28 сентября
24 марта 2014 4316 0

Физиология Семендера

Чем привлекает людей пригород Дагестана, название которого часто фигурирует в криминальных сводках
Фото: Тимур Магомаев
Фото: Тимур Магомаев

usahlkaro Тимур Магомаев Автор статьи

Махачкалинский поселок Семендер бурлит. Сегодня это один из самых быстрорастущих пригородов дагестанской столицы. Его называют территорией индивидуальной застройки. Камазы, грузовики, забитые до предела стройматериалами, ежедневно бороздят поселковые улицы, поднимая пыль, которая, кажется, не осядет здесь никогда. Что влечет людей в этот котел? Ответ, в принципе, лежит на поверхности. Достаточно вспомнить, в каком контексте Семендер регулярно упоминается в СМИ, особенно часто – в последние месяцы: дешевое, чаще всего незаконное жилье, криминал (спецоперации, борьба с вооруженным подпольем) и социальная неустроенность. Это главное. Но есть и второстепенные причины, которые не всегда берутся в расчет, когда говорят о Семендере.   

«Воронья слободка»

Самому названию Семендер почти полторы тысячи лет – так называлась первая столица Хазарского каганата, основанная персидским шахом Хосровом Ануширваном в середине VI века. Нынешний же Семендер был образован из бывших дачных обществ. Земельные участки на том месте, где сейчас находится Семендер, были выделены жителям поселков Тарки, Кяхулай и Альбурикент еще постановлением Верховного Совета ДАССР от 1991 года. А 28 октября 1999 года было подписано постановление Народного Собрания Республики Дагестан «Об образовании на территории Кировского района города Махачкалы поселка Семендер».

Правда, от города в нем нет практически ничего. Разве только что хаотичная застройка, свойственная и другим районам Махачкалы. Самое интересное, генплан у поселка когда-то был – но кто его соблюдал? Если даже администрация Махачкалы, имея генплан, застраивала город как хотела, то что говорить о поселке с репутацией «вороньей слободки». В случае с Семендером проблему усугубило еще и то, что поселки, образованные на месте садоводств, имели весьма прохладные отношения с законом. 

твитнуть цитату
Даже оказавшись в составе Махачкалы, под крылом всесильного Саида Амирова, поселок Семендер не был обласкан ни деньгами, ни вниманием

Администрация города к распределению земель под дачи отношения не имела, к тому же долгое время у поселения не было официального статуса. До включения в состав Махачкалы Семендер был фактически вне рамок правового поля и развивался автономно. Это еще одна характерная черта поселка. И даже оказавшись в составе Махачкалы, под крылом всесильного Саида Амирова, поселок не был обласкан ни деньгами, ни вниманием (к примеру, заасфальтирована всего одна улица). Отношения с мэрией обычно ограничивались снятием и назначением глав поселка и гневными отповедями градоначальника – чаще всего по поводу незаконной продажи (распределения) земли. Последний глава Семендера Малик Орусханов был также снят по этой причине (формально он сам ушел в отставку).

Об автономии Семендера говорят и другие страницы его истории. Взять хотя бы тот факт, что электроэнергию семендерцы проводили себе сами, за свои средства. 40 из 70 км электросетей, которые протянуты через поселок, проложили сами его жители.

Болезни роста

На сегодняшний день в Семендере проживает более 20 тысяч человек. Согласно всероссийской переписи населения 2010 года, здесь преобладают кумыки (43,35%), аварцы (30,79%) и даргинцы (11,52%), доля других национальностей существенно ниже. Из всех поселков, которые входят в состав Махачкалы, Семендер, пожалуй, самый религиозный. Практически ни одного магазина продающего алкоголь – за последние три-четыре года они закрывались на подходах к поселку со скоростью разогнавшегося «сапсана».

Но главная особенность Семендера – крайняя неразвитость социальной инфраструктуры как таковой. По идее, поселок, особенно имеющий статус городского, неизбежно ждет превращение в город. Тут и кроется главная проблема. Семендер – один из самых динамично развивающихся районов Махачкалы в плане строительства и увеличения количества жителей, но появление признаков городской среды ему пока не светит.

Характерный пример – строительство школы. Сегодня, поселок, где в каждой семье в среднем 2-3 ребенка, своей полноценной школы не имеет. Есть, правда, начальная школа блочного модуля на 100 ученических мест, построенная в 2003 году, обучение в ней проводится в трёхсменном режиме. Но что это решает? В администрации Махачкалы полноценную школу поселку обещали давно, её строительство даже было начато в 2008 году. Правда, с тех пор оно продвинулось не намного.

Согласно постановлению Правительства РД от 19 июня 2013 года и изменениям к нему от 20 сентября, строительство школы на 1296 ученических мест по-прежнему планируется. Можно даже проследить за его ходом (см. таблицу).

Кроме того, в этом же постановлении есть такая строка, как строительство школы в районе Новой автостанции на северном выезде из Махачкалы, этот район примыкает к Семендеру. Соседство автостанции, Семендера и Цумадинского рынка утром и вечером создает серьезные пробки на выезде и въезде в город – с одной стороны. С другой стороны, это соседство как раз и служит подспорьем для развития поселка. Строительство школы в Семендере, к примеру, могло бы облегчить транспортную загруженность этого участка, так как семендерским детям не приходилось бы ездить из поселка на учебу в город.

Территория зачистки

Все прелести стихийной урбанизации, которые сближают Семендер с фавелами городов Латинской Америки, – это лишь одна сторона жизни поселка. Вторая неприглядна в большей степени. Речь, конечно же, о регулярных контртеррористических операциях (КТО), проводимых в Семендере, что придает названию поселка нарицательный оттенок.

Невнимание к социальной неустроенности с лихвой компенсируется повышенным вниманием со стороны города и республики в плане борьбы с терроризмом и экстремизмом. Семендер регулярно мелькает в криминальных сводках, а сотрудники полиции и других силовых органов стараются мониторить состав проживающих здесь и даже составляют их списки, наличие которых, конечно, никто не подтвердит. 

твитнуть цитату
Именно в Семендере ровно год назад началась масштабная кампания по ликвидации главарей махачкалинского бандподполья

Фактически именно в Семендере ровно год назад началась масштабная кампания по ликвидации главарей махачкалинского бандподполья, когда в результате спецоперации был уничтожен лидер гимринской преступной группировки Ибрагим Гаджидадаев. А заодно и председатель собрания депутатов Унцукульского района Магомедхабиб Магомедалиев, в чьем доме засели террористы. Как говорят, в этом доме бывали многие известные люди Дагестана.

По Семендеру на самом деле можно составлять карту военных действий. Со стрелочками, крестиками, тайниками, пунктирными линиями, объектами для атак и места жительства потенциальных (и не только) преступников и их сообщников. Для пополнения этой карты правоохранительные органы регулярно осуществляют подушевые обходы. В общем, проводят оперативную работу. Перечислять все те спецоперации, которые случались в поселке, просто не имеет смысла. Их огромное количество. Из последних, самых нашумевших, помимо уже упомянутой – ликвидация Дмитрия Соколова, мужа «волгоградской смертницы» Наиды Асияловой. Кроме этого, летом 2013 года у своего дома в Семендере был убит известный дагестанский журналист Ахмеднаби Ахмеднабиев. Преступление до сих пор не раскрыто.

Рыночный магнит

Цумадинский рынок – еще один серьезный фактор, определяющий жизнь Семендера. В народе принято считать, что товары на нем немного дешевле, чем на других рынках Махачкалы. Сюда едут «закупаться» не только из центра столицы и не только сами семендерцы, но и жители ближайших поселков – Красноармейска, Шамхала и некоторых других. Еще одним магнитом, который притягивает сюда людей, является автостанция, от которой уходят маршрутки и автобусы в Кизляр, Хасавюрт, Буйнакск, Ростов, Краснодар, Саратов, Санкт-Петербург, Москву и другие города. В то же время рынок и автовокзал – это не только благо, это настоящий логистический кошмар на въезде и выезде из города. Из года в год эта проблема не решалась, хотя недавно дело сдвинулось с мертвой точки.

Положения федерального закона «О розничных рынках» и о внесении изменений в Трудовой кодекс РФ» должны были поставить под удар абсолютно все рынки в республике, поскольку на розничных рынках (за исключением сельскохозяйственных), независимо от их нахождения, управляющие компании были обязаны использовать исключительно капитальные здания, строения и сооружения. Использование в этих целях временных сооружений было запрещено.

Соответствующие нормативы начали действовать с 1 января 2013 года, но рынки в Дагестане почти не пострадали. Только в последнее время власти пытаются делать в этом направлении определенные шаги. Часть Цумадинского рынка (один ряд) уже перенесен на территорию «Красного рынка», расположенного на землях поселка Ленинкент (федеральная трасса Ростов – Баку). Остальные предприниматели ждут своей участи, но пока активно торгуют. По признанию одного из продавцов, о дальнейшем переезде им ничего не известно. «Все вопросы решаются в администрации. Это фактически их рынок», — делает кивок в сторону Махачкалы мой собеседник. Он уверен, что процесс переезда затянется надолго.

Между тем федеральный закон «О розничных рынках» имеет и другие интересные положения. К примеру, разрешение на право организации рынка выдаётся управляющей рынком компании органами местного самоуправления, на которые возложен и контроль за соблюдением требований указанного закона. Но органы местного самоуправления в Махачкале от этой работы фактически самоустранились. Официальный контроль – это денежные потери. Поэтому рынки, как правило, платят мимо казны.

Законодательство же говорит о том, что управляющие рынками компании обязаны предоставлять торговые места юридическим и физическим лицам только при наличии документов о постановке их на учёт в налоговом органе. Эту проблему (постановка на учет у налоговиков) часто поднимает в ходе своих выступлений руководитель республиканского управления Федеральной налоговой службы Умахан Джабраилов. В прошлом году он, в частности, говорил, что на рынках городов и районов республики в общей сложности без постановки на налоговый учёт работают более 12 тысяч человек. Хотя эта цифра, скорее всего, существенно занижена.

Какова доля Цумадинского рынка? Это очень интересный вопрос. Стоимость аренды торговой точки здесь варьируется от 5 до 12 тысяч рублей за месяц, или в среднем 8,5 тысячи рублей. Всего на рынке 1400 точек (по данным 2013 года). В среднем только за аренду выручка в месяц составляет 8500 * 1400 = 11,9 миллиона рублей. Умножив эту цифру на 12 месяцев, получим примерную выручку за аренду в год – 142,8 миллиона рублей. Вполне солидная сумма.

Хаос в квадрате

Но главной магией Семендера является стоимость квадратного метра жилья в поселке, которая существенно меньше, чем за его пределами, например, в центральной Махачкале. Для сравнения, в Семендере цена «квадрата» варьируется в диапазоне 13-17 тысяч рублей, а в Махачкале в среднем стоимостной коридор составляет 18-25 тысяч рублей, в отдельных случаях могут попросить 35 тысяч и выше. Поэтому покупка дома в Семендере – это реальная альтернатива ипотеке или съемной квартире на века, пока «смерть не разлучит». И если бы все вышеизложенное не было так грустно, то семендерскую недвижимость можно было бы назвать живым олицетворением словосочетания «доступное жилье».

Главная причина дешевизны жилья в том, что большинство строений в Семендере возводится без надлежайшей инфраструктуры, на голом энтузиазме, без соблюдения многих строительных норм. Если о Махачкале с её уплотнительной застройкой, говорят о градостроительном хаосе, то Семендер – это хаос в квадрате. Теперь, по прошествии стольких лет, менять здесь что-то практически нереально, разве что снести все «под бульдозер» и отстроить поселок заново.

В общем, неслучайно, что практически любое тематическое совещание в министерстве строительства, архитектуры и ЖКХ республики на тему строительства содержит в себе пункт о Семендере. В прошлом году автору случилось разговаривать на эту тему с начальником управления по контролю за долевым строительством Минстроя РД Мурадом Омаровым, который призывал через министерство проверять наличие необходимых документов на жилье в Семендере, прежде чем что-то там покупать. Слишком уж велик процент не соответствующего закону строительства.

Все это – прямое следствие автономности поселка, его нахождения вне рамок правового поля, регулирующих и контролирующих органов как Махачкалы, так и республики в целом. Приведем простой пример. Первичный контроль за строительством в поселке возложен на муниципальное образование (Махачкалу). Но именно этого в Семендере практически нет – контроль со стороны властей вообще сведен тут к минимуму. Очень часто застройщики получают в администрации города разрешение на строительство индивидуального дома, а потом возводят 4–5-этажное здание. Строительство домов до трех этажей контролирует сама администрация, а выше – строительство здания переходит под контроль управления стройнадзора Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РД. Пока пройдёт повторная проверка, строители успевают возвести ещё один этаж и мансарду, причем это далеко не единственная схема для действий.

Самое интересное, что жители Семендера принимают такие правила игры, потому что не знают, как можно иначе получить квартиру. Ипотека? Аттракцион зачастую для не слабонервных и состоятельных. Люди крутятся как могут, потому что привыкли жить не благодаря, а вопреки.

Поэтому всегда поразительно, до боли, до дрожи удивления республиканских властей, когда начинается очередной разбор «завалов» в области нарушений статьи 222 ГК РФ («Самовольная застройка»), или в связи с этническими конфликтами в зоне отгонного животноводства. Но почему социальным неблагополучием поражены именно поселки, никто выяснить особо не пытается. Хотя ответ ясен и так. Легкость приобретения жилья и снятия квартир, небольшая их стоимость, трудная логистика и, как бы это банально ни звучало, – социальная неустроенность и невнимание со стороны муниципальных и региональных властей. А результат – фактическое нахождение вне рамок правового поля.

Так и живем. 

Фото: Тимур Магомаев

1 Распечатать

Наверх