12 марта 2335 0

Ход паем

Губернатор Владимир Владимиров повесил всех собак на «жирных котов»
Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров с фермерами. Фото: «Ставропольская правда»
Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров с фермерами. Фото: «Ставропольская правда»

usahlkaro Мария Сатинова журналист

А знали ли вы, что краевой закон о минимуме для выдела земельных участков сельхозназначения, из-за которого сломано столько копий в Ставропольском крае, действует уже почти год? Такое открытие ожидало всех, кто слушал речь губернатора Владимира Владимирова на краевой сельскохозяйственной конференции в Ставрополе 9 марта. И это было не единственное удивительное утверждение из уст первого лица региона. Даже после поражения в суде он, судя по его словам, уверен, что закон «жирных котов» остановил других «жирных котов», ответственных за опустение сел.

Год или квартал – какая разница?

Неблагодарное дело выступать на конференции ранним утром после праздничного дня. К речи перед аграриями края губернатор Ставрополья будто и не готовился. Она грешила фактическими неточностями.

«Не могу не остановиться на злободневной теме, которую мы муссируем целый год. Если вы помните, в апреле прошлого года мы вместе с думой провели закон об ограничении выдела земли в 2,5 тысячи гектаров. Практически год закон работает», – удивил аудиторию Владимир Владимиров.

Оговорился? Но ведь за развитием ситуации вокруг пресловутого закона следила чуть ли не вся страна.

Весной прошлого года протащить земельные поправки старым составом краевой думы не удалось. Новый депутатский корпус осенью дожал норму, в соответствии с которой обороту подлежат только крупные массивы сельхозугодий на Ставрополье. Их не арендовать середнячку-фермеру и из них не выделиться современному «крепостному» крестьянину с его земельной долей в 5-10 гектаров.

У «жирных котов» хватало средств прибирать к рукам целые предприятия. Что им норма в 2,5 тысячи гектаров?

Фермеры открыто обвинили губернатора в поддержке антинародной и антиконституционной инициативы. На их сторону встал АККОР России, возглавляемый депутатом-единороссом Владимиром Плотниковым. Закон назвал глупым единоросс-министр сельского хозяйства России Александр Ткачев. Прокуратура узрела в земельных поправках коррупционную составляющую.

Наконец, и Ставропольский краевой суд признал норму в 2,5 тысячи гектаров незаконной. Осталось лишь  дать правовую оценку людям, которые ее принимали.

От одних котов другим котам

И что мы услышали от единоросса Владимира Владимирова в первом публичном выступлении после поражения в суде?

«Сегодня я вижу, что закон сыграл большую роль, – объяснил он свое упорство. – Мы видим сегодня всех людей, которые захотели прийти на нашу землю, особенно со стороны, а к сожалению, таких очень много. И каждый сельхозтоваропроизводитель сталкивается с ними практически ежедневно».

Не видно было «людей со стороны» до принятия закона? Ни французов, ни кубанцев, ни чеченцев, ни дагестанцев?

«Они пытаются нас покупать, пытаются подкупать наши службы, – продолжил губернатор. – Но это ограничение не позволило им все это сделать исподволь. Как обычно: купили десять паев, зашли на любое сельхозпредприятие – к фермеру, в колхоз – и попытались, что называется, «выкинуть» его с его же земли».

Губернатор настаивает, что благодаря принятию закона «мы увидели всех, кто хочет поживиться на нашей ставропольской земле»

Десятилетиями возмущались ставропольцы засильем инвесторов из Израиля, из Москвы, из соседних республик. Причем заходили в край капиталы не через покупку десяти паев. У «жирных котов» хватало средств прибирать к рукам целые предприятия. Что им норма в 2,5 тысячи гектаров?

«Сегодня такого, слава Богу, нет. В Сергиевском Грачевского района мы проводили большое совещание. Встреча не позволила земле уйти, как мечтали, к недобросовестному пользователю», – привел пример работы закона Владимир Владимиров.


Ставропольские фермеры на встрече с губернатором по поводу «закона жирных котов». Фото: liport.ru

Чтобы стала понятна степень осведомленности главы края, надо пояснить, что в Сергиевском два инвестора «со стороны» – новый из Москвы и старый из КЧР – борются за души пайщиков. Пока побеждает столица. Простому народу выбирать не приходится: выделиться маленькими участками они все равно не могут.

И все же губернатор настаивает, что благодаря принятию закона «мы увидели всех, кто хочет поживиться на нашей ставропольской земле, и понимаем, что этим людям надо противодействовать». Кстати, прекрасный лозунг для привлечения инвестиций.

Владимиров: «Мы с ним поспорили: если дождь пойдет – школу покрасят. Дождь пошел – школу покрасили. Все хорошо. Есть с кем разговаривать»

«Если хозяин живет не на своей земле, а где-то в Москве, в Австрии, а то и в Арабских Эмиратах, все вокруг рушится, – пояснил Владимир Владимиров, в который раз оборачивая в свою пользу аргументы противников закона «жирных котов». – Ему не нужна наша школа, ему не нужен детский садик, ему не нужен Дом культуры, ему не нужно поддерживать людей, которые живут на этой земле, потому что он ничего этого не видит. Ни дети, ни внуки его туда не ходят».

Где же не рушится? В крупных хозяйствах под местными руководителями, судя по следующей антитезе. «Я в Сотниковское приезжаю к Александру Васильевичу (председателю местного колхоза – ред.), мы с ним поспорили: если дождь пойдет – школу покрасят. Дождь пошел – школу покрасили. Все хорошо. Есть с кем разговаривать, – описывает губернатор образец для подражания. – А если не с кем разговаривать, там все рушится».
Есть и колхозы-латифундисты, вокруг которых вымирают хутора. «Жирные коты» бывают разных форм собственности

О том же твердили и фермеры, показывая поля иных агрохолдингов. Но есть и колхозы-латифундисты, вокруг которых вымирают хутора. «Жирные коты» бывают разных форм собственности.

Ход паем

Из всего услышанного можно было понять, что продажа земли по паям, с точки зрения губернатора, – это все-таки зло. Так считали и работодатели «Агропромобъединения» Ставропольского края, организовавшие в прошлом году митинг за закон «жирных котов» под лозунгом «Сохраним ставропольское село».

Владимиров: «Конечно же, мы подаем апелляцию, мы считаем, что мы должны руководить на своей земле»

Но после проигрыша губернатора в краевом суде это самое «Агропромобъединение» неожиданно выступило с осуждением закона. Мол, мешает он людям вливаться со своими паями в крупные предприятия, и надо бы минимум сократить до… пая!

Кто 6 марта видел это заявление, 9 марта уже ждал сюрприза.

Владимира Владимирова словно озарило, что дольщики имеют законное право распоряжаться своей собственностью: «В период перезаключения договоров аренды, принятия этого закона стоимость пая доходила до 600-700 тысяч рублей. Каждый человек, конечно же, планирует детям, может быть, на квартиру помочь, может быть, дитя отправить учиться. У нас сегодня более 1000 обращений пайщиков в Минсельхоз, в нашу комиссию по урегулированию земельных споров».


Владимир Владимиров обсуждает со ставропольскими фермерами поправки в «закон жирных котов». Фото: kochubeevskiy.ru

Вдруг после этого пассажа губернатор развернулся на 180 градусов: «Конечно же, мы будем оспаривать, мы подаем апелляцию, мы считаем, что мы должны руководить на своей земле».

То есть норма в 2,5 тысячи гектаров вернется?

Владимиров: «Мы… предложим сократить объем выделяемой земли до пая. Эта норма позволит нам проще друг с другом общаться»

«Но тем не менее, ввиду большого количества обращений сегодня мы… предложим сократить объем выделяемой земли до пая, – снова озадачил губернатор. – Эта норма позволит дать возможность нашим с вами землякам заработать ими заработанные деньги. Эта норма позволит наконец-таки урегулировать наши большие разногласия с коллективной собственностью, с паевой землей. И я думаю, эта норма позволит нам проще друг с другом общаться. Надо разбивать этот гордиев узел».

Что имелось в виду?

После конференции министр сельского хозяйства Владимир Ситников растолковал фермерам, что хотел сказать Владимир Владимиров. По словам министра, возврата к норме 2,5 тысячи гектаров не будет. Она останется лишь страницей в истории края. Скоро в думу будут направлены новые поправки в закон. Решение в суде, как пояснил Ситников, обжалуется лишь для того, чтобы подтвердить право региона принимать подобные нормативные акты.

Глава ставропольской ассоциации фермеров Виктор Пыленок заверил, что никого из его организации на марше не будет

Министр призвал фермеров вместе работать над всплывшими проблемами и с тревогой спросил, не собираются ли они в тракторный марш на Москву, как кубанцы? Глава ставропольской ассоциации фермеров Виктор Пыленок заверил, что ни одного ставропольца из его организации на марше не будет.

Тянут – потянут

И хотя, казалось бы, все точки над «i» вокруг «закона жирных котов» расставлены, сумбур губернаторских заявлений упорядочен, радоваться победе над «котами» не приходится.

Фермер из Курского района края Сергей Погребняк считает решение властей половинчатым.

«Хотя они и отменили 2,5тысячи гектаров и будут предлагать 8 гектаров, но оспаривать решение будут и время тянуть будут, пока идет период перезаключения договоров, – предполагает глава КФХ. – Закон не отменен. Пока это все разговоры. Неизвестно, какие дальше будут решения и дела. Еще далеко до истины».

Они оттягивают окончание действия закона, хотя своими заявлениями и предложениями подтверждают, что закон был принят неправомерно

«Театром абсурда» показались заявления губернатора юристу Оксане Куриловой, которая часто защищает права пайщиков.

«Он говорит, что пора разрубить этот гордиев узел и выводить не по гектарам, а по долям, и тут же заявляет, что власти будут обжаловать решение суда. В части чего они будут обжаловать? В части применения норм процессуального права? Суд четко выполнил процесс, – считает собеседница КАВПОЛИТа. – В части применения норм материального права тоже все выверено до миллиметра, применен основополагающий закон – Конституция. Что они хотят обжаловать?

Я как юрист могу сказать, что апелляция будет длиться минимум четыре-пять месяцев. Основной срок заключения договоров – до июля. Они оттягивают окончание действия закона, хотя своими заявлениями и предложениями подтверждают, что закон был принят неправомерно».

Прокуратура в отзыве на закон упомянула  о его коррупционной составляющей, и это подозрение важно снять обжалованием решения суда

В свою очередь политолог Сергей Попов отмечает, что прокуратура в отзыве на закон упомянула  о его коррупционной составляющей, и вот это подозрение важно снять обжалованием решения суда.

«Как можно верить заверениям губернатора, который накануне выборов прислушался к мнению людей, наложил вето на закон, а как только выборы состоялись, он его нагло и быстро протолкнул? – напомнил эксперт. – Я такого цинизма еще не видел. И сейчас никакого доверия его словам. Точно так же обманет, как при принятии закона».

0 Распечатать

Наверх