05 октября 2016 5664 2

Противостояние муфтиятов России: какой ислам более традиционный?

Теологический спор между муфтиятом Чеченской Республики и Советом муфтиев России развивается вглубь и вширь
 
Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС
Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

usahlkaro Руслан Айсин политолог, журналист

Причиной тому послужила так называемая «грозненская фетва», принятая на богословской конференции в конце августа этого года. КАВПОЛИТ широко освещал ход конференции и ее итоги. 

Собранные под эгидой ДУМ Чечни представители муфтиятов Татарстана, Дагестана, Северной Осетии поддержали спорную резолюцию-фетву, а присутствующие в качестве участников эмиссары из СМР отказались поставить свои подписи под этим документом. Что вызвало скандал и обозначило ярко выраженную линию раскола. 

Несмотря на то, что конференцию проигнорировала крупнейшая мусульманская централизованная организация ЦДУМ, и по факту ее решений не приняла другая крупнейшая (СМР), организаторы решили, что данная фетва «обязательна к исполнению всеми мусульманскими организациями на территории Российской Федерации». 

Этот факт спровоцировал дискуссию по этому поводу в мусульманском сообществе.

Фетва стала не примирительно-объединяющей (были ли такие, кто искренне верил, что она сможет стать таковой?), как об этом заявляли устроители форума, а прямо наоборот: она еще больше поляризовала два лагеря – «традиционалистов-тарикатчиков» и «салафитов-ваххабитов-и вообще тех, кто не принимает и не понимает главенства суфийского мироощущения». 

В мусульманской терминологии то, что сделали чеченские религиозные деятели, называется «такфир»

Примерно такими клише сегодня оперируют оппоненты. И прошедшая в Грозном конференция подлила масла в этот полыхающий огонь.

Рамзан Кадыров и его ДУМ уже давно искали удобный повод для того, чтобы легитимизировать раскол российской исламской уммы по линии «правильные суфии – неправильные все остальные».

Если грубо подойти к этой проблеме, то именно так она и видится.

В мусульманской терминологии то, что сделали чеченские религиозные деятели, называется «такфир» или, что более привычно для русского ментального слуха, «анафема», то есть вынесение приговора о несоответствии того или иного человека или религиозной группы нормам вероучения и объявление их по этой причине вне закона.

Тут сама собой напрашивается следующая параллель. ДАЕШ (запрещенная по закону на территории РФ организация, действующая в Сирии и Ираке), внесенная авторами «грозненской фетвы» в число самых злостных и жестоковыйных, использует тот же принцип такфира, за что их так и называют «такфиристами».

А вот, что записано об этом в самой фетве: «ИГИЛ ("иблисское государство") – это религиозная секта, обвиняющая всю мусульманскую умму в неверии, практикующая насилие, убийства самым бесчеловечным образом». 

Получается, что «нам можно, потому что это мы, им нельзя, потому что это они»

Сторонники ИГИЛ являются хариджитами нашего времени в силу того, что опираются на основы и идеи первых хариджитов, обвиняя мусульман в неверии, считая дозволенной для себя кровь тех, кто не согласен с ними.

Интересно, но точно такой же принцип такфиризма ко всем, кто не соответствует идеологическим параметрам фетвы, применяют и те, кто эту фетву санкционировал.

Получается, что «нам можно, потому что это мы, им нельзя, потому что это они».

Об этом, кстати, в своем письме муфтию Чечни Салаху Межиеву указал и глава СМР Равиль Гайнутдин: 

«К великому сожалению, составители Фетвы из-за вольного или невольного стремления безапелляционно делить мусульман на своих и не своих, оказались в ряду тех, кто расчленяет религию и разделяется на партии и "к которым ты [Мухаммад] не имеешь никакого отношения". Аллах им судья.

В последующем Он объявит им о том, что они делали. Сегодня, по нашему глубокому убеждению, нужно как никогда раньше помнить о строгом предостережении Священного Корана не становиться из числа тех, кто разделил свою религию на разные группы, когда каждая из них радуется чему-то своему».

Равиль Гайнутдин. Фото: info-islam.ru

Днями ранее «грозненскую фетву» резко раскритиковал сопредседатель СМР, муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов.

«Вот уже 25 лет как рухнули барьеры, ограничивающие религиозную жизнь граждан России. Казалось бы, все сообщество мусульман России должно было преодолеть этот период в созидательном порыве, строя не только мечети и медресе, но и единое высокоразвитое сообщество.

Однако мы наблюдали конфликты и споры, которые не согласуются с учением ислама». 

Наметившаяся ось Казань - Грозный провоцирует больше конфликтов, чем стремится разрешить их

В этой нашумевшей фетве Бибарсов (справедливо, на мой взгляд) увидел «усиление борьбы за право исключительного ношения титула Ахль сунна» и отторжение от уммы людей, которые по обряду поклонения (ихсану) не являются суфиями.

«Как быть подавляющему большинству татар, башкир, казахов, да и большинству мусульман Северного Кавказа, которые, исторически следуя ханафитскому и шафиитскому мазхабам, не являются суфиями, но при этом в определенной части обладают высокой степенью имана (веры) и ихсана, так же, как и представители суфизма, пронесшие ислам сквозь самые сложные времена диктатуры и гонений?

Если на Северном Кавказе в пример ставится суфий имам Шамиль, то среди тюрков это Салават Юлаев, не шедший путем суфизма, но воспитанный на принципах ислама мусульманин. Они оба герои своих народов и оба, несомненно, относятся к Ахль сунна». 

Мукаддас Бибарсов. Фото: vk.com

По мнению Бибарсова, идентификация по принадлежности к мазхабам, тарикатам, ученым и их трудам ведет к недопониманию и разделению на своих и чужих по еще более поверхностным признакам – национальным, языковым, культурным и т.д.

В этом смысле интересен факт участия муфтия Татарстана Камиля Самигуллина в конференции.

Наметившаяся в этой проекции ось Казань – Грозный выглядит немного причудливо-непонятной.

Ведь она, ось, провоцирует больше конфликтов, чем стремится разрешить их.

Да и потом, одно дело, когда клерикалы договариваются меж собой, другое дело – дышащая реальным содержанием и не согласная с их позицией умма, от имени которой, между прочим, они и вещают. 

Проблема еще и в том, что суфийско-тарикатский путь в версии «грозненской фетвы» не отвечает той доктринальной линии, которой следует большинство татар.

Суфизм, конечно, не редкость для исторического духовного поля татар Поволжья и Сибири, но он уж точно не является определяющим и доминантным.

Неспроста тот же Равиль Гайнутдин подчеркивает, что не только суфизм с его особыми духовными практиками сыграл важную роль в становлении ислама, «в духовно-культурном развитии мусульманских народов не меньшую позитивную роль играло мусульманское Знание, распространявшееся из Поволжья, особенно – со второй половины XVIII века – то самое Знание, что развивалось в русле джадидизма.

Больше того, именно оно вышло далеко за пределы собственно России, уверенно шагнув как в метрополию Османской империи, так и в ее ближневосточные регионы, а также в китайский Синьцзян». 

Ответ муфтия Чечни Межиева не заставил себя ждать, как часто с ним было, он не скупится на громкие слова и обвинения в экстремизме своих оппонентов.

«Напомню один факт: некий Саид Бурятский работал в сфере просветительской деятельности Совета муфтиев.

Это не упрек, а констатация факта того, что Совет фактически мало чем отметился в сфере противодействия экстремизму и профилактики радикализма и терроризма.

И невольно создается впечатление, что вы и возглавляемый вами Совет муфтиев России занимаются потворством радикализму и ваххабизму в нашей стране».

Заявление муфтия ЧР Салаха-Хаджи Межиева в адрес председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. ЧАСТЬ 1 БисмиллахIиррохьманиррохьийм Заявление муфтия ЧР Салаха-Хаджи Межиева 29.09.2016 год, ЧР, Грозный В мой адрес был направлен ответ на моё предложение председателю Совета муфтиев России уважаемого Равиля Гайнутдина, обосновать его позицию по фетве, что явилась итогом работы Международной исламской конференции в Грозном "Кто они - последователи сунны". Моя просьба определялась рамками искреннего желания получить ясный довод по фетве. К сожалению, шейх Равиль Гайнутдин не смог привести соответствующее богословское обоснование своим высказываниям, что вызывает тревогу. Хотел бы ответить по пунктам, в виде которых был представлен мне ответ от шейха Равиля Гайнутдина, председателя заседания Шуры Совета муфтиев России (далее - Шура). 1. В своих словах, ссылаясь на представителей Шуры Совета муфтиев России, шейхом Равилем Гайнутдином бросается тень недоверия на зарубежных участников ВИК (Всемирная Исламская конференция, далее - ВИК), авторитетных улемов исламской уммы, увязывая политическую ситуацию в некоторых странах, откуда прибыли участники форума с их уровнем компетентности. Также Вы обвиняете нас в том, что Фетва носит характер двухстороннего обсуждения, хотя его подписали все муфтии РФ, кроме Вас и двух сопредседателей СМР. Список улемов известен, и по требованию его можно предоставить. В этой связи не ясно, кто именно вызывает сомнения у Шуры. Высокий уровень ВИК принижается не по праву, а обвинения в адрес улемов беспочвенны. 2. По второму пункту следует сказать, что Шура фактически противопоставила суть фетвы указанной им Программой социализации мусульман, выдвинутой в 2013 году В. Путиным. Фетва нацелена на противодействие радикализации, и в какой части она противоречит Программе не указывается.

Фото опубликовано ДУМ ЧР (@dumchr)

С места в карьер начал муфтий, и не сбавляя оборотов продолжил.

«Чтобы больше не появлялось в нашей стране таких, как Саид Бурятский, и ему подобных, давайте без политики и философствований на языке научных диспутов организуем нашу встречу в удобном для вас формате и выработаем механизм для противодействия экстремистской идеологии, попытаемся обезопасить молодежь России от ее разрушительного влияния», – заключил муфтий Чечни. 

Безапелляционность Грозного и несогласие с их подходом остальной части уммы натягивает тетиву противоречия до той позиции, когда или стрела вылетит, или лук сломается... 

И так уже ислам поделили на «татарский", «традиционный», «суфийский», «кавказаский», «салафитский» и еще непонятно какой.

И всё это на потеху врагам, которым такое разделение и противостояние только на руку. Не хотелось завершать банальностью, но все же: властвует тот, кто разделяет своих врагов.

0 Распечатать

Hadzhi-Murat 05 октября 2016, 15:14

Зачем же искать то, что отличает и разделяет? Ищите то, что общее и объединяет. Прекратите вражду и убеждение силой принуждения. Положите оружие в чехлы и ножны. Каждый ответит перед господом сам и никто другой не несет ответ за него. Кто либо из вас разве за меня в ответе? И какое у вас право меня заставлять? В лучшем случае вы можете мне мягко советовать и не более. Учите людей добру. Дошли до того, что начали искать разницу в религиозных взглядах Салавата Юлаева и Имама Шамиля. Вам что, больше делать нечего? Вместо споров молитесь, читайте зикр, алхам и учите этому других. Вы спорите, а народ за ваш спор готов друг другу горло грызть. А мусульманам лучше всего соблюдать пять столпов ислама, обязательных всем и не лезть в вечный спор, что первично, курица или яйцо. Спор изначально содержит элемент разобщения, а религиозный спор не имеет решения. Это не математическая задача. Суть этого спора в вере, соглашении, компромиссе(договоренности).

3
Мухаммад Халид 05 октября 2016, 19:53

Скорее всего начался процесс выбора нового врага... учитывая что ресурсов у предедущего врага на уровне государства практически завершаются во всех смыслах слова...

0

Оставить комментарий:

Наверх