04 апреля 6755 2

Как башкирского дальнобойщика сделали виновником взрывов в питерском метро

Кто за это ответит?
Фото: rbc.ru
Фото: rbc.ru

«Реальное время» побеседовало с Ильясом (Андреем) Никитиным, фотографии которого вчера транслировали медиа в связи с событиями в Северной столице.

Накануне в петербургском метро прогремел взрыв, жертвами которого стали 14 человек, еще более 50 получили ранения. Некоторые издания быстро указали на «виновного» в теракте — колоритного мужчину с бородой и в тюбетейке. Кадры с камер видеонаблюдения мгновенно облетели интернет. Однако уже ночью выяснилось, что «смертником» поспешили назвать вовсе не того. Ильяс (Андрей) Никитин оказался обычным мусульманином из Башкирии.

Узнав, что его разыскивают, он сам пришел в полицию, чтобы объясниться. На этом злоключения Ильяса не закончились. Но Никитин даже к тому, что его уже после объяснений в полиции сняли с авиарейса, отнесся с пониманием. Корреспонденту «Реального времени» удалось связаться с ним и задать несколько вопросов.

«ПОНЯЛ, ЧТО ПРИ ЛЮБОМ РАСКЛАДЕ ПОДОЗРЕНИЕ УПАДЕТ НА МЕНЯ»

— Ильяс, поступают противоречивые сведения вокруг событий о вас, теракте. Как вы сами решили пойти в полицию?

— Не помню, на каком канале впервые узнал про теракт. В интернете прочитал. Потом понял, что при любом раскладе подозрение упадет на меня, так как в тот момент я там находился. Свою фотографию я не видел. Потом решил пойти в полицию и все рассказать, что видел, что знаю, объяснить ситуацию. Либо самому пришлось бы идти и объяснять, либо с меня эту информацию потребовали бы. Я решим сам пойти и рассказать.

— После того, как СМИ раструбили о вас как о «предполагаемом смертнике», не пытались ли на вас выйти правозащитники, как-либо помочь вам?

— Пока только с вами первым разговариваю.

— Собираетесь ли подавать иски на издания, которые указывали на вас как на «предполагаемого террориста»?

— Я вообще этой темой пока не занимался, поэтому еще не в курсе.

«Не помню, на каком канале впервые узнал про теракт. В интернете прочитал. Потом понял, что при любом раскладе подозрение упадет на меня, так как в тот момент я там находился. Свою фотографию я не видел». Фото twitter.com/rentvchannel

«МЕНЯ СНЯЛИ С БОРТА СОТРУДНИКИ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ АВИАКОМПАНИИ»

— После того, как объяснились с полицией, вы уехали из Санкт-Петербурга? Где вы сейчас?

— Сейчас я нахожусь в Москве. Не получилось самолетом авиакомпании «Россия» вылететь в Оренбург. Меня сняли с борта сотрудники службы безопасности авиакомпании. Они тоже не могут пойти против общественного мнения. Они извинились и хотели посадить на другой рейс, но потом решили доставить другой авиакомпанией.

— Вы родом из Оренбурга или из Башкортостана?

— Из Башкирии. Через Оренбург ехал в Башкирию, в Кумертау.

— Вы сейчас планируете поехать к родным в Кумертау?

— Алла бирса (даст Бог, — прим. ред.), да.

— Вы сегодня собираетесь добраться до родного города?

— Нет, сегодня у меня не получится. Иншаллах (если будет воля Аллаха, — прим. ред.), буду там завтра.

«У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО НЕГАТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ К ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМ ОРГАНАМ»

— О вас пишут, что вы наполовину татарин, наполовину русский. Как вы стали мусульманином?

— У меня мама татарка. В исламе я вырос под командованием своего картатайки (дедушки, — прим. ред.) и нанейки (бабушки, — прим. ред.), поскольку я рос без отца. Естественно, самым основным воспитанием занималась мама. Рос в соответствии с традициями и обычаями татарскими, исламскими. Для меня ислам — не чуждая религия. Хотя определенное время — 1990-е годы — я упустил…

«У нас правовое государство, хвала Аллаху. Когда человек хочет исповедовать свою религию, он будет ее исповедовать. Это право гарантировано человеку нашим правительством, Конституцией Российской Федерации». Фото fontanka.ru

— Ильяс, у вас есть супруга, дети?

— Я в разводе.

— Как родные отреагировали на произошедшее с вами?

— Не общался еще.

— Как часто вы надеваете татарскую тюбетейку?

— В последнее время хожу в тюбетейке более-менее постоянно, когда приобщился к этой этике.

— Вероятно, борода стала причиной столь пристального к вам внимания в последние дни. Часто ли бывают проблемы из-за того, что соблюдаете такое предписание ислама?

— Не всегда. В принципе, по России я передвигался более-менее свободно. Этот случай произошел по воле Аллаха, да укрепит Аллах вас, меня. Неужели после того, как мы сказали «Ля иляха илляллах» (нет бога, кроме Аллаха, — прим. ред.), мы не будем испытаны? Сам Аллах в Коране об этом говорит. У нас правовое государство, хвала Аллаху. Когда человек хочет исповедовать свою религию, он будет ее исповедовать. Это право гарантировано человеку нашим правительством, Конституцией Российской Федерации. У меня никогда не было негативного отношения к правоохранительным органам. И у них — ко мне. Но все равно у нас в обществе как-то повелось считать, что самые плохие, негативные вещи выполняют мусульмане.

— Работали ли вы имамом или были связаны с духовными управлениями?

— Имамом не работал. В Новом Уренгое помогал при мечети.

«МЫ ОТВЕТСТВЕННЫ ДРУГ ЗА ДРУГА»

— Кем вы работаете?

— Дальнобойщиком. Перевожу опасные грузы, в основном дизельное топливо. Работаю четвертый год на госпредприятии, пока не знаю, как они отреагируют. Туда тоже приходили, интересовались моей деятельностью.

«Государство вроде бы держит эту тему в порядке, но в обществе не вполне правильно реагируют. Возможно, пресса теперь будет больше писать о мусульманах-смертниках». Фото Ольги Ростовцевой

— Не опасаетесь ли, что пойдет новая волна исламофобии после взрыва в метро?

— Мне немножко непонятно слово «исламофобия».

— Не начнется ли еще больше нагнетаться в обществе негатив в отношении мусульман?

— Он, в принципе, не останавливается. Государство вроде бы держит эту тему в порядке, но в обществе не вполне правильно реагируют. Возможно, пресса теперь будет больше писать о мусульманах-смертниках.

— А вы не собираетесь ли пересмотреть ваш стиль одежды или укоротить бороду после этого случая?

— Разговоры уже такие были… Не считаю, что нужно мне что-то менять. Не в первый раз и, наверное, не в последний раз я это говорю и буду настаивать на этом: будет борода, будет тюбетейка, иншаллах, будет ислам словом, делом. Что такое «Ля иляха илляллах»? Пророк Мухаммад сказал, что это слово, дело и твердое убеждение сердцем. По милости Аллаха, я твердо убежден сердцем, что мое слово и дело, бисмиллях (во имя Аллаха, — прим. ред.), не опасны для общества. А самое основное для уммы пророка Мухаммада, для мусульман — это то, что мы ответственны друг за друга, как одно целое.

Тимур Рахматуллин
4 Распечатать

Сергей Потапов 05 апреля 2017, 10:17

Хорошо отвечает, грамотно. Очень подходит под роль вербовщика.

-3
Hadzhi-Murat 10 апреля 2017, 08:17

Сергей, нельзя же каждого умного мусульманина причислять к вербовщикам.

2

Оставить комментарий:

Наверх