22 сентября
06 февраля 3301 0

Это'О: Керимов – мой старший брат, тот «Анжи» будут помнить

Фото: Сергей Расулов, «Чемпионат»
Фото: Сергей Расулов, «Чемпионат»


Нападающий «Антальяспора» Самуэль Это'О – об «Анжи», Керимове, России и Турции, чемпионате мира 2018 года и о планах по завершению карьеры

В конце 2016 года яркая страница «новой истории» «Анжи» была перевёрнута: Сулейман Керимов окончательно покинул клуб, передав бразды правления новому владельцу. Спустя месяц мы встретились в Анталии с Самуэлем Это'О, чтобы вспомнить времена «того «Анжи», поговорить о дружбе с Керимовым, неспокойной Турции и вообще – о жизни.

— Самуэль, слышали, что случилось с «Анжи»? Может быть, говорили об этом с Керимовым?
— Нет, я не говорил об этом с Сулейманом, но я немного слежу за тем, что происходит. Скажу так: если это на благо «Анжи», я поддержу нового владельца команды.

— С тех пор как вы ушли из «Aнжи», сколько раз вы общались с Сулейманом Керимовым?
— Не могу назвать точное количество раз, но мы часто общаемся по телефону, и мы говорим с ним обо всём, и это всегда большое удовольствие для меня – общаться с этим большим человеком. Прежде всего он мой старший брат, я счастлив сказать, что могу считать Сулеймана членом своей семьи. А ещё он провидец, который создал настолько сильную эмоцию для целого региона, что тот «Анжи» будут помнить всегда. Для нас всех это было нечто незабываемое.

— Поддерживаете отношения с бывшими одноклубниками?
— Понятно, что продолжаем общаться с африканскими ребятами, кроме того, от своего бывшего переводчика Филиппа иногда получаю новости о дагестанцах, слежу за Габуловым, Жирковым — я подписан на них в соцсетях.

— Общепринятое мнение, что в «Анжи» вы были играющим тренером…
— О моей жизни ходит столько легенд! И я не буду их опровергать, потому что они часть футбола, часть этого бизнеса. Я был игроком, старшим братом, капитаном команды. Когда нужно было дать совет, я его давал, а когда надо было встряхнуть команду, я тоже это делал, потому что роль старшего по возрасту состоит в том, чтобы сказать: «Парни! Мы должны сделать больше!» Но в команде был тренер, и он хорошо выполнял свою работу. И потом, вы знаете, про футболистов определённого уровня всегда будут говорить, что они занимают гораздо большее место, чем на самом деле.

— Самый крутой российский игрок того «Анжи»?
— Шатов. Он очень элегантен в игре. Он был совсем юн, но при этом словно не чувствовал никакого давления. У него есть уникальные достоинства, свойственные только большим полузащитникам. И мы все увидели, что уже скоро, в 20-21 год, он перешёл в «Зенит» – и это было заслуженно.

— Смолов заиграет в дортмундской «Боруссии», если трансфер состоится?
— У него есть необходимые качества, чтобы стать очень-очень хорошим игроком. Всё зависит от его воли. И я приятно удивлён, потому что он становится тем футболистом, которым он давно уже должен быть. Потому что это игрок большого таланта. В своё время мы много с ним общались. И то, что я вам сейчас о нём говорю, я ему постоянно внушал и тогда. Я говорил: не понимаю, как с твоим талантом ты не можешь показать на поле, на что ты способен. Тебе не хватает желания! Именно здесь разница между хорошим и большим игроком. Это постоянное желание сделать больше, чем ты можешь. И я действительно доволен, что он нашёл в себе это желание.

Самуэль Это'О и Сулейман Керимов

Самуэль Это'О и Сулейман Керимовю. Фото: Сергей Расулов, "Чемпионат"

«Россия — это и мой дом тоже. В 2018 году приеду»

— Что в России и в российском чемпионате вас радовало, а что шокировало? 
— Каждый раз, когда мы возвращались в Махачкалу, это был момент настоящего счастья! Когда мы там играли, жизнь в городе просто останавливалась! Там все радовались, что снова могут увидеть свою команду, быть вместе и надеяться на победу. Это было замечательно! Сложным же моментом было то, что мы много играли на синтетике в Лужниках — очень красивом стадионе, но качество футбола было немного ниже, однако мы неплохо адаптировались. Ещё я был разочарован, что нам так и не дали провести в Махачкале еврокубковые матчи. Обидно, потому что УЕФА упустила хорошую возможность показать, что футбол не имеет границ, не боится войны, политических историй, и это действительно потерянная возможность. Фактически УЕФА отказал части территории России, мира, болельщикам в счастье видеть свою команду.

— Ждать ли вас на чемпионате мира в 2018 году у нас в России?
— Почему это «у нас»?! Россия — это и мой дом тоже. Я приеду.

— Увеличение количества команд на чемпионатах мира — это хорошо или плохо?
— Мы живём при демократии, и у каждого есть своё мнение, но люди часто забывают о том, что футбол сильнее политики. Мы видим, что иногда политики ограничены в своих возможностях, они не всегда могут решить серьёзные вопросы, а футбол никто не может остановить! Когда-то Кубок мира начинался, уж не помню, с какого малого количества команд, потом перешли на 16 стран, 32, а сегодня, когда принято решение о переходе к ещё большему количеству команд, я могу только поддержать это решение. Посмотрите на мир, на то огромное количество детей, которые хотят играть в футбол! В странах, где идёт война, дети рядом продолжают играть в него, несмотря ни что! И этим детям, когда они подрастут, надо дать эту возможность. Также очевидно, что это решение поможет генерировать гораздо больше денег, и эти средства пойдут на улучшение футбольной инфраструктуры во многих странах мира, и дети в разных странах смогут играть в лучших условиях. Но очень важно, чтобы местные руководители футбола серьёзно отнеслись к этому вопросу: инвестиции сотен миллионов долларов будут бесполезны, если эти люди используют средства не по назначению.

— Планируете заняться развитием футбола в Камеруне?
— Я сделал то, что должен был сделать как футболист. Но мне ещё осталось несколько лет до завершения карьеры, а потом посмотрим, какие появятся возможности и какой долг ещё нужно будет отдать своей стране. Сейчас я просто болельщик «львов» — со всей страстью и любовью.

— Вы сказали, ещё несколько лет поиграете. Уже есть какие-то конкретные планы?
— Мне 35 лет, скоро уже 36, я же не буду играть до 60! Я продолжаю, потому что физически чувствую себя очень хорошо, я обожаю футбол и люблю разделять со своими партнёрами по команде эти моменты радости в раздевалке и на стадионе. Но в какой-то момент надо будет остановиться – я это понимаю. Может быть, через 3-4 года или даже чуть позже, но это произойдёт. И я думаю об этом, но ничего конкретно не просчитываю – просто сама природа подскажет, когда придёт пора заняться чем-то другим.

— Тяжело с этим смириться после такой долгой карьеры?
— С самого первого дня, как я стал профессиональным футболистом, знал, что этот день наступит. Поэтому нужно заранее к этому готовиться.

«Каждый день вижу дагестанца, когда смотрю в зеркало»


— Футбол в Турции существенно отличается от российского? 
— В России просто холоднее! А так футбол везде одинаков, и его очень любят в обеих странах. 

— Турецкие болельщики считаются одними из самых темпераментных в мире.
— Фанаты везде похожи друг на друга. У них одинаковый темперамент, те же эмоции, они всегда поддерживают команду, и ещё сильнее — когда есть победы, когда она отдаётся на поле, и, конечно, критикуют её, когда она этого не делает. В Турции, в России или где-то ещё.

— То есть выйти из гостиницы и пройтись по улице не страшно?
— Конечно нет. Сотни селфи? Ну, это приятная сторона футбола. В такие моменты ты говоришь себе: значит, мы хорошо поработали — видишь, что люди тебе благодарны, они хотят запечатлеть этот момент, и это круто!

— Сейчас в Турции неспокойная обстановка, теракты чуть ли не еженедельно. Чувствуете опасность, живя здесь?
— Действительность сегодня такова, что теракты происходят не только в Турции, они везде — в Париже, в Лондоне! Нигде теперь не чувствуешь себя в безопасности. Но надо продолжать жить, потому что только так можно всё это победить. Вспоминаю, когда я ехал в Россию, мне говорили: о, там, в России, в Дагестане теракты… Но мы там прекрасно жили, мы были счастливы! Это был самый счастливый период в моей жизни, серьёзно! Понимаю, что некоторые говорят: да тебя там по полной баловали, поэтому ты так и считаешь. Нет, это состояние души возникло не из-за денег… Люди относились ко мне не как к звезде — я был для них другом, братом, членом их сообщества. Я и сейчас каждый день вижу дагестанца – когда смотрю в зеркало (смеётся).

— Вас часто спрашивают: а как там, в России, вообще живётся? Сейчас нашу страну принято ругать и бояться…
— Когда я говорю скептикам, что Москва один из самых красивых городов мира, они не могут в это поверить, не могут этого понять! Почему? Да потому что сегодня мы живём в обществе, где очень много клише, где телевидение навязывает нам свою картину мира. И когда оно решает, что эта часть планеты должна выглядеть так или иначе, то это преподносится как «так и есть на самом деле». Но вы приезжаете туда и видите, что это не так. А некоторые журналисты там никогда и не были, а просто распространяют ложь! 

— Российский и турецкий чемпионаты в чём-то похожи: клубы не очень успешны, но в них вкладываются очень большие деньги.
— Это правда, что и в турецком, и в российском футболе много денег, там играли и играют большие, хорошие футболисты. Но посмотрите — российский футбол побеждал и на международном уровне, ваши клубы выигрывали Кубок УЕФА, сборная брала медали Евро. Турция, которая находится недалеко от России и в которой живут, если я не ошибаюсь, 70 миллионов человек, это будущая великая футбольная нация. Здесь много талантов, здесь много профессионалов, которые работают на то, чтобы эти талантливые игроки проявили свои лучшие качества. Надеюсь, что эти усилия будут вознаграждены и турецкая сборная уже в ближайшем будущем сможет взять значимый международный трофей. Важно, что практически каждый турецкий клуб имеет собственный стадион — они построили просто невероятную футбольную инфраструктуру, а это самое главное.
Самуэль Это'О

Самуэль Это'О. Фото: Reuters

«Слухи о Китае? Анталья, только Анталья!»

— У вас всегда был собственный взгляд на развитие футбола в Африке. Что нужно, чтобы она реализовала свой потенциал?
— Прежде всего важно, чтобы появился некий проект. Всегда привожу пример «Барселоны», которая на протяжении долгого периода не могла ничего выиграть. 10-11 или даже больше лет без трофеев! А сегодня как минимум каждые два года мы видим «Барселону» в финале или полуфинале Лиги чемпионов! Почему? В какой-то момент люди сели вместе и подумали: какой проект мы хотим осуществить здесь? А реализация любого проекта требует времени. В Африке зачастую не готовы ждать, чтобы построить что-то хорошее. Люди там постоянно живут настоящим, а в этом настоящем некоторые люди хотят получать личную выгоду за счёт футбола, вместо того чтобы помогать футболу делать людей счастливыми. Все эти вещи когда-то должны поменяться, чтобы у африканских стран появилась надежда на победу на чемпионате мира. В Африке очень большие таланты, обидно, что уходят целые поколения звёзд, так ничего и выиграв.

— Вы говорите как настоящий футбольный политик. Может быть, стоит по завершении карьеры пойти работать в ФИФА над реализацией такого проекта?
— Если мне однажды предоставится такая возможность и если действительно у меня будет желание там работать, я изложу президенту ФИФА своё видение ситуации в Африке, каким я вижу африканский футбол, но в данный момент речь об этом не идёт.

— Сейчас из тени вышел Китай, который вовсю завоёвывает футбол. Как вам этот проект?
— Чтобы заполучить больших игроков, их нужно чем-то завлечь. Это правильно. Китай сегодня хочет выйти на высокий уровень, и он навёрстывает время, которое когда-то было упущено. Это позитивно – и для страны, и для мирового футбола.

— Вас тоже трансферные слухи отправляют в Китай…
— Анталья, только Анталья! Я в Анталии, и я доволен тем, что я здесь.

«Не думаю, что изменю историю мирового футбола»


— Несколько лет назад вы за свои средства начали строить в Камеруне больницу. Как сейчас обстоят дела с этим благотворительным проектом?
— Скоро открытие. Я подарю больницу государству, а оно займётся управлением. Вообще, благотворительность для меня — это возможность делиться с людьми, такой момент чистого счастья. Так что, закончив с проектом больницы, обязательно займусь чем-то ещё. 

— Прошлым летом вы запланировали благотворительный матч мировых звёзд против команды Турции, однако он так и не состоялся из-за попытки государственного переворота. В планах он остался?
— Если получится, обязательно сыграем! Мне хочется собрать как можно больше зрителей на стадионе в Анталии, чтобы местные дети, у которых раньше не было такой возможности, увидели своих кумиров.

— В прошлом июне вы женились. Жизнь после свадьбы изменилась?
— Жизнь вообще постоянно меняется. Я знаю свою жену много лет, поэтому если говорить про наши отношения, то единственное, что поменялось, это обручальные кольца, которые у нас на пальцах. А в остальном это та же любовь, что и в день нашей первой встречи.

— Живя и играя в Турции, как часто удаётся проводить время с семьёй?
— Практически каждый уик-энд мы проводим вместе.

— Вы один из самых обсуждаемых футболистов нашего времени. Когда-нибудь задумывались, в чём ваш феномен?
— Я очень простой парень, хотя некоторые люди и пытаются создать легенды обо мне. Я реалист и стараюсь максимально делиться своей страстью с теми, кто действительно любит футбол. И да, я фанат работы, фанат футбола. Знаю, что с талантом, но без трудолюбия невозможно добиться успеха. Поэтому я всегда подталкиваю остальных к тому, чтобы любить работу, потому что в каждом из нас в большей или меньшей степени уже есть талант.

— На интервью вы пришли в красном берете – прямо как Фидель Кастро или Че Гевара. Как вы относитесь к двум команданте?
— Они вписали большую главу в мировую историю, и вы знаете, великие люди никого не оставляют равнодушными: кто-то будет вас больше любить, кто-то меньше. Великие люди действительно хотят изменить ход истории, они всегда что-то создают. 

— Самуэль Это`О сможет изменить историю мирового футбола?
— Не думаю. Я просто рассчитываю написать в футболе свою красивую историю.

Источник: «Чемпионат»

2 Распечатать

Наверх