05 декабря
09 августа 2014 2040 0

К северу от Лимпопо

Обострение на карабахском фронте прошло для Южной Осетии незамеченным
Фото: valieva.com
Фото: valieva.com

usahlkaro Евгений Крутиков Автор статьи

Президент РЮО Леонид Тибилов послал президенту Нагорно-Карабахской республики Бако Саакяну соболезнования в связи с гибелью военнослужащих в ходе возобновившихся военных столкновений на линии соприкосновения азербайджанской и нагорно-карабахской армий.

Это единственная реакция, которую вызвало резкое обострение обстановки вокруг НКР, в Южной Осетии. Понятен и выбор адресата соболезнования. У Цхинвала с НКР давние налаженные отношения, существует взаимно признание независимости, правда, нет официальных дипломатических отношений, как например, с Абхазией. С Азербайджаном же отношения натянутые, если не сказать, что их нет вовсе, несмотря на сезонное обострение торговли арбузами в Цхинвале.

Ждать чего-то большего от РЮО в этом вопросе и не стоило. Связи с НКР хоть и есть, но их «активная фаза» осталась в далеком прошлом, когда уж раз в год точно какая-нибудь делегация из Цхинвала окольными путями добиралась до Степанакерта. Большей частью это были сотрудники спецслужб, отправлявшиеся туда для «обмена опытом», хотя иногда попадались и парламентские делегации. В последнее время и этот процесс постепенно затух.

Делегации из РЮО добираются в основном до Еревана, который оказался удобной нейтральной точкой для конференций, организуемых различными западными НПО с базами в Грузии. Туда с удовольствием приезжают представители югоосетинского «гражданского общества» и примкнувшие к ним «политические туристы». И если руководители этих встреч на полном серьезе считают, что влияют таким образом на общественное сознание в РЮО, то для непосредственных участников этих встреч – это скорее отдых и туризм.

​Единственное, что спасает РЮО от череды внешнеполитических казусов - это ее тотальная невовлеченность во что бы то ни было за пределами ее узкоспецифических интересов

Современная Южная Осетия вообще мало вовлечена в политические процессы (даже те, которые происходят практически под носом у Цхинвала), которые ее непосредственно не касаются. Если уж что-то такое экстраординарное и происходит (например, признание со стороны РЮО независимости Новороссии) – то это преимущественно эмоциональные поступки, не имеющие ничего общего с продуманной, векторной внешней политикой. Причем это не некое московское «указание», а элементарное нежелание и неумение взглянуть на мир шире. В Цхинвале нет четко сформулированной концепции внешней политики, не определены приоритеты (кроме стратегического партнерства с Россией, которое постоянно подвергается испытаниям на прочность опять же по исключительно субъективным факторам). Единственное, что спасает РЮО от череды внешнеполитических казусов – это ее тотальная невовлеченность во что бы то ни было за пределами ее узкоспецифических интересов.

Некоторая активность МИДа РЮО, приведшая к подписанию странных документов «о сотрудничестве» с мэрией нескольких провинциальных итальянских городов и одной из партии государства Сан-Марино, уже сейчас, после окончания парламентских выборов тихо сошла на нет. Глава МИДа Давид Санакоев снял с себя полномочия главы партии «Новая Осетия», не прошедшей в парламент, поскольку местный закон запрещает быть одновременно и министром, и главой партии. Осиротевшая партия тут же потерялась в тумане, а МИД впал в привычную для него спячку, сотрудники вновь увлеклись вязанием на рабочем месте, и только признание Новороссии несколько разбередило это сонное царство, в котором процветает кумовство, местничество, а основным способом продвижения по службе остаются интриги и сведение личных счетов с неугодными.

​Ждать в такой обстановке от РЮО каких-то продуманных позиций даже по критически важным направлениям внешней политики не приходится

Ждать в такой обстановке от РЮО каких-то продуманных позиций даже по критически важным направлениям внешней политики не приходится. Даже визит два месяца назад в Цхинвал министра иностранных дел Эритреи был организован без какого-либо деятельного участия МИДа. А между прочим, это событие знаковое. Эритрея готова к признанию государственной независимости РЮО, и этот визит носил ознакомительный характер для соблюдения всех необходимых демократических процедур. Возможно и дальнейшее расширение международного признания РЮО, но опять же, активность местного МИДа никакого к этому отношения не имеет.

Нет даже четко сформулированной позиции по отношению к главному противнику – Грузии. Переговоры в Женеве – единственная площадка, на которой хоть как-то озвучиваются позиции сторон, но и она уже морально устарела, как морально устарели и бесконечные Минские переговоры по все тому же Нагорному Карабаху. Поездки в Женеву – очень спорный и болезненный вопрос для югоосетинского общества, которое воспринимает в штыки вообще любые формы близкого контакта с представителями Грузии. На бытовом уровне от такого отношения страдают как раз «туристы» из югоосетинских НПО, а это всего-то человек десять-двенадцать на всю республику. На государственном же уровне озвучивается вопрос о нецелесообразности расходов на командировки в Женеву, поскольку толку от них никакого.

В последнее время критике подвергается и еще один – последний – формат общения с грузинской стороной. Это нерегулярные встречи в приграничном селе Эргнети на уровне сотрудников специализированных ведомств «по урегулированию конфликта». В местных СМИ, не отличающихся излишней самостоятельностью мышления, стали поднимать вопрос о вообще целесообразности сохранения такого государственного института, как «спецпредставитель по переговорам». Толку от этих встреч действительно мало. Если раньше этот формат предполагал решение каких-то бытовых вопросов с грузинской стороной, то теперь нет никакой такой «бытовухи», которую надо было бы решать с грузинами. Встречи в Эргнети регулярно заканчиваются скандалами, после которых стороны принимаются упражняться в юморе и сарказме через СМИ.

​Москва в лице российского МИДа так и не смогла окончательно поставить под контроль внешнюю политику РЮО даже в том состоянии, в котором она так задорно выглядит сейчас

И это все при том, что Москва в лице российского МИДа, великого и ужасного, так и не смогла окончательно поставить под контроль внешнюю политику РЮО даже в том состоянии, в котором она так задорно выглядит сейчас. В какой-то момент на Смоленской площади просто махнули рукой, лишь периодически нервно вздрагивая от очередного демарша какого-нибудь местного политика, впервые в жизни увидевшего глобус. Попытки привести местный МИД в чувство себя не оправдали, и осталось только буддистски наблюдать за происходящим. Спасают ситуацию только ограниченные ресурсы Давида Санакоева, его очевидная управляемость другими политическими силами вокруг РЮО и очаровательная средиземноморская лень.

На фоне продуманных и достаточно жестко структурированных действий МИДа, например, Абхазии все это выглядит порой дико. Низкую активность югоосетинского МИДа не раз ставили ему в вину и добились все-таки некого соблюдения политеса – внешнеполитическое ведомство все-таки стало выдавливать из себя ноты в ответ на наиболее громкие высказывания Тбилиси. Вся остальная активность сводится к мероприятиям протокольного характера и особенно к приему иностранных делегаций, состоящих преимущественно из сотрудников международных организаций и европейских структур. Причем представители ОБСЕ уже давно махнули рукой на РЮО, определив для себя, что республика прочно и навсегда вошла в орбиту России, а достигнуть какого-либо даже словесного компромисса с Грузией не удастся ни при каких обстоятельствах. Сотрудники ОБСЕ впали в коллективную кому, да и сам их аппарат стал формироваться за счет кадров бесперспективных, хотя ранее на эти «проблемные» участки приезжали дипломаты энергичные и подкованные, рассчитывавшие не только на «длинный евро» (надбавки к жалованию за работу в опасном регионе), но и на некую карьеру.

​Представители ОБСЕ уже давно махнули рукой на РЮО, определив для себя, что республика прочно и навсегда вошла в орбиту России

Кроме того, для части людей образованных, особенно среди тогдашней молодежи в Цхинвале в последние лет десять работа с иностранными делегациями (хоть с Красным крестом, хоть ОБСЕ) была стабильным и хорошим источником заработка и возможностью получить доступ к образованию и все той же возможной карьере. Сейчас куда проще получить образование в России, чем сутками носиться с бестолковыми европейцами с неясной перспективой.

В результате всех этих процессов события вокруг Нагорного Карабаха прошли для РЮО практически незамеченными. С таким же успехом президент Тибилов мог бы послать соболезнования народу Южной Африки в связи с землетрясением магнитудой 5,6 балла, которое случилось ровно в тот же день, когда в Степанакерт из Цхинвала были посланы соболезнования. К северу от реки Лимпопо на это землетрясение никто не отреагировал.

0 Распечатать

Наверх