20 июня
26 марта 28138 1

Якутская колония против "культурного кода" Путина

Заключенный харкает кровью, а ему говорят, что он здоров, и помещают в карцер на 25 дней
Фото: Якутия.Инфо
Фото: Якутия.Инфо

usahlkaro Надежда Кеворкова журналист

В январе Владимир Путин назвал ислам - "частью российского культурного кода", а мусульман - "важной частью российского многонационального народа".
Казалось бы ФСИН должен взять под козырек.
Но в якутском ИК-8 слова Путина не считают чем-то существенным.
У них мусульманство - отягчающее обстоятельство. 

В Якутии зимой -50. В камере редко бывает температура выше 10-12 градусов.

Балкарец Азамат Ахкубеков, 45 лет, с 30 апреля 2016 отбывает срок 16 лет и 3 месяца в ИК-8 Ленска.

Обычным заключённым полагается обогреватель.

Но Акхубеков – исключение.

Поскольку он большую часть времени в карцере. А какие в карцере обогреватели? 

Он осуждён по знаменитому делу 58-ми о нападении на Нальчик в 2005 году.

Судом доказано его неучастие в нападении. 

Суровость приговора связана с тем, что он активно защищал свои права и права других своих товарищей по несчастью.

Жёсткие меры в колонии объяснить невозможно ничем иным, кроме того, что Акхубеков – мусульманин. Иных "прегрешений" за ним нет.

Поэтому у него одиночное содержание, постоянное нахождение в карцере, неоказание надлежащей медицинской помощи, отказ в предоставлении пригодной для мусульманина пищи, лишение книг.

Пока он сидел в СИЗО Нальчика, прессинга "за ислам" тюремщики не оказывали.

Но якутская колония демонстрирует придирчивое внимание именно к этому аспекту личности заключённого.

В 2018 году он уже четыре раза находился в карцере.

Последнее 15-дневное дополнили ещё 10 днями.

С ноября 2017 у него появилась кровь в мокроте и слабость.

В феврале ему сделали снимок, на котором есть белые пятна – на предыдущем снимке в сентябре они отсутствовали.

Врач в медчасти объяснил, что это "следы ранее перенесённого туберкулеза".

Но ранее он перенёс туберкулёз верхней доли левого лёгкого, а пятна находятся в середине снимка и ближе к правому легкому.

19 марта у него снова появилась кровь в мокроте, но анализ ее не делают, а врач даёт разрешение на продление карцера.

Замкнутый круг: осужден, сиди, не жалуйся. Карцер? Не жалуйся. Не согласен? Карцер. Харкаешь кровью? Карцер.

У него изымают религиозные книги с печатями Духовного управления – на проверку, но книги не возвращают.

Начальство колонии, судя по всему, не доверяет Путину, который так хвалил Духовные управления за правильное понимание богословия.

Начальник колонии Сергей Богачев сообщил жене Акхубекова Айше в марте 2018, что ее муж "не исправляется".

Как и в чем это исправление должно проявляться, добиться от него не удалось.

Даже жалоб на содержание заключенный не пишет, хотя их множество.

Супруга считает, что под "исправлением" начальство колонии подразумевает отказ от намаза и прочих предписаний религии.

Иных "прегрешений" за мужем не числится.

Акхубеков много раз тщетно записывался на прием к начальнику колонии.

Никакие иные сотрудники с ним тоже не общаются и замечаний не делают.

Замкнутый круг: осужден, сиди, не жалуйся. Карцер? Не жалуйся. Не согласен? Карцер. Харкаешь кровью? Карцер.

Он содержится фактически в одиночке, на прогулку и в баню его тоже выводят в одиночестве.

Дело 58-ми печально известно не только пытками, получившими всемирную известность, но и смертями: уже трое проходивших по делу умерли

Акхубеков рассказал жене, что один из заключенных начал делать намаз, и в этом обвинили его, Азамата Акхубекова, хотя они ни разу не общались.

Казалось бы, человек углубился в религию, вроде бы точно стал на путь исправления.

Но нет. В колонии это считается негативом. 

Причём и для того, кто начал исполнять предписания религии, и для его единоверцев.

Случаются и вовсе курьезные происшествия.

Акхубеков взял книгу в тюремной библиотеке под названием "Разведчик". При обходе охранник забрал ее со словами, что тот не имеет права читать "подобную литературу".

Начальство колонии добивается, чтобы Акхубеков не вышел живым из колонии, если не прекратит быть мусульманином

Окно в его камере на 3 этаже заварено мелкой сеткой – ни света, ни свежего воздуха в камере нет.

Дело 58-ми печально известно не только пытками, получившими всемирную известность, не только количеством заключенных на скамье подсудимых, изменением закона о запрете рассматривать дела о терроризме судом присяжных, но и смертями: уже трое проходивших по делу умерли (Валерий Болов, Мурат Карданов, Сергей Казиев).

Акхубекову сидеть ещё четыре года. Начальство колонии добивается, чтобы он не вышел живым из колонии, если не прекратит быть мусульманином.

Или чтобы вышел и сразу умер.

А как же "культурный код"?

1 Распечатать

Магомед Шамилов 27 марта 2018, 22:51

Надежда большое Вам спасибо не только за слово в защиту  мусульманина,но и за то что поднимаеш эту глабальную проблему мусульман в России. Всё то что Вы пишете чистая правда.Говорю так потому что за три года работы в ОНК РФ по РД видел это всё. Совершенно не понимаю с какой целью сажают мусульман в  тюрьмы России,если об их исправлении речи не идёт. В подавляющем большинстве это люди проповедовавшие или придерживавшие вахабитского или салафитского толка. Так если стоит задача об исправлении то есть выведения их на другой более верный путь, так это карцерами только лишь ещё более усугубиш и ничего другого не добьются и фактически не добиваются. Так же ни кого не волнует с какой любовью к матушке родине России и уважением его правителям выйдут эти люди из тюрем. Я не говорю об их детях и родственниках. В тюрмах полным ходом идёт пропаганда и агитация в пользу ислама, а там аж 73 разных течений, какое из них в России приветствуется и за какие отправляют в места не столь отдалённые? Вы подняли архи важную проблему государственного значения.Если во всех тюрмах меры насилия и принуждения, не будут сочетаться с мерами убеждения и переубеждения, вся работа УФСИН РФ уподобится керосину в огонь.

0

Оставить комментарий:

Наверх