовавших в Дагестане «Адам интернэшнла», «Дагэнергобанка» и «Еврокоммерца», а также прекратил существование зарегистрированный в Ставрополе Северо-Кавказский территориальный банк Сбербанка России (он присоединен к Юго-Западному банку со штаб-квартирой в Ростове-на-Дону).

Сокращают филиальную сеть в регионах Северного Кавказа и крупные банковские сети: за год были ликвидированы 30 филиалов и более сотни офисов обслуживания. Это каждая десятая точка банковского присутствия.

Для некоторых регионов такая «оптимизация», похоже, и вовсе критична: например, в Ингушетии прекратили работу четыре из 15 дополнительных офисов (здесь могут оказать любую услугу, предусмотренную лицензией банка) и один операционный офис (не вправе работать с ценными бумагами).

На долю «касс взаимопомощи» приходится уже более 1% кредитов, выданных населению, это свыше 70 млрд рублей

Но свято место пусто не бывает. Сегодня на место легально работающих банкиров приходят всевозможные дельцы – а по сути ростовщики. Они маскируются под вывесками микрофинансовых организаций (МФО), которые навязывают людям кабальные сделки.

Денежками они ворочают вроде небольшими, зато их присутствие на рынке стремительно растет: сегодня на долю таких «кооперативов», «касс взаимопомощи» и «ссудных касс» приходится уже более 1% кредитов, выданных населению. Это свыше 70 млрд рублей (самих заемщиков около 2 миллионов, вот и прикиньте, сколько приходится в среднем на каждого).

Печальное лидерство по количеству таких займов «до зарплаты» принадлежит Краснодарскому краю и Ростовской области (с весны прошлого года объем микрокредитов там вырос на 40% и 70% соответственно). В республиках Северного Кавказа ростовщиков, к счастью, пока мало, ведь это противоречит национальному менталитету.

А в том, что это никакие не бизнесмены, а самые настоящие ростовщики, сомнений нет. Правда, действуют они вроде как в правовом поле: Центробанк официально разрешает микрофинансовым организациям высший предел в 880% годовых. Да, вы не ошиблись, именно столько. В то время как, например, в большинстве цивилизованных стран мира законный максимум не превышает 6-10%. Взимание большего ссудного процента – уголовно наказуемое деяние.

Почему молчит Центробанк?

Недавно Совет федерации обратился к Центробанку с просьбой законодательно урегулировать деятельность микрофинансовых организаций, плодящихся словно кролики. В частности, лимитировать количество займов, выдаваемых одному заемщику, а также количество продлений ссудного договора.

Сегодня примерно каждый пятый кредит, который берут люди в таких «кассах» и «кооперативах», – те, что называются «до зарплаты» (на сумму до 30 тысяч рублей и сроком до 1 месяца). Платежи по ним составляют, как правило, 2% в сутки. Люди, которые не могут вернуть деньги, берут новую ссуду и попадают в еще большую долговую зависимость… Однако Центробанк, похоже, это не волнует.

Появление в России ростовщиков неизбежно привело к спросу на еще одну профессию – коллекторов, или «выбивателей долгов». Рынок этих специфических услуг по сути тоже никем не регулируется, зато сами коллекторы все изворотливее практикуются в новых методах психологического давления.

Руководство «Сентинела» обещало не нарушать этические нормы при работе с должниками, но уроков коллекторы не извлекли

Последний скандальный случай произошел в Ставрополе, в его эпицентре оказалось одно из крупнейших в стране коллекторских агентств «Сентинел кредит менеджмент», принадлежащее «Альфа-банку». В феврале информагентства сообщили, что сотрудник «Сентинела» угрожал женщине, задолжавшей банку,… заживо сжечь ее ребенка, если она немедленно не вернет деньги.

После этого Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) поставила вопрос об исключении «Сентинела» из числа своих членов.

«Наш сотрудник нарушил этические нормы компании при разговоре с должником, нами было принято решение о его немедленном увольнении. Мы использовали этот случай в качестве назидательного примера для остальных сотрудников, чтобы исключить саму возможность повторения подобного инцидента», – сделала заявление пресс-служба компании.

Но это оказались не более чем пустые слова. Никаких уроков коллекторы не извлекли.

Больница… на осадном положении

3 марта сотрудники «Сентинелы» атаковали Ставропольскую детскую больницу имени Филиппского. Все из-за долга в 70 тысяч рублей, который был перед «Альфа-банком» у одной из старших медсестер.

Женщина не смогла погасить долг из-за личной драмы: у нее умер отец, а вскоре – новорожденный сын. Но разве коллекторов чем-то разжалобишь? Сотрудники «Сентинела» принялись дозваниваться в больницу, пытаясь таким образом надавить на должницу. Когда это не возымело действия, коллекторы, недолго думая, попросту поставили все номера служебных телефонов на режим автодозвона: раз в минуту в каждом отделении, приемном покое, регистратуре раздавались звонки.

Работа клиники серьезно осложнилась, туда не могли дозвониться родители маленьких пациентов. Урезонить московских коллекторов удалось, лишь когда главный врач Вячеслав Кашников обратился в полицию и прокуратуру.

Из-за коллекторов, взявших детскую клинику в телефонную осаду, туда не могли дозвониться родители маленьких пациентов

В отношении руководителя отдела взыскания долгов компании «Сентинел Кредит Менеджмент» возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.330 УК РФ (самоуправство). Второй коллектор, который звонил медсестре и ее матери с угрозами и оскорблениями, пока не установлен. Также административное дело по ст.13.11 КоАП (нарушение порядка работы с персональными данными) возбуждено в отношении оператора коллекторской фирмы.

Под личный контроль взял эту ситуацию уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, который потребовал принять к нарушителям самые жесткие меры. Ведь никакие деньги не могут оправдать угрозу жизни детей. Хотя, наверное, для мордоворотов, которых набирают в коллекторы, это пустой звук...

Объем просроченной задолженности перед кредитными организациями

(по данным Центробанка)

На 1 февраля 2015 года, млн рублей

На 1 декабря 2016 года, млн рублей

Прирост, %

Крупный бизнес

Россия

781.603

1.047.366

34%

ЦФО

439.007

566.988

29%

ЮФО

49.325

51.967

5%

СКФО

9.757

19.867

203%

Малый и средний бизнес

Россия

377.513

603.788

60%

ЦФО

137.694

306.584

222%

ЮФО

49.651

50.623

2%

СКФО

13.859

18.180

31%

Индивидуальные предприниматели

Россия

56.318

72.916

29%

ЦФО

11.365

13.648

20%

ЮФО

10.104

13.288

32%

СКФО

4.502

6.806

51%

0 Распечатать

Наверх