26 сентября
10 ноября 2014 2668 0

Игры большой политики

Что ждет Ираклия Аласания – политическое забвение или триумф в большой политике?

usahlkaro Фридон Дочия журналист

Наметившийся политический кризис в Грузии, можно сказать, уже завершен. Что же касается его главного виновника – экс-министра обороны Ираклия Аласания, он окончательно вернулся в большую политику. Дело в том, что его единомышленники – «Свободные демократы» – 8 ноября провели третий съезд партии, на котором избрали Аласанию своим председателем и объявили, что займут оппозиционную нишу.
 
Как Аласания заявил журналистам после съезда, пребывание в оппозиции будет непростым, однако он чувствует абсолютную твердость своих соратников и настрой общества. «Мы не сломались при режиме, боровшемся с политическими силами, после этого неоднократно сказали веское слово, в том числе, находясь в составе правящей коалиции», - заявил Аласания. Он также обратился к дипломатам и отметил, что Грузия должна следовать путем Европы и НАТО.
 
По мнению части грузинских экспертов, лучшим решением для партии Аласании будет независимая борьба на следующих выборах. Нужно ли поднимать вопрос о его политической ответственности, в коалиции «Грузинская мечта» не определились. Одни считают, что все обойдется, другие утверждают, что эта история «не пройдет просто так».
 
Своей точкой зрения на то, как сложится политическая судьба Ираклия Аласании и каковы его шансы на этом поприще, с «Кавказской политикой» поделился руководитель Института развития Грузии, бывший советник экс-премьера Грузии Бидзины Иванишвили Гия Хухашвили.

- На ваш взгляд, политический кризис в Грузии уже завершился или он только начинается?

- В принципе, его и не было. Думаю, что власть своими действиями смогла потушить назревающий кризис.

- С чем вы связываете такую активность Аласании?

- Она была ожидаема еще месяц назад, когда «Свободные демократы» заявили, что Аласания должен вернуться на пост председателя партии. Кстати, это заявление было немножко странным, т.к. министерство обороны является деполитизированным ведомством. Поэтому после такого заявления наметился конфликт интересов, и уже ощущалось, что что-то происходит. Думаю, что он хорошо понимал, чем все это кончится.

— То есть Аласания пошел на все это сознательно?

— Он, наверное, понимал, что это может зайти слишком далеко, но все равно пошел на это. Думаю, что он слишком высоко поднял планку, отождествив себя с европейским выбором страны. Его заявление, что с ним борются из-за западной ориентации, очень похоже на теорию заговора. Я бы сказал, что у нас в стране имеются более весомые политики и государственные деятели, нежели Ираклий Аласания. 

«Аласания слишком высоко поднял свою планку, отождествив себя с европейским выбором страны» – Хухашвили

По мнению экс-спикера парламента Нино Бурджанадзе, Аласании не хватило смелости самому сделать заявление об уходе, и он практически заставил отстранить себя. По ее словам, экс-министр обороны пытается занять нишу Саакашвили, поднять антироссийский флаг и представить себя гарантом западной ориентации. Вы согласны с таким суждением?

— Конечно же, не согласен. Вообще тактика Аласании была слишком грубой и, кроме того, нелогичной. Потому что, когда он заговорил о неком изменении курса со стороны властей, после этого было бы логично, если бы он заявил о своей отставке, но он так не поступил.

 

На фото Гия Хухашвили

После этого у премьера Гарибашвили не было другого пути, кроме как отстранить его. Думаю, что председатель правительства в данном случае сделал единственно правильный ход, сняв его с должности.

Помимо всего этого, Ираклий Аласания допустил очень много ошибок и поэтому начисто проиграл эту битву. Он попытался организовать некий политический кризис, но этого у него не получилось, несмотря на то, что ему в этом помогали некоторые СМИ.

— Но факт, что у Аласании была поддержка со стороны США и от некоторых европейских стран...

— Как раз в этом и заключается системность ошибок наших политиков. По их убеждению, если реакция США будет негативной, тогда власти пойдут на уступки. На самом деле это не так. Потому что такие вопросы решаются на месте, а не за пределами страны.

Более того, грузинская общественность слишком опытна и хорошо чувствует, где реальность, а где фальшивка. Поэтому реакция грузинской общественности на шаги Аласании была соответствующей.

Обратите внимание, Аласания слово в слово повторил то, что говорила до этого партия «Национальное движение». Эта схема изжила себя, она уже больше не работает.

— То есть то, что его называли скрытым «националом», оправдалось?

— Если честно, я не думаю, что между Аласания и «националами» были какие-то связи. И не думаю, что за кулисами между ними что-то происходило. Ведь Михаил Саакашвили его ненавидел не потому, что они чем-то отличались идеологически, а потому, что он в Аласании видел не соратника, а конкурента.

​«Саакашвили видел в Аласании не соратника, а конкурента» – Хухашвили 

— Аласания сначала заявил, что готов сотрудничать даже с националами, но потом как-то скорректировал свое заявление и от сотрудничества с националами категорически отказался. На что это указывает?

— Да, сначала Аласания заявил, что готов сотрудничать с националами, но потом опроверг это заявление. Так его команда поступила потому, что они прекрасно понимают: в итоге националы их просто съедят, и надеяться на их электорат смысла не имеет.

Если Аласания на самом деле хочет сотрудничать с националами, прямо скажу: в таком случае у него не будет никакого политического будущего. Думаю, что он это прекрасно понимает и вряд ли на это пойдет.

— Как вы думаете, последние демарши поднимут или, наоборот, понизят рейтинг Аласании?

— Думаю, что постепенно его рейтинг будет обнуляться, так как у населения есть к нему вопросы, на которые Аласании придется отвечать. Я не согласен с экспертами, отводящими ему место в том центре, который сейчас свободен. Более того, мы не знаем, чем закончится следствие. Дело тут может дойти и до него, и чем закончится, трудно сказать.

— Кстати, он сам заявил, что стремится, чтобы его арестовали. А что это ему даст?

— Если обвинение будет абсурдным, тогда, конечно, это плюс для него. Хотя в таком случае все зависит от того, насколько арест будет выглядеть политически мотивированным. Думаю, что у него сейчас просто проблемы. Если следствие будет проведено чисто, тогда сложно будет все списать на политику.

— Не все однопартийцы и единомышленники его поддержали. Некоторые даже оставили свои посты, но на следующий день вернулись. Почему так произошло?

— В уходе с поста министра иностранных дел Майи Панджикидзе, думаю, решающую роль сыграла не политика, а их с Аласания родственная связь. Что касается остальных политических партнеров и друзей — да, у него есть несколько человек, которые последовали за ним, чего не скажешь о заместителях Майи Панджикидзе, которые сначала ушли, а потом вернулись. Так что тут драматизировать ситуацию не стоит.

— Как вы думаете, своими действиями Аласания что-нибудь выиграл все-таки?

— В краткосрочном плане, может, что-то все-таки выиграл, но в итоге, конечно, больше проиграл. Дело в том, что я не вижу того сегмента, который помог бы ему в карьерном росте. Кстати, с ним такое не впервые происходит. Он не может урвать электорат у националов, также как и у «Грузинской мечты».

Что же касается той части электората, которая недовольна как националами, так и «Грузинской мечтой», сложно сказать, чью сторону они займут. Для этой части нужно решить социальные и экономические вопросы, и все равно эти люди вряд ли поддержат Аласанию. Так что, я не вижу того электорального сегмента, на который может рассчитывать экс-министр обороны.

— Кто на самом деле Аласания – прозападный политический деятель или…?

— Сейчас он позиционирует себя основным западным политическим деятелем, что, мне кажется, несерьезно. Да, он, конечно, имеет определенные контакты, в основном, в США, и это создает определенные сложности властям. Но не будем забывать, что любое западное государство сотрудничает не с персоналиями, а со страной. И из-за Аласании они, конечно, менять политику не будут.

— Как может повлиять на российско-грузинские отношения однодневный демарш Ираклия Аласании?

— Последнее заявление Аласании очень нервировало российскую сторону, и возникали серьезные вопросы, но все, что уже произошло в России, будет воспринято с пониманием.

— Ваш прогноз по поводу дальнейшей судьбы Аласании как политика?

— Очень скептически смотрю на его политическое будущее. Мне не хотелось бы, чтобы Аласания и его партия исчезли из грузинской политики, хотя не вижу для них особой перспективы.

0 Распечатать

Наверх