20 декабря 2016 1330 0

Южная Осетия: цели ясны и задачи определены

Подготовка к избирательной кампании по избранию президента Южной Осетии обретает все более зримые очертания. 8 декабря 2016 года депутаты югоосетинского парламента обновили конституционный закон о президентских выборах. Принятые поправки касались формулировки о дате голосования.

Лишь на первый взгляд, этот вопрос выглядит как незначительная процедурная проблема. Между тем ранее по нему высказывались противоположные мнения. А с учетом того негативного шлейфа воспоминаний, который остался после внутриполитического кризиса 2011-2012 годов, выборная тема в Южной Осетии напоминает ту воду на которую стремятся дуть, предварительно обжегшись на молоке. К теме предыдущих выборов главы республики мы еще будем не раз обращаться.

Пока лишь зафиксируем, что условной точкой отсчета считается 2012 год (когда президент Южной Осетии был, наконец, избран и признан в таковом качестве). Но тогда для определения победителя потребовалось два тура (первый состоялся 25 марта, а второй- 8 апреля). В прежней неисправленной версии конституционного закона речь шла о том, что выборы должны состояться во второе воскресенье месяца, в котором проводилось голосование за участников предыдущей кампании. Но сама дата при этом не фиксировалась.

Отсюда и споры о том, брать ли за основу первый или второй тур. В итоге выбор был сделан в пользу более поздней даты, и эта идея нашла поддержку высшего законодательного органа власти Южной Осетии. Избирательная кампания, таким образом, завершится голосованием 9 апреля 2017 года.

Насколько она будет отличаться от всех предыдущих? Какие интриги в ней можно считать главными? Кто рассматривается как фавориты будущей гонки? И какие возможны сюрпризы?

Каждая из югоосетинских президентских кампаний имела свою «изюминку». Первые выборы президента в Южной Осетии прошли после введения этого поста в ноябре 1996 года. Победу на них одержал Людвиг Чибиров. К слову сказать, 21 год назад Москва крайне сдержанно, если не сказать критически, отнеслась к этой кампании, считая ее «предопределением статуса» непризнанной республики до разрешения конфликта с Тбилиси. Через пять лет новые выборы преподнесли сюрприз.

Победителем во втором туре стал Эдуард Кокойты, а на тот момент действующий глава республики, поддерживаемый Москвой и североосетинским руководством, не прошел даже во второй тур. В этой связи говорить о том, что выборы в де-факто образованиях – это не более, чем пиар-процедура, не представляется возможным. Добавим к этому, что кампания пятнадцатилетней давности шла после конституционного референдума, в ходе которого жестко конкурировали администрация и парламент. К слову сказать, закат югоосетинской Компартии, растянувшийся во времени вплоть до выборов в высший представительный орган власти республики (2014 год), начался именно тогда.

В 2006 году выборы президента Южной Осетии были по-настоящему «кампанией цвета хаки». Они прошли в условиях «разморозки» конфликта с Тбилиси и де-факто стали референдумом о поддержке Эдуарда Кокойты, что впоследствии сыграло с ним злую шутку.

Почти стопроцентное одобрение было оценено им и его окружением, как символ поддержки лично его, а не идеи самостоятельности республики с лидером, чья фамилия не была принципиальным фактором. Более того, уверенность в том, что достигнутое в августе 2008 года российское признание можно политически приватизировать, также породило «пагубную самонадеянность», которая привела Кокойты к попытке «остаться, уходя». В итоге он, с одной стороны, поддержал выдвижение Анатолия Бибилова (сегодняшнего спикера парламента), а с другой, стремился не допустить его критического усиления, опасного для собственных позиций. Каков результат?

13 ноября 2011 года прошел первый тур президентских выборов, который победителя не определил. Анатолий Бибилов и Алла Джиоева (на тот момент ее пиком была должность министра образования, она занимала этот пост в 2002-2008 гг.) продолжили борьбу. Второй тур выборов состоялся 27 ноября 2011 года.

И главным сюрпризом стала победа Аллы Джиоевой. Однако вскоре после этого Верховный суд запретил ЦИК объявлять результаты, а затем и вовсе принял решение о недействительности голосования. Все это вызвало не только недовольство и широкую общественную дискуссию, но и акции протеста. Не обошлось, к сожалению, без грязного пиара (чего стоял инсинуации о так называемом «грузинском следе» в кампании Джиоевой), и без конфронтации между властями и оппозицией.

Скажем мягко, далеко не на высоте оказались и московские кураторы югоосетинского направления, пытаясь подменить лояльность населения республики России лояльностью тем или иным обитателям высоких кабинетов. Потребовалось несколько месяцев сложной работы для достижения компромисса. И все это время ситуация оставалась, что называется, «на грани». Выходом из внутриполитического кризиса стали повторные выборы без участия прежних претендентов.

Они прошли 25 марта и 8 апреля 2012 года. Решение неоднозначное с правовой точки зрения, с политической помогло не допустить гражданского противоборства и купировать напряженность. По факту в «пакете» был согласован и уход с политической арены Эдуарда Кокойты, который впоследствии покинул и республику.

В первом туре лидерами стали Леонид Тибилов и Давид Санакоев. Во втором победу одержал ныне действующий президент республики Тибилов. 27 ноября нынешнего года он заявил о готовности принять участие в новой кампании, то есть в случае победы пойти на второй срок. Какой-то единой оценки его правления не существует. С одной стороны, нельзя забывать о том контексте, в котором он принял республику. И за эти годы он сумел удержать стабильность.

При этом общественно-политическая жизнь республики по сравнению с предшествующим периодом стала отличаться большим разнообразием, хотя от многих проявлений излишней подозрительности (особенно в отношении к иностранцам и осетинам, оказавшимся по разным причинам за пределами своей родины) избавиться не удалось.

Тем не менее, парламентская кампания 2014 года прошла в обстановке гораздо более спокойной, чем выборы главы Южной Осетии тремя годами ранее. С другой стороны, критики Тибилова говорят о недостаточном динамизме и даже некотором застое, излишнем стремлении к согласованию всего с Москвой. Этого, впрочем, невозможно избежать, принимая во внимания, как географические, так и социально-экономические факторы.

Впрочем, у действующего президента будет, как минимум, один серьезный конкурент. 9 декабря, то есть через день после принятия поправок в закон о выборах главы республики, о своих планах заявил спикер парламента Анатолий Бибилов: «Я – лидер партии, куда входят боле пяти тысяч человек. Долгое время я занимал руководящие должности в разных сферах политической жизни республики и хорошо знаком с проблемами нашего общества. У нашей партии есть программы развития «минимум» и «максимум»». В 2014 году Бибилов и его партия «Единая Осетия» выиграли парламентские выборы. Но, думается, не только это толкает вперед этого политика. В 2011 году он оказался неудавшимся преемником Кокойты. И все последующие годы он пытался доказать, что является самостоятельным игроком, способным ставить и решать амбициозные задачи.

Правда, говоря, о максимумах и минимумах, надо иметь в виду, что они обращены, прежде всего, не к перспективам развития Южной Осетии, а ее объединения с Россией. Эта программа может получить поддержку в югоосетинском обществе, но дальше ее перспективы сомнительны. Просто потому, что здесь помимо устремления жителей частично признанной республики включаются соображения большой политики. Москва на сегодня не слишком заинтересована в мультипликации «крымского кейса.

Не исключено, что этот вопрос станет в повестку дня в случае форс-мажорных обстоятельств. Одержи верх на парламентских выборах в Грузии партия «Единое национальное движение» во главе с Михаилом Саакашвили, может быть, Кремль и задумался бы о включении Южной Осетии в состав РФ.

Но успех «Грузинской мечты» и продолжение курса на «нормализацию без перехода красных линий», вполне устраивает Москву. Более того, пока сохраняются надежды на прагматизацию отношений с США, Кремль не будет ломать устоявшийся статус-кво. А свою нелюбовь к такой ломке он продемонстрировал не раз, взять хотя бы эскалацию противостояния в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года.

О своих президентских планах заявлял и Эдуард Кокойты (через представителей Народной партии). Однако для его выдвижения существуют, как формальные препятствия, так и другие препоны, будь то политический ресурс внутри Южной Осетии, поддержка Москвы и значительные общественные симпатии. Думается, к 2012 году от этого политика, доминировавшего в течение 11 лет, значительно устали. Не вполне ясно, какую особую идею, которая вытеснила бы в памяти хотя бы кризис 2011-2012 гг. он готов предложить. Конкурировать с Бибиловым и его идеями «единства», а также с Тибиловым и его опорой на стабильность и опасения возможных пертурбаций Кокойты будет трудно.

Впрочем, кампания только начинается. Пока что определена дорожная карта, которую будут дополнять политики и общественные активисты, как в Южной Осетии, так и за ее непосредственными пределами. Для Москвы же крайне важно учесть собственные ошибки прошлого и не ставить личную лояльность кого-то кому-то выше лояльности российскому выбору. Последнее – слишком дорогая вещь, чтобы ею разбрасываться.

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Источник: politcom.ru

0 Распечатать

Наверх