27 февраля 2014 736 0

Газета.ру: «Пушкиным от «Правого сектора» не отобьешься»

Сергей Пинчук о минусах дипломатической работы на Украине
Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош (в центре) во время траурного мероприятия по погибшим 18–20 февраля на майдане Незалежности
Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош (в центре) во время траурного мероприятия по погибшим 18–20 февраля на майдане Незалежности

Информационная война за Украину (а украинская оппозиция действует в информационном пространстве по законам войны) была проиграна не вчера и не сегодня. Она была проиграна еще десять лет назад, после первого «оранжевого» Майдана, когда российские дипломаты сделали ставку на работу не с гражданским обществом Украины, не с молодежью, а с «агентами влияния» — бизнесменами, отдельными политиками, религиозными деятелями, популярными публицистами и писателями, пишет Газета.ру.

Работая в 2010–2012 годах в киевском представительстве Россотрудничества, я наблюдал, каким успехом пользовались «посольские вечера», проводимые в бальном зале киевского отеля «Интерконтиненталь».

На первый взгляд идея была замечательная — собрать на одной площадке влиятельные фигуры украинского и российского истеблишмента, чтобы в процессе интеллектуального общения прийти к общему знаменателю. На «поесть, выпить, подискутировать за рюмкой чая» туда действительно собиралась элита Украины. Но никаких практических результатов, кроме сиюминутных тактических побед, это не дало.

Кстати, частым гостем «посольских вечеров» был один из главных финансовых спонсоров украинской революции Петр Порошенко. Но поскольку конфетно-шоколадный бизнес Порошенко в России потерпел неудачу, политик быстро переметнулся в другой лагерь.

Без должной информационной поддержки пропагандировался и Таможенный союз. Строго говоря, вся кампания свелась к отдельным выступлениям Сергея Глазьева. Тезисы об экономической выгоде, звучащие из уст приезжих московских чиновников, не доходили не то что до сердец, но и до ушей простых украинцев.

На мой взгляд, существует несколько фундаментальных причин того, что Россия проиграла битву за Украину.

Первая — архаичные представления о нерушимой дружбе и братстве славянских народов, иллюзии, что кто-то там будет вечно помнить жертвы русских и т.д. Психологически мы так и не смогли перестроиться после распада СССР, и этот психологический надлом все еще дает о себе знать. Ярким проявлением его являются истеричные реплики отдельных российских политиков, требующих закрыть границы, запретить, ограничить и т.д.

Вторая — неумение выстраивать четкие и предельно понятные идеологические концепты, демонстрирующие цивилизационную привлекательность России для наших соседей. Безусловно, многое в этом вопросе упирается и в наши внутренние социально-экономические проблемы: если бы экономика России росла сейчас по 7–9% в год, как в Китае, то и Украина не стояла бы сегодня (или уже вчера) на развилке.

В-третьих, мы ужасающе нетехнологичны: в XXI веке продолжаем работать по старым лекалам советского агитпропа. Мои украинские друзья, а в их числе известные политологи и журналисты, часто сетуют на необъективные действия Роспропаганды. Несмотря на титанические усилия, эти действия скорее дают обратный эффект, усиливая отторжение от России здравомыслящей части украинского общества.

             

                                              Сергей Пинчук. Источник: Из личного архива

Кроме того, мы не смогли толком использовать и самый эффективный инструмент, который был в наших руках, — пророссийский электорат, наших соотечественников, составляющих, по разным оценкам, 20–22% населения Украины.

Схема, по которой в последние годы выстраивалась работа МИДа и Россотрудничества на Украине, заключалась в создании системы координационных советов российских соотечественников. Именно советы должны были стать «мягкой силой», косвенно помогающей продвижению российских интересов в этой стране.

В реальности советы не только не стали подобием настоящих лоббистских структур, они остались такими же, как и были, «грантоедскими» организациями, не имеющими широкой поддержки.

К примеру, в Севастополе было зарегистрировано около 100 организаций соотечественников. Из них порядка 80 имели в числе учредителей одних и тех же людей — в основном друзей и родственников.

В свое время руководители посольства и представительства Россотрудничества в Киеве долго ломали голову над тем, как собрать и чем занять пророссийских общественников.

В итоге получилась аморфная структура, способная только протоколировать бюрократические решения, а инициатива снизу, как правило, гасилась. Даже в период ожесточенных дебатов вокруг закона о языке национальных меньшинств, предоставляющего особый статус русскому, соотечественники не смогли организовать сколь-нибудь серьезной и массовой публичной акции в его защиту.

Поэтому сегодня, когда украинская оппозиция наскоком берет город за городом, плавно продвигаясь на восток Украины и в Крым, русские общественники, выдвинув несколько алармистских лозунгов во всемирной паутине про «отечество в опасности», разбегаются, надеясь на милость победителей.

За двадцать лет независимости Украины российские соотечественники так и не стали там подобием азиатского лобби в Америке, не создали серьезного бизнеса, не смогли кооптировать во власть достаточное количество своих представителей.

За те же двадцать лет «китайское лобби» в США добилось сохранения за Китаем статуса страны наибольшего экономического благоприятствования и нейтрализовало попытки применить поправку Джексона — Вэника. Ладно, пусть нам Америка не пример. Но в том же Казахстане, нашем ближайшем партнере по Таможенному союзу и СНГ, на «китайское лобби» работают почти все СМИ и социальные исследовательские институты.

Сегодня наши соотечественники не только на Украине, но и в странах Средней Азии и Балтии больше напоминают вечно гонимый народ, уповающий на матушку Россию.

Бросать наших соотечественников, конечно, нельзя и преступно, но надо думать, как перестраивать всю систему взаимодействия с ними, как сделать ее максимально эффективной. Изменения в первую очередь должны коснуться громоздких и крайне негибких схем бюджетного финансирования.

Актуальным является появление новых гуманитарных фондов, в том числе и частных, вовлеченных в работу на этом направлении. Два фонда — «Русский мир» и «Фонд Горчакова» — это ничтожно мало для конкурентной борьбы за будущее постсоветского пространства.

Как мне представляется, ключевой задачей является поиск новых потенциальных лидеров русских организаций, умеющих грамотно работать с инструментами массовой мобилизации электората в социальных сетях, умеющих противостоять идеологии либерал-национализма.

Нет смысла дополнительно агитировать постоянных посетителей русских центров науки и культуры. В большинстве своем это милые, по-чеховски интеллигентные люди пенсионного и предпенсионного возраста. Они и так любят Россию, но будущего за этой категорией наших соотечественников уже нет.

На той же Украине можно на пальцах руки пересчитать организации, которые пытаются вести работу с молодежью, — пара в Крыму, одна во Львове, одна на Волыни да «Славянская гвардия» из Запорожья. Работают они во многом на свой страх и риск. Вот и все.

Между тем за двадцать с лишним лет, прошедших со времен распада СССР, на Украине выросло целое поколение, знающее о России лишь понаслышке. Мнением этих молодых украинцев проще всего манипулировать, играя на их национальных чувствах, формируя информационные парадигмы о «чуждости русских», их природной «азиатчине», склонности к «рабству» и т.д.

Политтехнологи оппозиции смогли перетянуть к себе и значительную часть русской молодежи — на Майдане среди радикалов «Правого сектора» русская речь звучала повсеместно.

Мы, мидовцы, в основном культивировали камерные формы работы: книжки, поэтические вечера, фильмы. Время показало, что все это, конечно, прекрасно, но русской молодежи нужно не только знание «Капитанской дочки», но и банальные навыки самоорганизации. За основу можно взять скаутское движение, лучшие образцы военно-патриотических игр. Пушкиным от «Правого сектора» не отобьешься.

Автор — советник ректора Академии труда и социальных отношений, историк, писатель

0 Распечатать

Наверх