27 октября
11 февраля 2016 7236 2

Игра престолов по-ингушски

Разногласия между Юнус-Беком Евкуровым и Исой Хамхоевым привели к росту напряжения по нескольким линиям раскола
Фото: onkavkaz.com
Фото: onkavkaz.com

usahlkaro Рамазан Магомедов Автор статьи

Ничего не предвещало подобного развития событий. В течение 7 лет глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров и муфтий Иса Хамхоев работали, что называется, душа в душу. А сам муфтият воспринимался фактически как управление по делам религии администрации главы республики.

Представители официального духовенства всегда следовали в фарватере политики светских властей, иногда даже предугадывая чаяния и настроения руководства республики. 

Так, в период публичного обострения отношений между главами Чечни и Ингушетии муфтий проявлял «учтивость» и игнорировал мероприятия в соседней республике, направляя на них своих заместителей. 

В угоду светским властям муфтият практически никогда не реагировал на многие резонансные происшествия и события в жизни народа, которые требовали участия представителей муфтията. Конформизм представителей муфтията и его отчуждение от реальных проблем простых верующих стали предметом обсуждений.

Ситуация радикально изменилась прошлым летом, когда муфтий Иса Хамхоев вместе с единомышленниками решили  захватить мечеть в Насыр-Корте, имамом которой является богослов Хамзат Чумаков. 

Попытка не увенчалась успехом, но история получилась крайне скандальной и противоречивой. Лишь чудом удалось не допустить непоправимого, не допустить кровопролития.

Вся Ингушетия была взбудоражена этим происшествием. Люди, независимо от того, кого они поддерживают в этой истории, были ошеломлены тем, как на ровном месте чуть не развязали братоубийственную войну с необратимыми последствиями. 

Заявления властей по поводу инцидента, версии участников и свидетелей разнились по содержанию. Согласно одной из них, муфтий с единомышленниками пошли на этот шаг по согласованию, а то и с поддержкой руководства республики. По другой – они пошли на это вопреки воле Юнус-Бека Евкурова.

Предложение, от которого смогли отказаться

Спустя некоторое время на встрече с имамами и алимами региона глава Ингушетии сообщил собравшимся, что, по его мнению, Иса Хамхоев должен покинуть пост муфтия, так как тот не справляется со своими обязанностями. 

Кроме того, Евкуров предложил реформировать систему выборов муфтия, чтобы его выбирал Совет алимов Ингушетии, а не узкий круг имамов, которых назначил сам глава муфтията.

С предложениями главы Ингушетии Иса Хамхоев не согласился и развернул активную деятельность по защите своего статуса. Муфтий заявил о том, что по закону светская власть и религиозная разделены, а потому первые не имеют права вмешиваться в дела вторых. Также он сказал, что его избрали имамы и только они имеют право требовать его отставки.

На определенном этапе разгорающегося противостояния коллегиальная солидарность взяла свое, и имамы поддержали муфтия и его аргументы. В сети появились обращения к главе Ингушетии с призывом о примирении с муфтием за подписью жителей практически всех крупных населенных пунктов. 

В свою очередь глава Ингушетии дал часовое интервью на местном телевидении, которое посвятил «ситуации в муфтияте республики». Юнус-Бек Евкуров подробно и довольно аргументированно объяснил свои претензии к работе лично Исы Хамхоева и муфтията в целом. 

Также он объяснил, почему, несмотря на имевшиеся вопросы, все же поддержал выдвижение Хамхоева на второй срок. По словам Евкурова, муфтий обещал многое выправить, однако продолжает действовать в старом духе. 

Кроме того, глава Ингушетии ставит ему в вину попытку захвата мечети в Насыр-Корте вопреки его просьбам не делать этого. Евкуров считает, что муфтий республики должен быть муфтием для всех ее жителей, а не отдельной религиозной группы людей. Более того, муфтий должен был стремиться к единению людей, недопущению конфликтов и снижению напряжения. 

Также глава региона коснулся необходимости реформы механизма выборов муфтия и имамов, выведения работы по организации Хаджа из-под муфтията, аттестации преподавателей предмета «основы религии» и реорганизации радиостанции «Ангушт». 

В поддержку Хамхоева в интернете появилось видеообращение от тейпа Хамхоевых (Хамхой), к которому принадлежит муфтий Иса Хамхоев. Представители тейпа  заявили о недопустимости вмешательства светских властей в дела муфтията и неправомерности заявлений о необходимости отставки главы духовного управления.

Кроме того, они отметили, что и Евкуров избирается не всенародным голосованием, а узким кругом депутатов местного парламента, к формированию которого глава также имеет непосредственное отношение. Как выход из сложившейся ситуации прозвучало предложение уйти в отставку и главе Ингушетии, и муфтию, а потом уже провести справедливое переизбрание для подтверждения легитимности.

Вскоре в муфтияте прошло совещание с имамами населенных пунктов республики, видеозапись которого выложена в интернете. Хамхоев выступил на нем очень сдержанно, если не сказать деликатно, не называя имен и пользуясь расплывчатыми формулировками. Тем не менее, он не согласился в оценкой работы муфтията, но больше акцент делал на «защите честного имени имамов и их работы на местах».

Хамхоев отверг обвинения, что имамы навязываются населенным пунктам муфтиятом сверху. По его мнению, подобные разговоры вносят рознь среди людей. 

Хамхоев отметил, что болеющий душой за человека скажет, где и в чем ты прав, а что нужно поправить. А тот, кто пытается поправить твои ошибки, но придает их широкой огласке, пытается тебе навредить. 

Затрагивались разные аспекты работы духовного управления, но наиболее любопытными в свете дальнейшего развития событий представляются заявления муфтия относительно допустимости публичной критики богословов.

Муфтий Ингушетии считает недопустимой публичную критику богословов чиновниками

Муфтий заявил, что публичная критика чиновниками имамов и богослов, публично называя имена последних, является неправильным и неприемлемым. «Я обращаюсь к тем, кто ведет эти разговоры, каждый из нас должен заниматься своим делом и тогда сможет держать ответ за свою работу», – заявил он.

«Убедительно прошу журналистов и чиновников, мы должны быть очень осторожными в высказываниях в адрес имамов и богословов. Мы не должны позволять себе с легкостью высказываться о них, так как это очень сложное и опасное занятие. 

Если мы проявляем неуважительное отношение к имамам, которых люди уважают и наделили соответствующими полномочиями, то это есть неуважение ко всему народу», – сказал Хамхоев. 

Однако, несмотря на увещевания муфтия, один из выступавших после этих слов обрушился с критикой на своих коллег-богословов, называя их поименно, но никто его не одернул. 

Позже в сети появятся несколько опровержений слов этого имама по поводу описанной им ситуации. В сети также появилась информация о фальсификации обращений в защиту муфтия от имени жителей нескольких населенных пунктов.

«Троянский конь» или «наших бьют»

Конкретное предложение Евкурова лично Хамхоеву уйти в отставку в связи с целым рядом недостатков в его работе было искусно преподнесено как борьба «ваххабитов» с «угнетаемыми» традиционными тарикатами. Это оказалась опасным, но очень эффективным инструментом политической борьбы. 

Именно с таким безотказным призывом «наших бьют» проводились встречи муфтия с представителями разных тарикатов в Ингушетии, где он старался заручиться поддержкой.

В результате в республике чувствуется резко возросшая религиозная напряженность между приверженцами тарикатов и приверженцами Ахлю Сунна валь Джама’а. 

Все находятся в определенном возбужденном состоянии. Но одно дело – повышать ставки подобным образом в рамках республики, другое – когда конфликт выводится на межнациональный и межрегиональный уровень.

Резко негативную оценку в Ингушетии получила поездка Хамхоева за поддержкой в Чечню, где на собрании представителей традиционных течений Чечни и Ингушетии он заявил, что в Ингушетии сейчас ущемляют права тарикатов и призвал остановить так называемых салафито-ваххабитов любым путем. 

Также Хамхоев сказал, что это дело не только ингушей, но и чеченцев, которые должны принять самое активное участие в подавлении всяких течений, отличных от традиционных тарикатов.

С призывом «наших бьют» муфтий встречался с представителями разных тарикатов в Ингушетии, где старался заручиться поддержкой

В Ингушетии в один голос осудили провокационные действия муфтия Хамхоева, который фактически попытался сформировать на стороне коалицию против властей собственной республики и части ее народа, а значит и против ингушской государственности в принципе. И главное, призвал к интервенции в Ингушетию и «борьбе любыми путями».

Таким образом предпринята попытка столкнуть лбами недавно примиренное руководство двух братских, исповедующих прямо противоположные подходы в работе с религиозными общинами, такие же разные, как недавнее прошлое и настоящее двух республик. 

Одному предлагается вмешательство во внутренние дела другого, в том числе силовое. Любой призывающий к этому не может не понимать того, к каким необратимым последствиям это может привести.

Усилия Хамхоева не прошли даром. Глава Чечни Рамзан Кадыров и муфтий республики Салах Межиев ожидаемо обрушились с критикой на лидеров салафитских общин Ингушетии, якобы «стремящихся сместить Хамхоева с его поста и пытающихся перехватить руководство ингушским муфтиятом». Как отмечает издание galgayche.org, особой жесткостью отличилась речь Салаха Межиева, «который в оскорбительной форме высказался об ингушских имамах Исе Цечоеве, Хамзате Чумакове и Мохмад-Башире Борове. Все названы были ваххабитами, с которыми они будут бороться».

В ходе своих выступлений собравшиеся выработали резолюцию, которую зачитал Адам Шахидов, согласно которой все течения, отличные от традиционных, объявлены вне закона, а им должна быть объявлена борьба всеми доступными методами, где бы они ни находились. 

Муфтий Ингушетии призвал муфтия и главу Чечни бороться с течениями ислама, отличными от традиционных тарикатов

Любые течения, которые себя называют салафитскими, таковыми на самом деле не являются и приравниваются к ваххабитским, а последнее является террористическим, поэтому с ними нужно вести войну.

В конце собрания выступил и Рамзан Кадыров, который фактически объявил войну инакомыслию, где бы оно ни находилось.

Заявления Рамзана Кадырова и представителей духовенства Чечни были расценены в Ингушетии исключительно как вмешательство во внутренние дела республики и восприняты крайне негативно. 

Последовал целый шквал обращений возмущенных представителей общественных и политических организаций, старейшин, молодежи, блогеров и правозащитников, самых различных людей. 

В качестве заключения

В СМИ появилось много комментариев и размышлений экспертов о конфликте между Евкуровым и Хамхоевым как о новом витке в противостоянии религиозных общин в Ингушетии. 

На самом деле в республике с 2008 года объявлен курс на религиозный плюрализм и терпимость. И эти принципы с разной степенью успеха последовательно вводятся в жизнь. 

Можно ли утверждать, что конфликт Евкурова и Хамхоева основан на религиозных противоречиях?

Глава Ингушетии лично посещал мечети, которые назвали «отколовшимися» или даже «ваххабитскими», «салафитскими». Он призывал прекратить развешивать ярлыки.

Также он высказался о необходимости включения этих мечетей в структуру муфтията и выплате заработной платы имамам этих приходов, как и всем остальным. 

Евкуров призывал к работе духовенства со всеми, не отрекаясь ни от кого, не навешивая ярлыки. Все имеющиеся разногласия, в том числе теологические, он призывал решать во время публичной дискуссии. Так и жили, сглаживая противоречия, не давая страстям накаляться, сохраняя статус-кво.

Представители традиционных тарикатов сохранили за собой контроль над муфтиятом, административными и финансовыми ресурсами, имели неограниченный доступ к региональным СМИ, а также поддержку силовиков. 

Последователи Ахлю Сунна валь Джама’а, которых в Ингушетии насчитывает от нескольких десятков до ста тысяч человек, находятся в подавляющем меньшинстве. Они лишены административного и финансового ресурса, нередко подвергаются давлению местных властей и силовиков.

И до того, как муфтий публично пошел против главы Ингушетии, не имели доступа к местными средствам массовой информации. Они находятся в ситуации постоянно оправдывающихся и защищающихся от различных обвинений и претензий со стороны как официального духовенства, так и официальных властей. 

В любом случае, с 2008 года в требованиях главы Ингушетии ничего не изменилось, как и в принципиальности этих требований. Все эти 7 лет муфтият работал с властями душа в душу, живя в этой парадигме. Поэтому выдавать конфликт Евкурова с Хамхоевым за религиозные противоречия различных общин республики оснований нет. 

Но самые интересные выводы напрашиваются, если учесть, что действия муфтия Исы Хамхоева после предложения уйти в отставку были  вполне предсказуемыми. Настолько же предсказуемыми, как и заявления чеченского руководства и ингушская реакция на них. 

1 Распечатать

Теолина Аршба 11 февраля 2016, 20:25

Кто в доме хозяин? Евкуров, Хамхоев или Кадыров?

4
Калой Эги 11 февраля 2016, 21:10

Насколько мне известно, главных представителей тариката Накшбанди́я в Грозном не было. Это так, к слову.

А по сути... Методы Рамзана есть производная от исторического пути чеченцев. Это их путь, их история. А у ингушей свой путь, своя история. Заметьте, я не выношу суждения о том, кто прав, а кто виноват по сути вопроса. Я лишь хочу отметить, что в Ингушетии у Рамзана хозяйничать не получится. В истории наших народов уже бывали случаи попыток переноса "тем" из Чечни в Ингушетию. Успехом это не заканчивалось.

2

Оставить комментарий:

Наверх