22 сентября
01 июля 2014 3388 0

Ингушские беженцы: чужие среди своих

В Ингушетии выселяют «своих» беженцев, но при этом заявляют о готовности принять украинских
Фото: kavkaz-uzel.ru
Фото: kavkaz-uzel.ru

usahlkaro Руслан Багатырев Автор статьи

Проблема вынужденных переселенцев в новейшей истории Северного Кавказа стала одной из показательных для этого региона. В центре пересечения стихийных потоков беженцев, бегущих от войны, оказалась маленькая республика Ингушетия с ее слабой экономикой, инфраструктурой, жилищным фондом и рынком труда, но полная сочувствия бедам несчастных людей, тем более соседей.

Более 70 тысяч человек здесь нашли приют после так называемого осетино-ингушского конфликта в 1992 году, а потоки со стороны Чеченской республики достигали в отдельные пиковые периоды до 250 тысяч человек. И все это в регионе, где собственное население составляет и сегодня не более полумиллиона жителей.

Гуманитарного кризиса тогда удалось избежать во многом при помощи различных международных благотворительных организаций, деятельность которых на сегодняшний день уже полностью свернута.

Старая проблема

Схлынувшие со временем людские потоки оставили после себя некий осадок в виде нескольких десятков тысяч человек, которые изъявили желание навсегда остаться жить в Ингушетии. Многие из них за прошедшие годы в силу сложившихся благоприятных обстоятельств и личной активности успели встать на ноги и даже организовать свой бизнес.

Кто-то получил государственную помощь в виде различных субсидий, выплат, либо сертификатов на приобретение жилья. Но остались еще и те, кто до сих пор влачит жалкое существование в так называемых Пунктах временного размещения (ПВР) вынужденных переселенцев.

​До сих пор в Ингушетии остались те «старые» беженцы, кто влачит жалкое существование в пунктах временного размещения

Вокруг этой, последней категории наших с вами сограждан и разворачиваются основные «баталии» и потуги государственных органов как-то разрулить ситуацию и закрыть раз и навсегда вопросы беженцев.

Проблема Ингушетии в том, что здесь не решились в свое время последовать чеченскому сценарию действий 7-8 летней давности, когда Рамзан Кадыров дешево и сердито в течение короткого срока просто поставил перед главами населенных пунктов задачу расформировать такие Пункты любыми доступными средствами.

Как, к примеру, подселение беженцев в частный сектор или к родственникам, предоставление домов и квартир из республиканских жилищных фондов, а кому совсем не повезло, то, как говорится, «ищите варианты».

Через суд

Испытывающие серьезное давление правозащитных организаций, ингушские власти решили идти законным путем, который подразумевает не только и не столько поиск возможностей предоставления жилья, сколько решение вопросов через суд.

Юнус-Бек Евкуров еще в начале 2011 года поставил задачу перед правительством республики расформировать все Пункты временного размещения, а их тогда было не много не мало 29 по территории Ингушетии, до 1 сентября 2011 же года.

Для сравнения, на сегодняшний день по цифрам, представленным Министерством по внешним связям, национальной политике, печати и информации, в республике остался 21 ПВР, то есть за три прошедших года были ликвидированы всего восемь.
​В Карабулаке власти решили переложить ответственность за принудительное выселение на судей

В большинстве населенных пунктов местная администрация предпочитает для отчетности перед республиканскими властями вяло бороться с обитателями таких мест, устрашая их всяческими «карами небесными», но не переходя от слов к делу, а в городе Карабулак власти решили отработать возможности системы правосудия, или, говоря простым языком, переложить ответственность за принудительное выселение беженцев на судей.

В чем, надо отметить, немало преуспели.

Отключения и умельцы

Так же одним из методов выживания вынужденных переселенцев из мест компактного проживания, часто практикуемым муниципалитетами, является отключение света, газа и воды. В этих случаях люди пишут жалобы в прокуратуру, и, как правило, после короткого разбирательства их подача спустя несколько дней возобновляется.

Следует также отметить, что на волне проблем вынужденных переселенцев решили попытаться ловить шальное счастья и некоторые местные бедолаги, которые, принадлежа к категории самых социально неблагополучных граждан, под разными предлогами заселялись в Пункты временного размещения, и также громко заявляли о своих правах на предоставление отдельного жилья.

Отдельно среди вынужденных переселенцев можно выделить группу умельцев, которые, успев по нескольку раз урвать у государства помощь, не брезгуют сидеть в ПВР, надеясь на очередную халяву.

Как правило, у таких деятелей хорошие связи в различных структурах, и купить нужную справку для них не большая проблема. Они раздражают всех остальных, но в силу кавказского менталитета об их делишках не говорят открыто, лишь осуждая таких типов в приватных разговорах.

Выселять в никуда нельзя

Возвращаясь к ситуации в городе Карабулак, где 20 июня (по злой иронии пришедшегося как раз на Всемирный день беженца) Верховный суд республики Ингушетия оставил в силе решение районного суда о выселении вынужденных переселенцев из здания бывшего детского сада, где они проживали последние несколько лет.

Здесь следует отметить, что не все эти лица успели получить помощь государства, и им просто некуда идти, и не на что снимать жилье. Чтобы как-то помочь людям на первых порах, мэрия готова заключить с ними договор, согласно которому они будут получать по пять тысяч рублей ежемесячно на эти цели.

​Даже суд не может выселять людей в никуда, так как все граждане России имеют право на жилище

Понятно, что этих денег по сегодняшним расценкам съема квартир и тем более домов явно недостаточно, но это хоть какой-то способ поддержать выселяемых граждан. Известный ингушский правозащитник, часто представляющий в судах сторону беженцев, Руслан Парчиев считает, что даже суд не может выселять людей в никуда, так как все граждане России имеют право на жилище.

В подтверждение своих слов он ссылается на статью 40 Конституции Российской Федерации, в которой говорится, что органы государственной власти и органы местного самоуправления создают условия для осуществления права на жилище.

Малоимущим, иным указанным в законе лицам оно предоставляется бесплатно из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными нормами. По словам Парчиева, в Конституции не сказано, что неимущие должны стоять в очереди или ждать, пока правительство заработает деньги. В Конституции сказано: предоставляется из жилищных фондов.

Парадокс

По аналогичному сценарию складываются взаимоотношения вынужденных переселенцев Пункта временного размещения «Ангушт», расположенного вблизи Ингушской республиканской клинической больницы в городе Назрань.

С призывом обратить внимание государственных чиновников и широкой общественности на свои проблемы люди подписали заявление, в котором изложили свои жалобы и просьбы. Остается только надеяться, что они будут услышаны и им будет оказана хоть какая-то помощь.
​Куда именно власти республики планируют расселять новых гостей, если не знают, что же делать со старыми?

В этой связи любопытным представляется тот факт, что глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров обратился к беженцам из юго-восточных областей Украины с готовностью принять и обустроить до трехсот семей. Интересно, куда именно власти республики планируют расселять новых гостей, если не знают, что же делать со старыми.

Или может тут расчет состоит в том, что напуганные войной граждане Украины, памятуя о репутации северокавказского региона, не решатся приехать сюда, что бы, как говорится, не оказаться в положении «шило на мыло»?

В любом случае, острые социальные вопросы вынужденных переселенцев необходимо срочно решать. Нельзя просто выбросить людей на улицу, подталкивая тем самым их к отчаянным действиям по выживанию. Северный Кавказ в целом и Ингушетия в частности нуждаются в смягчении отношения к своим гражданам, которым за последние двадцать лет жизни в экстремальных условиях можно поставить памятник.

МКП Ангушт подписи

2 Распечатать

Наверх