30 декабря 2016 3592 1

Год похищений, страданий и материнских слез

2016 год войдет в историю Дагестана как рекордный по количеству проведенных митингов, пикетов и прочих протестных акций 

usahlkaro Людмила Магомедова Автор статьи

Дагестан в уходящем году в чем-то преуспел, в чем-то не очень. Но одно можно сказать с уверенностью: жители республики стали вслух выражать свои претензии к власти. 2016 год войдет в историю региона как рекордсмен по числу митингов.

Сегодня на площади, где рыдали матери с мольбами выдать хоть какую-то информацию об их пропавших детях, сверкают наряженная елка и праздничные декорации… Между событиями разница – полтора месяца…

На днях глава РД Рамазан Абдулатипов в интервью федеральным СМИ признал, что «антитеррористическая деятельность приносит некоторое беспокойство людям».

«Но эти неудобства ничто по сравнению даже с одним террористическим актом, в котором гибнут десятки людей», – говорит господин Абдулатипов.

КАВПОЛИТ выяснил, что представляют собой эти «неудобства» для простой дагестанской женщины, матери.

Родственники похищенных ребят, потеряв надежду на правоохранителей, стали сами проводить расследования

Последний митинг, в котором участвовали члены оргкомитета «Сердца матерей», состоялся 7 ноября. Тогда всех протестующих разогнали полицейские.

Неделями ранее заместитель председателя правительства РД Рамазан Джафаров, курирующий правоохранительный блок в Дагестане, обещал выдать информацию о пропавших через некоторых родителей у себя на приеме.

В тот день, как оказалось, ввиду занятости вице-премьер не смог выполнить обещанное. Не принял он родителей и по сей день.

Родственники похищенных ребят, потеряв надежду на правоохранителей, стали сами проводить расследования, насколько им позволяли их связи и возможности.

В СКР матерей приглашали лишь для того, чтобы выяснить, откуда они добыли информацию и где произошла утечка

Удалось выяснить кое-какие подробности маршрута переводов их сыновей, имена некоторых организаторов похищений и т.д.

Поэтому в Следственный комитет матерей приглашали лишь для того, чтобы выяснить, откуда взята информация и где произошла утечка.

Жанна Исмаилова – мать Рашида Исмаилова, похищенного 8 мая 2012 года по дороге на работу.

О том, что Рашида «забирают», соседка сообщила ее невестке. Та с двухнедельным младенцем на руках добежала до подъезда и успела лишь увидеть, как автомобиль, в котором был ее супруг, умчался с огромной скоростью, взметнув за собой уличную пыль…
Общими усилиями удалось сплотить 62 матерей похищенных молодых людей. Их намного больше, но люди боятся

На следующий день заявление не приняли, был праздник – 9 мая, говорит Жанна Исмаилова. Это удалось сделать только 10 мая. Обратились во все правоохранительные структуры, в СПЧ.

По словам женщины, к делу не допускали адвокатов и всячески им препятствовали в работе. На сегодняшний день ничего неизвестно.

За все время Исмаиловой удалось лишь добиться статуса потерпевшей.

«По неофициальным нашим расследованиям, в тот же день он был вывезен во Владикавказ. Там содержался 12 дней.

После этого его вывезли на военную базу Ханкала-2. Продержали 11 дней, а оттуда в Мордовию.

Последним пунктом назначения стал Таганрог. С 2013 года мы потеряли след», – констатирует Исмаилова.

Жанна Исмаилова – одна из первых, у кого беспричинно забрали сына и кто все равно продолжает его искать

Жанну можно назвать ветераном этих скитаний и поисков. Она – одна из первых, у кого беспричинно забрали сына и кто все равно продолжает его искать.

По ее инициативе был создан оргкомитет «Сердца матерей» по розыску без вести пропавших. Она же его и возглавила.

Общими усилиями удалось сплотить 62 матерей похищенных молодых людей. По словам Исмаиловой, пострадавших намного больше, но загвоздка в том, что люди боятся.

«Надо было расстрелять вашего сына!»

Сын Патимат Абдулкадыровой Шамиль Абдулаев в списке похищенных оказался случайно. Это даже признал, по ее словам, сам министр ВД по РД Абдурашид Магомедов.

Шамиль – обыкновенный госслужащий в отделении Пенсионного фонда по РД – пропал 6 июня 2013 года во время обеденного перерыва.

Следователь забрал у очевидцев бумагу и ручку и сказал, что они пишут не то, что нужно

Как рассказывает его мать, молодой человек вышел с коллегой прогуляться на улицу Мамедбекова, а там как раз проезжала вереница машин с сиренами и оповещением о том, что «на этом участке работает служба безопасности, просим закрыть двери и не выходить из дома».

Тогда Абдулаев попал под шальную пулю, ему выстрелили в ногу. Его коллега убежал.

«За происходящим из своего дома наблюдала одна из очевидцев. Она рассказала, как Шамиля били ногами, он лежал в таком положении примерно 5-10 минут. Руки были в наручниках.

Потом приставили пистолет к голове и затолкнули его в белую "Приору" с тонированными окнами.

На нижней улице живет женщина, у которой тоже похитили сына. Но его сразу вернули. Наверное, они откупились…

На следующий день, когда в Следственный комитет пришли свидетели и стали писать объяснительные, следователя не устроили данные ими показания.

Он забрал у них бумагу и ручку и сказал, что очевидцы пишут не то, что нужно», – вспоминает Абдулкадырова.

Потом очевидцы вообще отказывались что-либо говорить, ссылаясь на то, что у них тоже есть дети, и их предупредили, что «им будет хуже». 

Об обстоятельствах похищения своего сына Сахраба Абакаргаджиева Рузмай Салихова узнала также со слов очевидцев. Это произошло 20 мая 2013 года.

«Это были девять человек в масках, они вытащили его из машины и пересадили на другую (серая 14-я, номера 67), одели мешок на голову и на заднем сиденье машины избили его.

Мы знаем, что это сделали цпэшники. Я даже знаю их имена: Раджаб, Хабиб, Шакир, Арсен

Мы знаем, что это сделали цпэшники. Я даже знаю их имена: Раджаб, Хабиб, Шакир, Арсен. Откуда знаю? Объясню.

Через 20 дней после похищения сына, у нас был дома обыск... На нижней улице живет женщина, у которой тоже похитили сына. Но его сразу вернули. У них есть много денег, наверное, они откупились…

Эта женщина говорила мне: если к тебе кто-то придет из МВД или ЦПЭ, ФСБ, значит, эти же люди его и похитили.

Поэтому я в день обыска поинтересовалась, откуда эти люди, они ответили: из ЦПЭ», – пояснила Салихова.

Некий «сотрудник ФСБ» взял у матери похищенного 250 тысяч рублей, обещая вернуть сына домой, но обманул

Помимо очевидцев у Салиховой есть и видео похищения Сахраба. Женщина трижды загружала ролик на YouTube. Примечательно, что как только запись набирала более 20 тысяч просмотров, администрация сервиса автоматически ее удаляла.

Когда видео оказалось в руках семейства Салиховых, супруг Рузмай решил связаться с одним из сотрудников ЦПЭ:

«Он (муж Рузмай) сообщил, что у нас есть доказательства, где наглядно видно, как его коллеги похищают моего сына. И тот ответил: "Надо было расстрелять вашего сына давно!"».

Надежду на то, что Сахраб жив, в Рузмай вселил звонок человека, который, по ее словам, работает в ФСБ. Тот сообщил, что ее сын находится в тяжелом состоянии, не может самостоятельно передвигаться, и чтобы его привезти домой, «нужны 250 тысяч рублей». 

Юноша по просьбе соседа впустил к себе в дом на ночевку незнакомцев, которые, как оказалось, планировали вылет в Сирию

«Он дал нам другой номер, чтобы на него мы закинули деньги. По всему городу искали терминалы, которые выдают чеки и перечисляли по 5-10 тысяч рублей.

После того как мы перечислили ему деньги, он сказал, что ему надо подготовиться, и на дорогу уйдет пять-шесть часов.

Трое суток мы ждали. Как только слышали гул машины, выбегали на улицу, чтобы посмотреть, не он ли приехал.

Телефон потом он отключил. Мы поняли, что нас обманули», – досадует Рузмай.

Как ни парадоксально, основанием для подозрения правоохранителей послужило гостеприимство Сахраба.

Роковой для него стала ночь, когда юноша по просьбе соседа впустил к себе в дом на ночевку неизвестных людей, которые, как оказалось, планировали вылет в Сирию.

Наутро они ушли молча, даже не поблагодарив.

«Своего ребенка по костям узнаю!»

Безграничная материнская любовь и чрезмерная гражданская активность Умайхи Гасановой обернулись для ее сына Ислама Магомедова настоящей бедой.

Молодой человек приболел – возникли проблемы с кишечником, и встревоженная мать решила отправить его на лечение в Турцию вместе с семьей.

Сын приехал и говорит: мама, ты дура, что ли, ты же меня на учет поставила! Они его вызвали

Но вскоре Магомедовым пришлось вернуться из-за резкого скачка доллара. Перед их приездом Умайха на всякий случай зашла в Хасавюртовский РОВД – заверить сотрудников в том, что ее сын находился не в Сирии, – и передала полицейским все его данные (фамилию, имя, адрес).

«Сын приехал и говорит: мама, ты дура, что ли, ты же меня на учет поставила! Они его вызвали. Он не хотел идти.

Я плакала, просила, билась в истерике, чтобы пошел. Я – мать, я его, наоборот, уберечь хотела.

Он учился на зуботехника. Окончил на отлично. Потом учился в налоговой.

Хотела устроить его по профессии. Но нигде на работу не взяли.

Я пыталась даже за деньги устроить, но мест не было. И увольнять они никого не могут, потому что другие тоже за деньги устроились», – рассказывает женщина.

На профучете он не стоял. Да, бороду носил. Я-то его просила убрать. Это ведь преследуется здесь…

Исчез ее сын 28 сентября 2016 года вместе с Пахрудином Махаевым и Гашимом Уздановым. Молодые люди ехали в Каспийск за бесплатным цементом. Их телефоны перестали отвечать после полудня.

Мать Гашима Аида Узданова плачет навзрыд, вспоминая сына: «На профучете он не стоял. Да, бороду носил. Я-то его просила убрать. Это ведь преследуется здесь… Мама, говорил он, мне перед ребятами неудобно, якобы все носят». 

Гашим работал с 15 лет, рассказывает Аида. Увлекался бильярдом. В последние годы юноша помогал отцу в бизнесе.

Семья открыла цех по изготовлению и сборке мебели. Они ездили по Дагестану, развозили заказы, расширяли клиентскую базу.

Когда Аминат забила тревогу, к ним домой пришел его знакомый и заявил, что ее сына «ЦПЭнули»

«Куда бы мы ни обращались, в МВД или Следственный комитет, – везде говорят, что они работают. Но за три месяца ничего нет!

Какой-то тупик. Если бы это было военное время, мы еще поняли бы. А здесь непонятно что!» – срывается Узданова.

Помогал родителям и Саид Саидов, пропавший в сентябре этого года. Он торговал фруктами вместе со своей матерью Аминат Саидовой.

Для опознания Аминат велели сдать кровь на ДНК. Но с анализом тянут по сей день

Задолго до похищения молодой человек попал в аварию. Лечился долго, буквально жил в поликлиниках. Как только ему сняли швы, вернулся домой, но был еще слаб. Прихрамывал.

В один совершенно обычный день Саид исчез. Когда Аминат забила тревогу, к ним домой пришел его знакомый и заявил, что ее сына «ЦПЭнули». По словам свидетеля, похищение совершили люди в масках, причем заодно забрали и друга Саида, жившего по соседству.

Соседа зовут Рамазан Рамалданов. Судя по рассказу его матери Магидат Рамалдановой, его забрали по тому же сценарию.

От Рамазана матери на память осталась только одна сандалия, которую потом тоже просили принести следователи.

Для опознания Аминат велели сдать кровь на ДНК. Но с анализом тянут по сей день.

У нас такие правоохранительные органы, на них плюнут, они стряхнут слюну и дальше пойдут

Исмаилова считает, что это делается намеренно – и не стоит доверять дагестанским следователям:

«Когда следователи говорили, что привезли труп, я просила показать. Я своего мальчика по ногтю узнаю. Нет, говорит, мяса нет, кости… По костям я тоже узнаю. Я очень хорошо скелет своего ребенка знаю…

Я женщинам хочу сказать: если вы сдали кровь на ДНК, все равно им не верьте. У нас такие правоохранительные органы, на них плюнут, они стряхнут слюну и дальше пойдут».

Как ведется следствие?

Как выяснилось, с момента возбуждения уголовного дела потерпевшие не имели достоверной информации о ходе предварительного следствия, а также о результатах проведенных следственных действий.

Об этом КАВПОЛИТу сообщила адвокат Аида Касимова, защищающая интересы И.Магомедова, Г.Узданова и П.Махаева.

Некоторые дела, возбужденные по ст.126 УК РФ (похищение), были переквалифицированы на статью 105 (убийство)

Она подготовила жалобу в Гепрокуратуру РФ с просьбой обязать лицо, в чьем производстве находится уголовное дело, провести всестороннее, полное и эффективное расследование, а также сообщить о его результатах.

Между тем на днях стало известно, что уголовное дело передано другому следователю.

Мы требуем, чтобы поменяли власть, чтобы сняли Абдулатипова, Джафарова, министра МВД, которые ведут все эти дела

Что касается других пропавших ребят, то некоторые дела, возбужденные по ст.126 УК РФ (похищение), по словам Жанны Исмаиловой, были переквалифицированы на статью 105 (убийство).

«Мы требуем, чтобы поменяли власть, чтобы сняли Абдулатипова, Джафарова, министра МВД, которые ведут все эти дела. Не надо делать свой бизнес на наших детях! На добро и впрок эти деньги не пойдут, потому что они заработаны нечестным путем», – заявила Касимова. 

Во всех расказанных историях – один сценарий. Как правило, в «капкан» попадают молодые парни от 18 и старше, из необеспеченных семей.

Конечно, не стоит забывать, что любая мать в своем ребенке никогда не увидит преступника. Но в то же время родители не перестают повторять одну и ту же фразу: «Виноват? Накажите. Но по закону!»

Наверное, это тот случай, когда кому-то (кто должен в первую очередь отвечать за правопорядок) должно стать стыдно за эти слова...

2 Распечатать

Ашурбек Габибов 30 декабря 2016, 18:01

"На днях глава РД Рамазан Абдулатипов в интервью федеральным СМИ признал, что «антитеррористическая деятельность приносит некоторое беспокойство людям».
«Но эти неудобства ничто по сравнению даже с одним террористическим актом, в котором гибнут десятки людей», – говорит господин Абдулатипов.
Ну если ВСЕ ЭТИ неудобства для президента НИЧТО, то о чём писать и говорить! Всё сказано однозначно и как говориться ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ!

2

Оставить комментарий:

Наверх