27 января 3066 0

«Как будто у нас в стране нет проблем, кроме девчачьих платочков в школах»

Эксперт считает, что Кадыров и Минниханов как минимум обсудят «платочный» скандал в татарской деревне в Мордовии
Фото: islam.ru
Фото: islam.ru

Высказывание федерального министра образования Ольги Васильевой о том, что «хиджабам не место в школе», вызвало критику со стороны главы Чеченской республики Рамзана Кадырова. Политик в своем ответе чиновнице сослался на 28-ю статью Конституции РФ, в которой каждому гарантируется свобода вероисповедания, а также посоветовал Васильевой изучить роль ислама в науке. «Реальное время» побеседовало с шеф-редактором портала «Кавказская политика» Бесланом Успановым, который рассказал о том, возможна ли кооперация Рамзана Кадырова с Рустамом Миннихановым на почве запрета хиджабов в школах и как отреагировал Кавказ на заявление министра образования РФ.

Двойные стандарты и выпускницы в нижнем белье

— Накануне глава Чечни Рамзан Кадыров прокомментировал слова Ольги Васильевой про хиджаб — вы согласны с его критикой?

— Безусловно, я согласен. Эта проблема абсолютно не новая, весьма щепетильная и, к сожалению, главными пострадавшими в этой истории являются дети, которые должны получать образование. Стоит понимать, что это именно тот контингент, на котором, в принципе, должно строиться будущее страны.

Вы наверняка помните, что один из серьезных скандалов на эту тему возник несколько лет назад на Ставрополье — дело касалось учениц из села Кара-Тюбе, где в большинстве проживают ногайцы. Именно этот момент, на мой взгляд, можно считать некой «точкой отсчета», после которой систематически мы так или иначе наблюдаем подобные инциденты даже в московских учебных заведениях: был такой же скандал в столичной Медакадемии им. Сеченова.

Единственное, что мне непонятно во всей этой истории: почему так мало людей, которые занимают различные посты, представляют духовные управления республик, где по большей части проживают мусульмане, высказалось.

Вообще, я не вижу какой-то проблемы в истории, когда девушки носят платки. Почему такая жесткая реакция на то, что девочка надевает платок? Причем почему-то сразу же забывается то, что у нее могут быть хорошие оценки, отличная успеваемость. К слову, в истории с теми девочками из Кара-Тюбе именно так и было — большинство девочек были круглыми отличницами, а этот скандал в принципе выбил их из образовательной колеи: они не пошли больше в школу, учились как-то на дому, но все-таки получили образование. Но что важно понимать: в этих играх взрослых всегда, к сожалению, страдают дети.

«Систематически мы так или иначе наблюдаем подобные инциденты даже в московских учебных заведениях: был такой же скандал в столичной Медакадемии им. Сеченова». Фото mgorod.kz

— А вы лично как можете прокомментировать слова Васильевой, а именно в части того, что «истинно верующие не будут подчеркивать свою веру атрибутикой»?

— Если двигаться от формулировки госпожи Васильевой о том, что, условно говоря, вера у каждого в душе, то мне кажется, что это не совсем правильно и не совсем корректно, тем более когда это звучит из уст федерального министра, уполномоченного заниматься образованием, от деятельности которого зависит будущее всей страны, и вместе с тем человека весьма образованного, который имеет, если не ошибаюсь, три высших образования. Говорить, что вера в душе — это не совсем правильно: у каждого степень его вероисповедания, вера во Всевышнего, вера во что угодно — она разная. Для кого-то достаточно раз в год прийти в церковь, или в мечеть, или в синагогу, а для кого-то нормальна еженедельная пятничная молитва и в зной, и в мороз, когда, несмотря на нехватку мечетей, люди будут стоять на улице. Это индивидуальное дело каждого: как он верит, насколько он верит. Есть главный документ нашей страны — Конституция, которая позволяет любому гражданину свободно исповедовать свою веру.

Поэтому, когда глава Чечни Рамзан Кадыров призвал заниматься реальными проблемами: то есть наркоманией, развратом в наших школах и так далее, — я считаю, что, если мы действительно хотим воспитать здоровое поколение, которое будет ухаживать за старшими, которое будет заниматься развитием своей страны, нужно в первую очередь воспитать в школьниках именно нравственные качества.

Имеют место, кстати, двойные стандарты. К девушкам, которые приходят в платках и которые при этом могут учиться абсолютно хорошо (к ним нет никаких претензий, они выигрывают различные олимпиады), может быть вот такое отношение. И при этом закрывают глаза на то, что некоторые ученицы могут прийти в школу, извиняюсь за выражение, в чем мать родила. И здесь я, к сожалению, не утрирую: мы с вами прекрасно помним несколько роликов на YouTube, когда выпускницы 2016 года получали свои аттестаты буквально в нижнем белье. Несмотря на большое количество просмотров, на эту тему не обращает такого внимания, к примеру, та же госпожа Васильева. Почему бы не навести порядок?

На общем фоне, когда, по сути, у нас есть масса проблем в этой сфере, «выдергивать» девочек в платках и говорить, что они должны у себя дома или у себя в душе соблюдать свою религию, я не вижу смысла.

«Когда глава Чечни Рамзан Кадыров призвал заниматься реальными проблемами: то есть наркоманией, развратом в наших школах и так далее, — я считаю, что, если мы действительно хотим воспитать здоровое поколение, которое будет ухаживать за старшими, которое будет заниматься развитием своей страны, нужно в первую очередь воспитать в школьниках именно нравственные качества». Фото grozny-inform.ru

Реакция Кавказа и изучение «матчасти» чиновниками

— А как вообще Кавказ отреагировал на подобное высказывание министра РФ? Возмущен ли народ?

— Скажем так, на любую тему, которая так или иначе имеет отношение к исламу, Кавказ моментально реагирует. Так было в том самом случае с запретом платков в Кара-Тюбе: тогда инициативная группа мусульман, адвокаты, юристы занимались этим делом. Это было, когда Новороссийский суд запретил перевод Корана азербайджанского богослова Эльмира Кулиева: инициативная группа через суд добилась защиты. В том числе вспомним совсем недавнюю историю, когда некий суд на другом конце нашей страны признал суру из Корана чуть ли не экстремистской и опять же тогда свое слово сказал Рамзан Кадыров и он был всецело поддержан многими духовными лидерами и главами мусульманских республик.

Буквально на днях, еще до этой большой волны с платками в Мордовии, в Сети появился ролик, где некий комик (Илья Давыдов (Maddyson) — российский видеоблогер, — прим. ред.) оскорбляет Коран. Были абсолютно похабные шутки, и на это тут же отреагировало кавказское общество и различные общественные деятели. Кстати, благодаря СМИ они [общественные деятели] теперь стали чуть ли не фигурантами некоего криминального дела, потому что призвали успокоить этого комика.

Мы уже привыкли и уже опыт у нас такой есть, что, когда глава Чечни вмешивается и говорит свое слово на ту или иную тему, то обязательно это дело получает какое-то продолжение. Как только он это сказал, тут же муфтият Чеченской Республики отреагировал и заявил, что это ничто иное, как ущемление прав человека, а чеченский парламент (в котором большинство представляет «Единую Россию») на это отреагировал, сказав, что он будет заниматься продвижением соответствующего законопроекта.

Знаете, возможно, стоит ввести некую образовательную программу среди самих чиновников, дабы они понимали разницу между никабом, хиджабом и паранджой. Мы с вами были свидетелями, когда президент страны говорил, что это чуждо для нас и это вообще не наша культура, но он говорил про паранджу. Но никто ведь не ходит в школу в парандже, никто не закрывает все лицо, оставляя только глаза. Я больше чем уверен, что министр образования может не до конца понимать, в чем суть предмета. Когда девушка целомудренно, скромно ходит на свои уроки, добивается успехов в учебе, то таких детей, наоборот, надо поощрять, а не делать из этого проблему, тем самым отрывая детей от образования.


«Буквально на днях, еще до этой большой волны с платками в Мордовии, в Сети появился ролик, где некий комик оскорбляет Коран. Были абсолютно похабные шутки, и на это тут же отреагировало кавказское общество и различные общественные деятели». Фото pravda-team.ru

— К слову об отрыве от образования: именно в учебных учреждениях разгораются скандалы из-за религиозной одежды — это какая-то тенденция? У вас нет ощущения, что мусульман хотят отлучить от образования?

— У меня нет подобного ощущения. Даже если такая цель кем-то преследуется, она никогда не будет достигнута просто ввиду того, что у мусульманина есть определенные жизненные постулаты, основанные на священной книге Коран и на пути Пророка — Сунне. Коран призывает к тому, чтобы человек учился, получал знания. Более того (я сейчас немного уйду в теологию и богословие), когда архангел Гавриил обратился к Пророку Мухаммеду, тот сказал: «Читай». Это было слово «икра» — читай, но не в понимании слова «прочти». Имелось в виду знание — получай знания, просвещайся, читай.

Так или иначе, люди будут учиться. Сегодня мы живем в таком мире, когда ты элементарно в интернете можешь проходить онлайн-обучение, в том числе в ведущих мировых образовательных учреждениях: Кембридже, Оксфорде и так далее.

Но суть в другом: зачем нам делить детей на своих или чужих, на правильных или неправильных? Они все дети.

Если кто-то на сегодняшний день и преследует эту цель, то в данном случае эта цель заключается не только в том, чтобы отодвинуть мусульман от образования, а в том, чтобы просто-напросто разделить нашу страну на несколько частей. Ведь на одних мусульманах этот вопрос не прекратится, если мы будем вот так детей отделять и говорить, что один правильно одет, а другой неправильно. Давайте лучше элементарно оденем тех, кто полуголым приходит на школьные мероприятия, или займемся теми (достаточно ролики посмотреть на YouTube), кто надевает своим учителям на голову ведра, издевается над своими учителями. Или же, наоборот, — учителями, которые домогаются до детей: буквально два-три дня назад я прочитал кошмарную статью на «Медузе» о том, как в Москве, в некой школе для одаренных детей на протяжении 25 лет руководители этого учреждения приставали к девочкам…

Давайте разберемся с первоочередными задачами, а потом будем думать, как нам прийти к какому-то стандарту, чтобы бедные и богатые друг от друга в наших школах внешне не отличались. И после этого будем смотреть, как выглядят мусульманки, иудейки, христианки и так далее.

«Думаю, что в данном вопросе они наверняка как минимум пообщаются (а может быть, уже пообщались на эту тему), придут к какому-то общему мнению. Думаю, что, в принципе, учитывая их дружеские отношения, какая-то совместная реакция на это должна быть, но публичной она будет или нет — сказать сложно». Фото prav.tatarstan.ru

«Думаю, что какая-то совместная реакция Кадырова и Минниханова на это должна быть»

— Мы недавно беседовали на эту тему с Надеждой Кеворковой, и она назвала исламофобию важнейшим элементом мировой политики — вы с этим согласны?

— Мне трудно не согласиться с Надеждой Витальевной, которую я очень уважаю. Как еще объяснить то, что раз за разом различные мусульманские режимы попадают под международные «санкции» в виде бомбардировок, полного уничтожения инфраструктуры и людей? Мы с вами это наблюдаем на протяжении многих лет. Как нам по-другому объяснить то, что различные исламофобы, начиная с Америки и заканчивая Европой, умудряются публично жечь Кораны, озвучивать лозунги, согласно которым ислам — это терроризм? Они проводят знак равенства между этими двумя понятиями, причем это делается при полном попустительстве руководства стран и ведомств.

Мы не видим ни одной силы, которая бы на мировой арене говорила о том, что ислам — это не терроризм. Термины «исламисты» и «джихадисты» используют все ведущие СМИ мира, но мне как мусульманину неприятно, что меня считают исламистом или джихадистом, я таким не являюсь. И они могут сказать, что это речь не обо мне, но ведь я тоже исповедаю ислам. Давайте террористов называть террористами, а мусульман называть мусульманами, христиан — христианами.

Более того, когда одни про мусульман говорят, что те приезжие, а они — коренные, то это вообще ни в какие ворота не лезет. Мы прекрасно знаем, как строилась Москва и кем она строилась, сколько там татар проживало, сколько там татарских улиц. Северный Кавказ сегодняшний — это не приезжие люди, это исконные земли чеченцев, дагестанцев, ингушей и так далее. И это при том, что президент неоднократно подчеркивал, что мусульмане — это составная часть нашей страны.

— Если вернуться к Мордовии, то, кто на ваш взгляд, может быть инициатором запрета?

— В каждом отдельно взятом инциденте может быть абсолютно индивидуальная ситуация. В каких-то случаях это может быть некое самодурство местных муниципальных мелких чиновников. В некоторых моментах это могло быть элементарное влияние различных ведомств, которые не всегда заинтересованы в росте влияния, к примеру, мусульманской общины. Где-то может быть и указание сверху. Но если брать в целом, то это дает «нужный» эффект по дискредитации мусульман. Как будто у нас во всей стране нет никаких проблем, кроме девчачьих платочков в школах.

— Как вы думаете, будут ли как-то взаимодействовать Рустам Минниханов и Рамзан Кадыров в этом вопросе?

— Я знаю Татарстан и Чечню. Благодаря дружбе Рамзана Кадырова и Рустама Минниханова многие «наверху» воспринимают этот тандем (это не является ни для кого секретом), как некое братское сотрудничество, где один брат является лидером в кавказской среде, а другой брат является флагманом в поволжской среде. Думаю, что в данном вопросе они наверняка как минимум пообщаются (а может быть, уже пообщались на эту тему), придут к какому-то общему мнению. Думаю, что, в принципе, учитывая их дружеские отношения, какая-то совместная реакция на это должна быть, но публичной она будет или нет — сказать сложно.

Лина Саримова
2 Распечатать

Наверх