26 февраля
27 мая 2016 3676 0

Губернатор сказал: «Посадить!»

Нападавшим на больницу Минвод вынесены приговоры, но точку в деле ставить рано
В Ставрополе огласили приговор 27 участникам драки в больнице Минвод. Фото: Дмитрий Ахмадулин/ kp.ru
В Ставрополе огласили приговор 27 участникам драки в больнице Минвод. Фото: Дмитрий Ахмадулин/ kp.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Андраник Цаканян, обвиняемый в организации нападения в сентябре 2014 года на больницу Минвод, в результате которого погиб человек, получил 15 лет колонии строгого режима. Еще 24 подсудимых – тоже реальные сроки.
Поневоле напрашивается аналогия с другой кровавой драмой в Минводах, в январе 2015 года, когда в массовой драке был убит солдат. Убийца Михаил Григорян получил восемь лет колонии, а остальные участники драки – вообще ничего…

Дела так похожи… Но почему приговоры так разительно отличаются, пытался разобраться КАВПОЛИТ.

Кто «слил» видеозапись драки?

Специально ради этого судебного процесса стеклянный бокс для подсудимых в зале заседаний краевого суда на улице Дзержинского пришлось расширять. Ведь такого количества подсудимых – 27 человек – в боксе еще никогда не бывало!

Но их могло быть еще больше. Как установило следствие, в массовой драке участвовали 33 человека, однако пятерых не нашли до сих пор, хотя они уже полтора года находятся в федеральном розыске (еще один арестован недавно).

Драка произошла в ночь с 20 на 21 сентября. Началось все с перепалки двух компаний в кафе «Евгения» в районе международного аэропорта, в результате был ранен Роман Савченко (его ударили бутылкой по голове). Вместе с двумя приятелями, Анатолием Ларионовым и Русланом Абдулжалиловым, он отправился на машине в городскую больницу. Молодые люди остались ждать в приемном покое…
Спустя год после нападения главный врач клиники Роман Лифенко был избран в депутаты горсовета от «Единой России»

В этот момент в больницу ворвались три десятка человек, которые желали поквитаться с обидчиками своих приятелей из «Евгении». Нападавшие не скрывали лиц, хотя видели, что их снимают камеры видеонаблюдения. Именно записи с камер и стали главными доказательствами, по которым следователи устанавливали вину каждого из преступников.

Четверо нападавших избивали Анатолия Ларионова в коридоре приемного покоя, еще несколько человек били его спутника Руслана Абдулжалилова. Другие хозяйничали на втором этаже больницы (где находятся травматологическое и хирургическое отделения): пытаясь найти Романа Савченко, они рыскали по коридору и бросались во все палаты. Один из хулиганов ударил медсестру травматологического отделения Нину Станка, что также зафиксировано на видеозаписи.

Анатолий Ларионов получил тяжелые черепно-мозговые травмы, спустя неделю он скончался в реанимации Пятигорской горбольницы. До этого момента ни о массовой драке в кафе «Евгения», ни о нападении на больницу жители Минвод ничего не знали. Информационная «бомба» взорвалась лишь после того, как в интернете неожиданно оказались те самые видеозаписи избиения Ларионова. Кто и зачем разместил их на YouTube, до сих пор неизвестно… Похоже, этим вопросом никто серьезно не занимался.

На видеозаписи отчетливо видно, что лежащему на полу избитому Ларионову никто не оказывает медицинской помощи – ни врачи, ни медсестры к нему даже не подходят. Говорили потом, что боялись нападавших. Были ли оценены Минздравом края действия (точнее, бездействие) сотрудников больницы? Тоже неизвестно. Зато, забегая вперед, скажем, что спустя год после нападения главный врач клиники Роман Лифенко был избран в депутаты горсовета от «Единой России».

Лицемерие казачьего атамана     

Минводы – город с особым менталитетом, здесь всегда было много людей, претендующих на роль «общественных лидеров». Вот и сразу после того, как драка стала достоянием гласности, народ закипел и собрался на стихийный сход около здания казачьей управы. Выступал на нем местный казачий атаман Евгений Смирнов, который рьяно убеждал людей, что нападавших на больницу нужно найти и наказать.

При этом Смирнов прекрасно знал имена нападавших: он отдыхал в пьяной компании с Андраником Цаканяном. Цаканян, как установило следствие, стал «цеплять» отдыхавшего за соседним столиком Романа Савченко, а когда тот его отшил, дал ему бутылкой по голове. Под предводительством Цаканяна и явились в городскую больницу хулиганы.

На волне народного протеста закрутился правоохранительный маховик. Да еще как! Губернатор Владимир Владимиров на одном из оперативных совещаний (для прессы не закрытом, что странно) прямо потребовал от заместителя руководителя Следственного управления края Игоря Иванова (ныне он возглавляет управление) «всех задержанных переквалифицировать уже в рамках уголовного преступления как соучастников убийства».

Следствие под политическое желание губернатора не прогнулось. Но тем не менее процесс получился действительно показательным по жесткости. 23 обвиняемым вменили ч.2 ст.213 УК РФ (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору), а еще четверым также ч.2 ст.105 УК РФ (убийство, совершенное из хулиганских побуждений группой лиц по предварительному сговору).

Родственники одного из обвиняемых в убийстве – Армана Ахумяна – написали открытые письма нескольким адресатам, в том числе губернатору края (копия имеется в распоряжении КАВПОЛИТа), с жалобами на поведение рассматривающего дело судьи Игоря Курбатова.
Сестра Ахумяна писала, что судебное следствие ведется с заведомо обвинительным уклоном, были отклонены все ходатайства защиты

В частности, сестра Ахумяна писала, что судебное следствие ведется с заведомо обвинительным уклоном, были отклонены все ходатайства защиты (например, о приобщении к делу результатов независимой экспертизы, которая показала, что на видеозаписи Ахумян не бил лежащего на полу Ларионова).

Также родственники Ахумяна обвинили эксперта «Северо-Кавказского регионального центра судебной экспертизы» при Минюсте России в заведомо ложных выводах. И на этом основании еще в ноябре прошлого года они написали заявление в Следственное управление, требуя возбудить в отношении эксперта Виктора Шутенко уголовное дело по ч.2 ст.307 УК РФ (заведомо ложное показание эксперта).

Нападение – лучшая защита

Атака на государственных экспертов, которую предприняли родственники подсудимых, – лучший способ публичной защиты. А была еще попытка голодовки около здания армянской общины в Минеральных Водах. Были и активно распространяемые по блогосфере (прежде всего в «Одноклассниках») слухи о том, что сидящий в пятигорском СИЗО Цаканян вскрыл себе вены
После нападения на больницу губернатор запустил процесс смены власти: было отправлено в отставку все руководство Минвод

В зале суда, куда каждый вторник и четверг из изолятора целой кавалькадой «буханок» привозили на слушания 27 подсудимых, разыгрывались поистине шекспировские страсти. На очередном заседании Арман Акопян и уже знакомый нам Арман Ахумян принялись оскорблять судью и судебных приставов. В отношении обоих возбудили уголовное дело по ст.319 УК РФ (публичное оскорбление представителя власти), а судья Игорь Курбатов решил сделать судебные заседания закрытыми для прессы. Ведь ясно, что подсудимые «старались» именно для телекамер.

Свою вину не признавали не только эти двое, но и все 27 подсудимых. И вот, наконец, после почти восьми десятков судебных заседаний, Игорь Курбатов вынес приговор: виновными признаны все.

Андраник Цаканян получил 15 лет колонии строгого режима, также он заплатит штраф в размере 70 тысяч рублей, а после освобождения еще два года ему будет ограничена свобода (он не сможет посещать клубы и стадионы и появляться на улице ночью). По гражданскому иску родителей и супруги убитого Анатолия Ларионова он выплатит им 1 млн рублей.

Трое других обвиняемых Арман Ахумян, Павел Агабабян и Самвэл Манучарян, получили по восемь лет колонии строгого режима. Они выплатят родным убитого по 850 тысяч рублей. И это при том, что в судебном процессе обвинение было переквалифицировано на более мягкое.

Поначалу Цаканяну и трем его сообщникам вменяли убийство, а затем – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего. Дело в том, что следователи не сумели доказать, что преступники хотели не просто покалечить Ларионова, а именно убить.

Фемиде нашептывают политики?

21 обвиняемому в хулиганстве присудили реальные сроки – от двух до пяти лет – в колонии общего режима. Хотя многие выйдут из тюрьмы очень скоро: свой срок они отмотали в СИЗО. Еще одного хоть и признали виновным, но освободили прямо в зале суда: он получил условный срок, поскольку на момент нападения на больницу ему еще не исполнилось 18 лет.

Ну и, наконец, атаман Евгений Смирнов был амнистирован в честь 70-летия Победы. Для этого судья Курбатов переквалифицировал обвинение в отношении него с ч.2 ст.213 УК РФ (хулиганство), которая подразумевает предварительный сговор, на первую часть той же статьи – то есть без сговора.

Когда Курбатов зачитывал приговор (а длилось это два дня), в зале заседаний яблоку было негде упасть. Большинство – родственники подсудимых. Но также и множество журналистов, причем даже из Москвы. Важен даже не правовой или моральный, а политический эффект этого уголовного дела – пожалуй, самого громкого за последние годы на Ставрополье.

Ведь именно после нападения на больницу в Минводах губернатор запустил процесс смены власти. После массовой драки было отправлено в отставку все руководство – глава города и района Константин Гамаюнов, глава городской администрации Иван Остапенко, начальник ОМВД Анатолий Попов, районный прокурор Иван Афанасов, а затем даже председатель районного суда Иван Кузьминов и его заместитель Сергей Извозчиков.

Затем губернатор инициировал в Минводах муниципальный «эксперимент»: район вместе со всеми сельскими поселениями был преобразован в единый городской округ. Впрочем, все это вряд ли прибавило порядка. Спустя полгода после нападения на больницу произошло очередное убийство – тоже в массовой драке, и также после конфликта в кафе «Опера». Солдата-контрактника зарезал Михаил Григорян.

И хотя его действия и следствие, и суд квалифицировали намного жестче, нежели Андраника Цаканяна (ему вменяли не причинение тяжкого вреда здоровью, а именно убийство), он получил куда меньшее наказание. Восемь лет и два месяца колонии строгого режима. В качестве моральной компенсации семье убитого он обязан выплатить 700 тысяч рублей.
В отличие от дела о нападении на больницу, к убийству в «Опере» было приковано куда меньше внимания

​Вообще же после драки у «Оперы» были задержаны девять человек, а реальное наказание получили только трое (причем двое сообщников Григоряна, Александр Мартиросян и Сергей Мовсесян, и вовсе были отпущены прямо в зале суда). Столь мягкое наказание можно объяснять исключительно тем, что, в отличие от дела о нападении на больницу, к убийству в «Опере» было приковано куда меньше внимания. Да и губернатор уже так не свирепствовал. Так неужели все-таки Фемиде нашептывают политики?

0 Распечатать

Наверх