05 декабря
11 июля 2015 5859 0

Грузия: компенсация за прошлое, разочарование в настоящем

Получит ли Грузия от РФ 70 млн евро за депортацию 2006 года и какова сегодня ситуация в стране
Фото: АР
Фото: АР

usahlkaro Надана Фридрихсон международный обозреватель

Министерство юстиции Грузии представило в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) документ с требованием от России компенсации за депортацию 2006 года в размере 70,3 млн евро. СМИ отмечают, что в Минюсте Грузии не конкретизировали, завершены ли переговоры с российской стороной. При этом, если стороны не придут к соглашению, Страсбургский суд оставляет за собой право решить этот вопрос.
 
Насколько справедливо требование Грузии, какова сегодня политическая и экономическая ситуация в республике и почему возможные протесты в стране не доведут до политического переворота, в интервью КАВПОЛИТу рассказал старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Николай Силаев.

– Грузия требует от России 70 млн евро за депортацию 2006 года. Насколько это справедливое требование?

– Смотря что решит суд. Но обратиться в суд у грузинской стороны повод, безусловно, был.

– То есть можно сказать, что в 2006 году Россия несколько перегнула палку?

– Я считаю, что да.

– А Россия согласится с этой суммой или будет оспаривать?

– Конечно, не согласится и будет оспаривать. Это такой состязательный процесс. Представьте себе юристов, которые отвечают там за представление позиций Российской Федерации, и что они не будут оспаривать сумму компенсаций…

– Россия будет доказывать, что она не нарушала права человека в событиях 2006 года?

– Да. Собственно, в этом и смысл разбирательства.

– Скажутся ли эти трения на переговорном процессе Карасина и Абашидзе?

– Думаю, что нет, это все-таки не тема переговоров Карасина и Абашидзе. Этот вопрос решается в Страсбурге и, что самое главное, обсуждение этой темы в формате Карасин – Абашидзе едва ли может повлиять на то, что решит суд.

Невозможно представить, что Грузия заберет свой иск. Равно как и невозможно, что Россия просто согласится с теми требованиями, которые выдвинула грузинская сторона.

На фото: старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Николай Силаев

– Сможет ли Брюссель, еврочиновники использовать эту тему как еще один механизм давления на Москву?

– Я бы здесь не делал слишком больших обобщений, потому что есть еврочиновники, а есть Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который создан не в рамках Евросоюза, а в рамках Совета Европы. Это разные организации.
Иск Грузии будет освещаться в том духе, что Россию в очередной раз поймали на нарушении прав человека

Но, конечно, в медийном плане эта тема будет освещаться в том духе, что Россию в очередной раз поймали на нарушении прав человека. Но я бы не связывал это напрямую с еврочиновниками. Этот механизм Совета Европы все-таки не имеет прямого отношения к Евросоюзу.

– Скажите, может, вы отслеживали ситуацию, известно ли, как сложилась жизнь кого-то из тех людей, кто был депортирован из России в 2006 году?

– У меня есть знакомые, которые пострадали от той депортации, к сожалению. Человек потерял документы, паспорта, в которых был вид на жительство. И он не мог доказать, что законно находится в России. И понятно, что пока он жил в России, он не на рынке торговал и ничего не строил здесь. Он учился в одном из университетов. Но, к сожалению, его депортировали, причем вместе с семьей, вместе с супругой и маленьким ребенком.

– И как сложилась в Грузии судьба этого человека?

– Ну как? Продолжает карьеру, международник. Я не буду называть имя…

– Получается, грузинское руководство того времени могло позаботиться о депортированных из России?

– Да, они могли позаботиться, но с другой стороны, какие у них были еще варианты действий? Сказать им: «Это ваши проблемы?» Они не могли так поступить. Но надо понимать, что государство не все могло исправить. Оно не могло вернуть людям утраченный ввиду депортации бизнес. Хотя… Вряд ли те, у кого был бизнес, попадали в массовом порядке под депортацию.
Вряд ли те грузины, которые имели крупный бизнес в РФ, попали под депортацию 2006 года

– Да, попал в основном средний класс. СМИ писали, что милиция проверяла родителей тех школьников, у которых были грузинские фамилии…

– Нет, это был один эпизод, про который написала газета «Коммерсант», это кто-то на местах перестарался.

– Это был вброс?

– Конечно, такие методы не были частью политики. А СМИ перестарались, да. И надо понимать, что у грузинского правительства все равно не было больших возможностей помочь этим людям.

Ну, а как дальше их судьба сложилась, во многом зависело от того, много ли они от этого потеряли, были ли у них родственники, друзья. Какая у них была профессия, удалось ли им найти работу и т.д.

Граждане Грузии, депортированные из России в 2006 году. Фото: carsecology.ru

– Накануне того, как была озвучена сумма компенсации 70 млн евро, СМИ писали про ухудшение социально-экономической ситуации в Грузии. Кризис в стране связан именно с такой суммой?

– Эта сумма пойдет не в бюджет Грузии, а тем, кто будет признан пострадавшим, если, конечно, иск будет удовлетворен. И для пострадавших это будет поддержка. Но эта сумма не может каким-то образом повлиять на макроэкономическую ситуацию в Грузии. Она слишком мала для этого. Это же не миллиард долларов, правильно?

– Американская пресса стала писать про сближение России и Грузии. Насколько они правы?

– Честно говоря, я не понимаю, где американские СМИ это усмотрели, особенно если мы послушаем заявление нового министра обороны Грузии. Никакого поворота Грузии в официальных подходах к отношениям с Россией, никакого отхода от тех позиций, которые высказывались ранее, – нет. В этом смысле все осталось по-прежнему.
Никакого поворота политики Грузии, никакого отхода от тех позиций, которые высказывались ранее, – нет
Что действительно, видимо, меняется, так это то, что в Грузии есть накопленное за долгие годы разочарование, вызванное разочарованием Западом в целом. И на этом фоне, наверное, Россия в каких-то кругах становится чуть популярнее, чем она была раньше.

– С чем связано разочарование?

– Во-первых, Грузии очень долго обещают, что ее вот-вот примут в НАТО, но все равно, пока она ожидает этого решения, будучи не в силах на него повлиять, ее безопасность, по сути дела, не гарантирована никем и ничем, за исключением устава ООН, разумеется, и доброй воли соседей.

Второе: Грузия так и не добилась безвизового режима с ЕС. И, видимо, он так и не будет предоставлен. И налицо неудача Тбилиси по выстраиванию отношений с Евросоюзом. И это, конечно, бьет по привлекательности ассоциации с ЕС.

Что касается зоны свободной торговли с ЕС – да, торговля Грузии с Евросоюзом увеличилась, но здесь мало что говорит общая цифра растущего товарооборота. Потому что рост грузинского экспорта, которого можно было бы ожидать от зоны свободной торговли с ЕС, не будет выше, чем рост импорта в Грузию. Другими словами, Евроассоциация не решит эту хроническую и, на самом деле, самую острую экономическую проблему Грузии, а именно – многократное превышение экспорта над импортом и огромный дефицит торгового баланса.
Разочарование грузин Западом из-за нереализованных ожиданий заставляет людей обращать свои взгляды на Россию

Конечно, это все вызывает разочарование и заставляет людей обращать свои взгляды куда-то еще, в данном случае – на Россию. Кроме того, в грузинском обществе довольно силен консервативный тренд, как он силен, кстати, и в России. И этот тренд играет в пользу сближения с северным соседом. Но дело в том, что такого рода взгляды на ситуацию не представлены в грузинском политическом поле.

Они представлены в медиапространстве, в обществе, но что касается парламента… На эту тему выступил Гоги Топадзе, глава партии «Промышленность спасет Грузию». И сразу после этого на него, что называется, из всех орудий стали палить. Канал «Рустави-2» и прочие начали рассказывать, какой он «российский агент», как он не прав и как он уводит Грузию с ее магистрального пути в Европу…

Старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Николай Силаев. Фото: globalresearch.ge

– Как думаете, политические элиты в Грузии испугались протестов в соседней Армении? Ведь социально-экономическая ситуация в Грузии демонстрирует значительные ухудшения. А социальный протест там вполне может перерасти в политический переворот….

– Социально-экономическая ситуация в Грузии тяжелая, но это не значит, что обязательно возникнут протесты, а эти протесты обязательно выльются в государственный переворот. Я не вижу в грузинской политике силы, которая могла бы возглавить протесты и осуществить переворот. Может быть, в подобном сценарии могло бы быть заинтересовано «Единое национальное движение», но очевидно, что граждане Грузии прихода к власти ЕНД путем переворота категорически не потерпят. И власти это знают.

– В Армении риска политического переворота нет. Но в Грузии в случае социальных волнений ситуация может быть значительно хуже.

– Такой протест должен ведь кто-то возглавить… Понимаете, Грузия – особая страна, там было много общественных протестов. Но редко этот протест был под социальными лозунгами. Как правило, люди выходят на улицу под политическими лозунгами. Это особенность Грузии.
Особенность Грузии: люди выходят на улицу под политическими лозунгами. Редко протест был под социальными лозунгами

– Но ситуация там сейчас ухудшается – и очень серьезно.

– Да, ухудшается. Но понимаете, это же не ведет автоматически к смене режима. И вопрос мой заключается в том, есть ли какие-то силы, которые могли бы воспользоваться  ухудшением социально-экономического положения, чтобы организовать протест против действующей власти? И сделать это с большей или меньше вероятностью успеха. Это кто? Националы? Нет. Республиканцы? Нет. А кто еще?

– Аласания рвется на пост премьер-министра.

– Ну кто у Аласания есть, кроме его родственников?

Экс-министр обороны Грузии Ираклий Аласания. Фото: Reuters

– Многие считают, что у него серьезная поддержка на Западе.

– Ну и что? Да, считается, что у него серьезная поддержка на Западе, но он не один такой. Есть еще республиканцы, есть еще ЕНД, у которых поддержка на Западе не слабее. Но ведь надо еще что-то иметь в Грузии, чтобы организовать переворот.

– Он достаточно популярен…

– Поверьте мне, это не так. Он действительно был, по-моему, год назад назван одним из самых популярных политиков, но в это никто не поверил в Грузии. И это стало одним из эпизодов продолжающегося сейчас крупного скандала, связанного с вопиющими, поражающими неточностью результатами социологических опросов, которые дают американские исследовательские компании.

– То есть вы думаете, что в Грузии все пока будет более-менее спокойно?

– Думаю, да, а если что-то и произойдет, то во главе протестов будет явно не Аласания. -1 Распечатать

Наверх