04 марта
05 мая 2015 2606 0

Экотуристам на Кавказе быть или не быть?

Когда на границе Ставрополья, Калмыкии и Дона появится национальный парк «Маныч-Гудило»?
Фото: wildlifetravel.ru
Фото: wildlifetravel.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Правительство Ставропольского края уже шесть лет вынашивает идею создать на соленом озере Маныч-Гудило национальный природный парк. Это позволило бы сохранить уникальную популяцию птиц – почти четыреста видов, из которых половина краснокнижные. Получится еще и неплохо заработать на экологических туристах, среди них немало иностранцев. Кто же тормозит реализацию классной идеи?!

Забытый розовый фламинго

Власти Северного Кавказа на ближайшее лето имеют планов громадье: недавно завершившийся горнолыжный сезон показал рекордные результаты. Например, в департаменте инвестпроектов Минкавказа сейчас обсуждают новые перспективные проекты в сфере туризма, которые позволят привлечь отдыхающих в теплое время года. Некоторые из них – хорошо подзабытые старые, например, проект создания Национального природного парка «Маныч-Гудило» на одноименном озере в Апанасенковском районе Ставрополья.

Это уникальный водоем, где гнездятся более четырехсот видов птиц, включая даже розового фламинго. Такого орнитологического разнообразия нет больше нигде в Европе. Маныч – это реликтовое озеро, по древности не уступающее Байкалу. Оно расположено на дне Кумо-Манычской впадины, где миллионы лет назад был морской пролив, соединяющий Каспий с океаном. Ставропольское озеро включено в международную Рамсарскую конвенцию о водоплавающих птицах (в российской части Рамсарского списка, кстати, всего три десятка пунктов).

Маныч — реликтовое озеро, по древности не уступающее Байкалу

Инициатором создания парка был фермер Александр Никитин, которому принадлежит единственное на Ставрополье авиационное фермерское хозяйство. Активно поддержал его предложение вице-премьер Георгий Ефремов, сам в прошлом авиатор.

А при чем тут самолеты, спросит читатель. 112 тысяч гектаров – а такова площадь только водной глади Манычского соленого озера – понятно, ногами не обойти. Увидеть тысячи островов, где и гнездятся редкие птицы, можно только с высоты птичьего полета. По задумке, на Маныч должны были приезжать любители экстремального туризма (катания на мини-самолетах, дельталетах и вертолетах), а в первую очередь – фотографы, снимающие уникальное поголовье птиц.

Во всем мире они называются бёрдвотчерами (bird watchers, или просто «наблюдатели за птицами»), и их общее количество намного больше, чем охотников и рыбаков вместе взятых. Ведь для бёрдвотчинга не нужно ничего особенного, кроме фотоаппарата и блокнота. Над тем, чтобы затем определить видовую принадлежность редких птиц, бьются и орнитологи-профи. Но для кого-то важнее не научная, а чисто коммерческая ценность их занятия: в России проводятся выставки бёрдвотчинга с солидным призовым фондом (снимок пеликана, сделанный на Маныче, пару лет назад на одной из выставок взял приз $5 тысяч).

Как видно, бёрдвотчинг – это весьма прибыльная индустрия. И власти Ставрополья прозорливо пытались занять в ней свою нишу. Создание туристско-рекреационной зоны «Маныч-Гудило» было закреплено в краевой целевой программе по социально-экономическому развитию восточных районов Ставрополья, принятой в 2011 году. Она предусматривала разработку и прокладку охотничьих маршрутов, строительство кемпингов и охотничьих баз: все это планировалось закончить уже к 2013 году, когда в национальный парк должно было приезжать не менее 15 тысяч туристов.

Туристско-рекреационную зону «Маныч-Гудило» хотели создать к 2013 г., но дальше краевого заказника дело не пошло

Правда, дело не ушло дальше создания краевого заказника. Туристы и по сей день живут здесь в шалашах и кипятят воду на костре. Естественно, можно забыть и о любых природоохранных ограничениях (несмотря на статус заказника!).

«Кукурузник» с фоторужьем

Недавно автор этих строк побывал в гостях у Александра Никитина – того самого фермера, который инициировал создание национального парка на Манычском озере. Вся его жизнь неразрывно связана с авиацией. Сам родом из села Киевка Апанасенковского района, поехал учиться в Таганрогский радиотехнический институт на радиоинженера, там после учебы и остался. На заре кооперативного движения создал с друзьями в Таганроге кооператив «Красные крылья»: строил сверхлегкие самолеты, которые к тому же еще и шли на экспорт, в Европу.

Александр Никитин. Фото автора

Даже для наукоемкого Таганрога это было первым подобным предприятием. Бизнес удалось вести лет десять, а затем грянул кризис, и в 1998 году Никитин вернулся на малую родину, в Апанасенковский район. Здесь он создал авиационное фермерское хозяйство – первое в крае, а ныне самое крупное, там четверть сотни самолетов.

Фермер-авиатор Александр Никитин, не дожидаясь помощи правительства, стал создавать на Маныче туристский степной парк

Все они – из Таганрога, марки СП-30, один вмещает всего двух человек. Поэтому использовать их можно только для аэрохимических работ (проще говоря, опрыскивания полей жидкими удобрениями), реже как аэротакси. Состоятельного туриста с фоторужьем можно легко прокатить вдоль соленых лиманов и заводей Манычского озера.

А вот для пассажирских перелетов на малые расстояния СП-30 уже не подойдет, говорит Александр Никитин, нужен самолет более вместительный – типа Cessna. Сидя за столом, мы принялись прикидывать, сколько же будет стоить билет даже на такого четырехместного «малыша», скажем, до Симферополя. Подсчитали – прослезились: 30 тысяч рублей за рейс в одну сторону. Ощутимо дороже, чем в больших аэропортах, правда?

Александр Никитин своими руками, не дожидаясь помощи правительства, принялся создавать на любимом им Маныче туристский степной парк. На его собственной «фазенде», которая примыкает к аэродрому в степи, он уже давно обустроил все необходимое для приема туристов. Есть бар (его в шутку называют «ранчо» – за схожесть), гостиница, даже с номерами люкс. По словам самого Никитина, поток туристов хоть и не огромный, зато стабильный. Регулярно, причем порой много лет кряду, наезжают в Апанасенковский район европейские туристы – увидеть красоты нетронутой природы.

Джипы, дельтапланы, аэромобили…

Озеро Маныч расположено посреди огромной степи, которую с трех разных сторон замыкают Ставрополье, Калмыкия и Ростовская область. Недавно здесь завершился очередной «Тюльпановый фестиваль» – единственный, кстати, в мире: в конце апреля вокруг озера расцветают краснокнижные степные тюльпаны Шренка (их еще называют «лазоревый цветок»). Калмыкия в эти дни принимает несколько тысяч туристов со всей страны, многие из них облетают поля как раз на самолетах Александра Никитина.

Он же создал еще один туристический бренд здешних мест – фестиваль внедорожного ориентирования «Маныч-трофи». На него приезжали команды джиперов со всего Юга России. И хотя о поддержке такого яркого и необычного мероприятия твердили и в администрации Апанасенковского района, и в краевом Минэкономики, фактически вся организация и расходы ложились на плечи одного Никитина. Потому и просуществовал «Маныч-трофи» всего три года…

Сейчас Александр Никитин вынашивает еще массу идей. Например, создать краевое авиационное предприятие: здесь бы и учили летчиков-любителей, и организовывали туристические и деловые перелеты. Но, к сожалению, сегодня в правительстве Ставрополья это никому не нужно. Зарабатывает же фермер тем, что опрыскивает посевы и лесные массивы: говорит, его самолеты обрабатывают почти весь восток Ставропольского края, Калмыкию, Ростовскую, Волгоградскую области…

Самолеты Александра Никитина обрабатывают посевы и лес почти на всем востоке Ставропольского края. Фото автора

Главные конкуренты, признается он, – не другие фирмы, которых в регионе несколько, а так называемые «черные борта», то есть обычные нелегалы. Оказывается, в небесах Юга России носится множество (кто ж точное число назовет!) незарегистрированных самолетов, за штурвалами которых сидит неизвестно кто. Естественно, налогов никто не платит. Зато если такие горе-авиаторы потравили посевы, то хозяину полей спросить не с кого – никаких договоров…

Создание парка «Маныч» для экотуристов менее интересно чиновникам, чем строительство санаториев и горнолыжных трасс

Больше всего Александр Никитин расстраивается из-за того, что сегодня сверхлегкая авиация в России так и остается недоступной для обычного человека. На всю страну зарегистрировано три тысячи самолетов (полтысячи – в Подмосковье), в то время как в США с примерно такими же расстояниями их сотни тысяч. Выучиться на пилота, купить самолет и эксплуатировать его – по карману любому американскому фермеру. И российскому, поди, тоже – да только он охотнее купит крутой «крузак», чем самолет, чтобы обозревать свои владения с небес.

Не дожидаясь помощи правительства, Александр Никитин начал создавать на Маныче туристский степной парк. Фото автора

«Романтиков мало», – говорит Александр Никитин. Потому, наверное, и проект создания степного парка «Маныч» для экотуристов менее интересен чиновникам, чем строительство санаториев или горнолыжных трасс. Проект создания национального парка на востоке Ставрополья бывший полпред в СКФО Александр Хлопонин не поддержал: туристов на Кавказе он видел исключительно обутыми в горные лыжи.

Никитин романтиков не ищет. Он сам такой. За штурвалами каких только самолетов ни сидел, любит подняться в небо на дельтаплане. А недавно в мастерской его фермы соорудили новое «чудо» – гибрид вазовской «девяносто девятки» и самолета. Да еще и на огромных колесах низкого давления, как у бигфута. На таком аэромобиле можно носиться по болотам. И уж наверняка, от желающих прокатиться до Маныча и обратно туристов отбоя не будет.

0 Распечатать

Наверх