20 апреля
31 августа 2014 6252 2

Европейцы на службе ИГИЛ

За что и против кого воюют европейцы в рядах ИГИЛ?
Фото: kp.ru
Фото: kp.ru

usahlkaro Рамазан Алпаут Автор статьи

Двое молодых людей ехали в автобусе в Антакии, в городе в юго-восточном регионе Турции Хатай, направлялись в Рейханлы, в приграничный с Сирией город провинции.

Молодые люди носили длинные бороды, короткие штаны, сумки вещмешкового типа, как будто взяли с собой только все самое необходимое. Они говорили на ломаном арабском с водителем автобуса, что выдавало в них иностранцев, ибо местное население здесь довольно сносно говорит на арабском. Между собой странники говорили на хорошем британском английском.

Это были двое из сотен европейцев, которые направляются в Сирию, чтобы воевать. Было это два года тому назад. С тех пор, вероятно, число таковых исчисляется тысячами. Чем же они занимаются в Сирии? И чем займутся, когда вернутся домой?

Европейская сторона ИГИЛ

Эффект от растущего потока бойцов очевидный, ибо ИГИЛ уже контролирует территорию размером c Иорданию, на которой проживает около 6 млн, по другим оценкам — около 9 млн человек. Убежденные в своей правоте молодые люди распространяют видео-ролики с тем, чтобы привлечь внимание своих соотечественников на Западе, объясняя преимущества того, что лучше стать мучеником, чем жить в нравственном упадке западного уклада. Они постят также свои селфи, держа в руках головы убитых противников. Они угрожают Западу, часто сопровождая свои сообщения в Интернете разного рода смайликами.

В настоящее время ИГИЛ концентрируется в Ракке, в городе на востоке Сирии. Ракка уже стала штаб-квартирой для джихадистов Сирии и Ирака. Боевики широкой географии происхождения привезли в город даже своих детей и жен и поселили их в домах тех, кто убежал от войны.

Боевики с Запада участвуют в боевых действиях, как все. Некоторые участвуют в резне, которую они предпочитают называть расправой с «кафирами». При этом убивают они не только мусульман или шиитов, но и суннитов, которые показались им слишком умеренными. Европейцы участвуют во взятии объектов жизнеобеспечения, нефтяных скважин, военных баз и т.д.

Европейцы есть и среди взрывающих себя террористов в Алеппо. Алеппо — второй по величине город Сирии, куда в феврале вошли боевики под командованием Абдул Вахид Маджина, британского подданного.

Европейцы оказываются полезными для разных целей. Заложники, освобожденные от плена ИГИЛ, рассказывают, что их охраняли англоговорящие боевики. Иностранные джихадисты могут писать электронные письма семьям заложников на их родном языке, чтобы говорить об условиях освобождения родственников.

Британцев больше всех

Таким образом, европейцы участвуют в строительстве исламского государства весьма активно. «Соуфан Групп», исследовательская группа, базирующаяся в Нью-Йорке, сообщает, что к концу мая этого года в рядах боевиков было 12 000 человек из 81 государства, среди них — 3 000 с Запада. На сегодняшний день их число, вероятно, еще выше.

С тех пор, как ИГИЛ объявил о создании халифата 29 июня, количество рекрутируемых резко увеличилось. Конфликт в Сирии притягивает боевиков со всего света гораздо более высокими темпами, чем где-либо и когда-либо, включая войну в Афганистане в 1980-х гг. или иракскую кампанию 2003 г., когда Америка с союзниками вторглись в эту страну.

Британия все еще остается центром притяжения для сетей европейских джихадистов

Казнивший 19 августа американского журналиста Джеймса Фоули боевик с капюшоном на голове имел ярко выраженный лондонский акцент. В 1990-х гг. Лондон стал убежищем для многих экстремистов, в том числе исламских.

По словам Томаса Хегхаммера из Норвежского центра исследований в области обороны, Британия все еще остается центром притяжения для сетей европейских джихадистов. Радикальные сообщества, находящиеся в Британии, экспортируют соответствующие идеи и методы.

В то время, как арабы составляют большинство среди иностранных боевиков, британцы составляют большинство среди выходцев с Запада. Бельгийцы и датчане составляют также немалую часть. Франция, славящаяся жесткими законами против экстремизма, также представлена значительным количеством граждан.

Еще одной причиной доминирования британцев среди выходцев из западных стран являются их языковые компетенции — по-английски говорят во многих странах, особенно в тех, на чью политику ИГИЛ хочет оказать влияние. Видео, в котором убивают господина Фоули, было названо «Послание Америке». Другими словами, англоговорящие нужны для пропаганды и коммуникации с западными обществами.

ИГИЛ не забывает и о гендерном аспекте

Большинство боевиков из западных стран — мужчины, не достигшие 40-летнего возраста. Однако эта война стала притягательной и для женщин.

По данным Петера Нойманна из Международного центра по изучению радикализации, базирующегося в Лондоне, около 10-15% тех, кто прибывает из западных стран — женщины. Из одной только Швеции прибыло около 30 женщин.

Некоторые из них едут в надежде выйти замуж, другие становятся членами женских подразделений, которые следят за соблюдением исламских правил в районах, контролируемых ИГИЛ. Небольшая часть женщин участвуют боях.

ИГИЛ не является единственной организацией, куда идут боевики с Запада, однако, благодаря своему глобальному подходу, который заключается в том, что они намерены расширять границы халифата по всему миру, также попыткам на деле претворить в жизнь положения шариата и военным успехам, ИГИЛ остается притягательным для них.

В документальном фильме, состоящем из 5 частей, снятом в Ракке новостным сайтом Vice, сотрудников которого боевики приняли в качестве гостей для создания фильма, ИГИЛ показано как зона действия религиозной полиции, которая воспитывает сирийцев: управляет судами, обучает детей и т.д.

Причины, почему европейцы едут воевать, такие же разные, как и их паспорта. В первое время европейцы прибывали в Сирию, чтобы помочь своим братьям мусульманам, привозили продукты и медикаменты, ну и, конечно, для того, чтобы воевать.

Правительства западных стран закрывали на это глаза, говоря, что Башара Асада и его сторонников нужно остановить. Врачи, такие как, например, Аббас Хан, британец, прибывший в контролируемый повстанцами Алеппо, часто становились жертвами армии Асада.

Сирийцы, пытаясь избавиться от одного тоталитарного режима, получили другой

С тех пор борьба стала более кровопролитной. Гражданские лица умирают уже тысячами — по данным ООН, с начала конфликта погибло как минимум 190 000 сирийцев.

Война приобрела более изощренный вид. Те, кто раньше говорили о защите сирийцев, теперь отрицают, что страна принадлежит местным. «Билад аль-Шам», или Великая Сирия, имеет важное значение с точки зрения ислама, так как она появилась в конце времен пророчеств. «Она принадлежит Аллаху», — говорят боевики.

Между тем никто сирийцев не спрашивает, хотят они жить под режимом ИГИЛ или нет. По сути, сирийцы, пытаясь избавиться от одного тоталитарного режима, получили другой.

От чего европейским боевикам дома не сидится?

Как пишут западные СМИ, ИГИЛ стало самым громким за много веков ответом Западу, самым громким вызовом со времен упадка мусульманского мира. ИГИЛ действует в разных плоскостях, не ограничиваясь только непосредственной вооруженной борьбой. Оно постоянно поднимает вопросы исламской теологии, считая важным, например, введение специального налога «джиза» для немусульман.

Бедность не становится препятствием для боевиков с Запада, для которых соблазн джихада перевешивает все. Многие из них из среднего класса.

Нассер Мутана, 20-летний выходец из Уэльса, который на видео ИГИЛ представляется под именем Абу Мутана аль-Йемени, получал приглашения с медецинских факультетов 4-х университетов. На фотографиях Мухаммад Хамидур Рахман, еще один британец, убитый недавно, предстает молодым джентльменом в европейском костюме и с модной прической. Он работал в магазине «Примарк» в маленьком городке в Англии. Его отец владеет рестораном. Семья не была набожной.

При этом стоит отметить, что только небольшая часть боевиков с Запада являются новообращенными мусульманами. Часто такого рода действия объясняются желанием молодых людей убежать из дома и найти свою истинную идентичность.

Фотографии боевиков, играющих в снукер, кушающих сладости, плещущихся в бассейнах, иногда производят впечатление, что джихад для этих молодых людей — это студенческие каникулы без спиртного. Для молодого человека, работающего на бесперспективной работе в скучном городе, братство, оружие и прочие вещи кажутся захватывающими.

Многие боевики из Бельгии родом из скучных городов, где радикалы сконцентрировали свои усилия в деле вербовки. Радикальной молодежи совсем не обязательно собираться в мечетях, они часто делают это в гаражах или отдельных квартирах западных городов, где сложно следить за ними. Более того, им даже не нужно собираться, они могут общаться в фейсбуке.

​Джихад для молодых европейцев — студенческие каникулы без спиртного?

Путь из Европы в ИГИЛ

Добраться до Сирии было гораздо легче, пока Турция не усилила охрану своих границ с Сирией, которая составляет 882 км., и понятно, что за каждым метром не уследишь. Однако, будучи два года тому назад на этой границе, автору этих строк удалось наблюдать границу вдоль Хатая, где довольно легко можно оказаться на территории Сирии.

Обычно радикалы прилетают в Стамбул и оттуда берут билет до одной из приграничных провинций страны, например, в тот же Хатай. Кроме того, они часто в приграничной зоне делают себе фальшивые сирийские документы и переходят пункт пересечения границы.

Многие боевики из Британии приезжают в Сирию, даже не имея опыта в стрельбе, но на месте они часто попадают в обучающие лагеря, где получают необходимые навыки. Многие из них говорят, что им комфортнее жить в стране, где царит исламская жизнь, и они не планируют возвращаться обратно или нападать на другие страны.

Господин Нойманн утверждает, что те, кто приехал в Сирию бороться с Асадом, уже не имеют каких-либо иллюзий. Их волнуют внутренние распри и убийство мусульманами мусульман. «Это не то, ради чего они приехали в Сирию», — говорят боевики, как сообщает эксперт.

​Возвращение боевиков домой пугает правительства Запада

Дом уже не дом

Возвращение домой — сложная задача, которая к тому же чревата последствиями. Господин Нойманн говорит, что из-за того, что дома боевиков ждут реальные тюремные сроки, им терять нечего, приходится бороться в Сирии до конца.

Мэр Лондона Борис Джонсон предложил 24 августа считать за терроризм посещение определенных регионов без уведомления властей. Возвращение боевиков, конечно же, пугает правительства Запада. И пугает вероятность того, что они могут воевать и дома.

Дуглас МакКейн, ставший первым американцем, который был убит, сражаясь в рядах ИГИЛ, вероятнее всего, воевал только в Сирии и Ираке, но в США он был обычным гражданином. Чего не скажешь о двух радикалах, которые в прошлом году в Лондоне убили британского солдата Ли Ригби, или о Мехди Немуше, французе алжирского происхождения, арестованном по подозрению в убийстве четырех людей в Еврейском музее в Брюсселе. Предполагается, что все они провели год, воюя в Сирии.

Для служб безопасности такие преступления сложнее всего предугадать и предупредить. Америка предприняла решительные меры против тех, кто подозревается в участии войне в Сирии. Господин Хегхаммер говорит, что США могут себе позволить такие меры, так как доля мусульманского населения в США гораздо ниже, чем в европейских странах, соответственно, не велика вероятность политической реакции мусульман страны.

Европейские правительства более осторожны. В Европе, как известно, нет границ, и давление на представителей мусульманской общины может вызвать солидарность не только мусульманского сообщества отдельной страны, ради такого дела могут съехаться мусульмане и из других стран ЕС. К тому же не стоит забывать, что тюрьмы в Европе давно стали благоприятным местом для вербовки радикалами.

Программы по дерадикализации, которые существуют в Саудовской Аравии или Швеции, имеют неоднозначные результаты. Более успешной оказалась, по крайней мере в Британии, так называемая программа «Канал», которая является частью британской антитеррористической стратегии, призванная уводить молодых людей от экстремизма. Такие совместные усилия полиции, социальных служб и местных властей принесли свои плоды и помогли многим молодым людям покинуть ряды банд. И не все, кто возвращается из Сирии, успели запятнать кровью свои руки.

Господин Нойманн призывает правительства дать шанс тем, кто осознал, что сделал неправильный выбор. Западные государства могут получить и пользу от «мягкого» подхода. Наказанные боевики могут стать как раз теми людьми, которые должны будут убедить молодых отказаться от борьбы. Однако следует признать, что нет никаких гарантий того, что сегодняшние боевики из западных стран не станут завтра убийцами на улицах Лондона, Парижа или Берлина.

3 Распечатать

Руслан Айдамиров 31 августа 2014, 18:06

Джин Шарп - автор "От диктатуры к демократии" утверждает, что вооруженная борьба с диктатором, которая принимает форму партизанской войны, как правило, не эффективна. Даже если партизаны побеждают, они чаше всего строят режим, который является еще более диктаторским, чем тот, с которым они в свое время боролись. Шарп объясняет это тем, что в ходе такой борьбы увеличивается влияние вооруженных групп, а различные демократические институты или органы - наоборот, разрушаются. Что и произошло в Сирии. Каким бы диктатором не был Асад, но мне кажется, что исламисты из ИГИЛ его превзошли.

2
Tarlan 02 сентября 2014, 02:02

ИГИЛ- много ступенчатая ракета- "ЧЕЛЕНЖЕР", много разового пользования сконструированная бывшими хозяевами "АЛЬ - КАИДЫ" для мониторинга и контроля дуги необходимой напряженности в Регионе. Пусть вас не обольшайтесь ракетные удары США по БАЗАМ ИГИЛ в Ираке. Бьют по тем ступеням многразовой Ракеты, которые от работали свой "ресурс", чтобы отходы не заразили жизненно важные для США, Израиля и ЕВРОПЫ объекты жизнеобеспечения политических интересов США в регионе. Для них сегодня важны две вещи:- 1. Втянуть Иран и Турцию. 2. Втянуть Россиюю. Потом уж всех- направит против России. ИГИЛ - это продолжение "Космических войн" в отдельно взятой планете по имении ИГИЛ, которую открыли "асторофизики и химики" белого дома..

1

Оставить комментарий:

Наверх