15 октября 2012 583 0

Я ходатайствую, чтобы этот суд распустил сам себя

Речь подсудимого Эдуарда Миронова на суде по делу 13 октября 2005 года в Нальчике на заседании 19 сентября, после трех месяцев перерыва в слушаниях.

Беспрецедентный процесс в новой истории собрал самую длинную скамью подсудимых – 58 человек. Двое уже умерли. Подсудимые — молодые мусульмане КБР – уже 7 лет ожидают решения своей участи.

Ради этого процесса было изменено законодательство РФ: слушание дел по терроризму выведено из ведения суда присяжных. Большинство подсудимых прошли через пытки в ходе следствия, держали продолжительные голодовки в знак протеста против издевательств и условий содержания в СИЗО N1 Нальчика.

Эдуард Миронов: Я прошу удовлетворить мое ходатайство, более того попытаюсь сказать, чтобы вообще этот суд прекратился. Сроки, как разумные, так и неразумные уже закончились. Это раз.

Во-вторых и суд, и надзирающие органы, которые должны надзирать за тем, чтобы судопроизводство шло в справедливом направлении, не могут с этим справиться, так как и наши заявления, и наши жалобы не находят нужного отклика у этих надзирающих органов.

Например, недавно, опять взяли документы по уголовному делу (у подсудимых в СИЗО – прим. «Кавполит»). До сих не отдали обвинительное заключение. Проводят какие-то обыски. Я не боюсь обысков. Пусть обыскивают. Зачем при этом надо рвать и топтать документы по уголовному делу? Потом похищать тетради и записи?

Если вы не можете обеспечить справедливое судопроизводство, отмените его. Не нужно его делать.

Также постоянные упреки и угрозы, суд тянет время. Теуважуков… (7 лет назад, когда шли аресты, он был начальником СИЗО, ушел на повышение, продолжает постоянно курировать процесс – прим. «Кавполит»).  Утро начинается у него так: к вам зашел, к нам зашел.

Нам собаку привязал… (в зале суда – прим. «Кавполит») Может, кого-то это как-то пугает, но нас собака никак не пугает. Зачем это все делать? Вы опять хотите спровоцировать массовые голодовки или какие-то протестные акции? Я не могу понять.

Родственники по моей воле что ли умирают? (суд упрекнул адвокатов, что они специально затягивают процесс, когда из-за похорон у родственников не могут присутствовать на процессе – прим. «Кавполит») Или болеют? Что за разговоры? Миронова боитесь? Я кого здесь пугаю? Назовите хоть одного человека!

Что касается Тохова (для Заура Тохова, тяжело больного, перенесшего операции, падающего в обмороки во время суда, куда его охранники носят, адвокат долгое время добивается содержания в домашних условиях – прим. «Кавполит»).

Во-первых, наличие судимости и тому подобных вещей, которые перечислила Чибинева (Ольга Чибинева – руководитель группы обвинителей на процессе – прим. «Кавполит»), не является основанием для содержания под стражей.

Более того, Тохов тогда был на двух ногах и ходил нормально. Сейчас он не в состоянии передвигаться сам.  Более того, он должен был под наблюдением врачей тут находиться. А его бросили на нас, заключенных, как на санитаров. Это тоже не учитывается судом.

И еще раз скажу, сотрудничество с УФСИНом , ФСБ, МВД и так далее не может быть основанием для того, чтобы находиться на воле.

У некоторых, которые с подпиской выходят из СИЗО, юридическое положение намного хуже, чем у Тохова.

Вопрос судьи: Вы о ком, Миронов?

- Я об Улимбашеве (Залим Улибашев и еще трое подсудимых по болезни были отпущены под подписку о невыезде для содержания в домашних условиях. Улимбашев получил тяжелую травму спины во время пыток после задержания в 2005 году  – прим. «Кавполит»).

Мы к этому вопросу вернемся.

Но сейчас я говорю, что этот суд несправедливый. И по вашим законам, и вообще по моральным законам. Он не может быть справедливым, потому что даже создать мне условия для того, чтобы я подготавливался, вы не можете. Ознакомление (с обвинением) вы урезали.

Я должен прочитать том, который состоит из 200 страниц за 2-3 часа.

Это каким способом я должен успеть сделать записи и тому подобное?

Я не виноват, что нас загнали сюда и судят таким образом и что у вас не хватает времени.

Это мои права — ознакамливаться. Но я не могу ими воспользоваться.

Вы и с протоколами ознакамливаетесь в таком виде.

Также и с материалами. Только из-за того что по потерпевшим справку мы нашли, вы нам запретили ознакамливаться с материалами.  Теперь мы не имеем права и этого делать.  Я покажу вам копии материалов, где вы отказываете потерпевшим находиться здесь в суде. И только лишь поэтому вы не даете нам ознакамливаться.

Все это не дает права утверждать, что это суд справедливый. Все сроки вышли и никакой справедливости здесь не будет. И поэтому я ходатайствую, чтобы этот суд вообще распустил сам себя. Законно это или незаконно. Это мое мнение.

0 Распечатать

Наверх