27 июня
19 мая 2016 5230 1

Кто стоит за погромом на Хованском кладбище Москвы?

Привлечение шпаны для решения проблем, вполне возможно, является просто фирменным «химкинским» стилем, который гендиректор кладбища Чабуев попытался привить на новой почве

usahlkaro Орхан Джемаль журналист

Погром на Хованском кладбище пытались представить как стычку этнических банд. На одной стороне схватились условные таджики, на другой стороне – такие же условные дагестано-чеченцы.

Схватка была жаркой: стрельба, трупы, перевернутые авто и в финале – ОМОН, задерживающий окровавленных погромщиков.

Пущей экзотики добавляло то, что таджикская сторона была составлена из сотрудников кладбища, которые, вооружившись лопатами и ломами, одержали верх над кавказцами. У последних нашелся даже калашников. Этакие «боевые могильщики». Есть в этом даже какой-то привкус голливудского ужастика.

Однако вскоре стало выясняться, что дагестано-чеченской группе явно не хватает «расовой чистоты»: среди них оказался даже московский правоохранитель Никита Мошенко.

Никуда не годились и версии о подоплеке кладбищенской бойни. Самая популярная: кавказцы приехали навязывать кладбищу крышу, требовали дани от директора Юрия Чабуева.

Слабости этой гипотезы очевидны. Хованское кладбище входит в госпредприятие ГУП «Ритуал». С тем же успехом крышу можно было предлагать московским ЖЭКам.

Для защиты от нежеланной крыши директору вовсе не требовалось «отмобилизовывать» гробокопателей, достаточно было набрать номер полиции, и на его стороне тотчас оказался бы весь московский ОМОН.

Тем паче, что этот самый Чабуев оказался не просто каким-то кладбищенским директором, а членом Общественного совета при Следственном комитете РФ, то есть человеком у которого уже есть о-го-го какая крыша. На такую крышу какая-то банда с Северного Кавказа даже косо посмотреть не посмеет, не то что наехать.

Наконец, во все это не вписывается факт задержания самого Юрия Чабуева, который при таком раскладе является потерпевшей стороной.

Слабости этой гипотезы пытались исправить с помощью другой: не кавказцы приехали облагать данью кладбище, директор которого держал оборону с помощью верных могильщиков, а обе группировки воевали за право обслуживать кладбищенскую территорию. Что-то вроде небольшой войны из-за контракта на озеленение и рытье могил.

Это вполне в духе современного рейдерства: сюда вписывается и силовой ресурс в виде банды из выходцев с Северного Кавказа, и арест директора, но это никак не объясняет участие в бойне таджиков-гробокопателей. Им-то что до дележки контракта? Кто бы там ни победил, копать-то все равно им.

Встреча с представителями таджикской диаспоры расставила все точки над i. Все оказалось чрезвычайно просто. Выяснилось, что Юрий Чабуев, ставший директором Хованского кладбища несколько месяцев назад, попытался обложить данью собственных рабочих.

Чабуев, став директором Хованского кладбища, попытался обложить данью собственных рабочих

Кладбище – это такое место, где могильщики традиционно получают оплату наличными от родственников тех, кого они хоронят. Новый директор решил, что если таджики хотят и впредь рыть могилы, то должны отдавать долю от этих неучтенных доходов ему.

Могильщики восприняли новации без энтузиазма и откровенно саботировали их, тогда Юрий Чабуев и решил воспользоваться силовым ресурсом для воспитания строптивых таджиков.

Собственно, дагестано-чеченскую банду, в которую затесался упомянутый выше московский блюститель закона, пригласил для разборок с могильщиками именно он.

Надо отметить, что есть несколько версий, почему он не пошел традиционным путем и не натравил на таджиков ФМС. Самая распространенная сводится к тому, что события пришлись на реформирование миграционной службы, ее слияния с МВД, и миграционщикам было просто не до какого-то там кладбища.

Дагестано-чеченскую банду, в которую затесался московский правоохранитель, пригласил для разборок именно Чабуев

По второй версии, на кладбище работало до смешного мало настоящих нелегалов, почти все гастарбайтеры имели разрешение на работу.

Есть и третье предположение: Юрий Чабуев ранее руководил кладбищенским бизнесом в городе Химки, как раз в ту пору, когда этим подмосковным городком управлял мэр Владимир Стрельченко. В Химках тогда сложился весьма экзотический стиль управления, символом которого стала расправа над местным журналистом Михаилом Бекетовым.

Власти болезненно реагировали на критику мэра и его ближайшего окружения в местной газете, в итоге Бекетов был зверски избит. Формально он стал тяжелым инвалидом, но фактически вскоре после побоев умер.

Так что привлечение шпаны для решения проблем, вполне возможно, является просто фирменным «химкинским» стилем, который Чабуев попытался привить на новой почве.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

5 Распечатать

Сафар 20 мая 2016, 05:55

Русские генералы до сих пор рассказывают своим "райтерам" байки, как "во время Хованского побоища с шляхтичами, мертвые русские хватали за ноги живым и съедали мозги "только басурманам", а воинов Речи Посполитой не трогали, так как они были христиане, хоть и католики... Так создавалсь святая Русь. Не пристало басурманам шастать по христианским погостам. Пусть сами по Уставу- своих хоронят.
Там могут вдоль могильных плит и дороги, мертвые стоят- с косами. Потом беды не оберешься.

4

Оставить комментарий:

Наверх