23 января 2734 1

«Если бы сын был жив, я бы радовалась этой победе»

Мать покойного Султана Барахоева добилась справедливого решения по делу сына через 10 лет
Фото: «Интерфакс»
Фото: «Интерфакс»

usahlkaro Анна Яловкина Автор статьи

Без малого десять лет Марем Барахоева – мать похищенного полицейскими и перенесшего пытки Султана Барахоева – ждала решения Европейского суда по правам человека, куда ее сын жаловался на правоохранителей. И вот – можно праздновать победу: ей присудили компенсацию в размере 19,5 тысячи евро.

О том, какой ценой была добыта эта победа, что последует за решением ЕСПЧ, будут ли наказаны непосредственные виновники и когда ждать компенсации, – в материале КАВПОЛИТа.

История десятилетней давности

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) присудил 19,5 тысячи евро матери жителя Северной Осетии Султана Барахоева, который без малого десять лет назад пожаловался в суд на пытки со стороны полицейских.

В правозащитном центре «Мемориал» сообщили, что 10 января 2007 года Барахоев, который жил в селе Карца Северной Осетии, прогуливался с другом Вахой Келиговым. Рядом остановилась машина, из нее вышел сотрудник местной полиции. Пока Барахоев и Келигов разговаривали с ним, подъехали еще две машины. Из них вышли семь или восемь человек и набросились на Барахоева и Келигова. Барахоева затолкали в машину, его другу удалось убежать.

В отделе полиции правоохранители стали избивать Барахоева, надевали ему на голову пластиковый пакет, выкрикивая при этом оскорбления в адрес ингушского народа (Барахоев является этническим ингушом).

Позже Барахоеву подкинули гранату и допросили в связи с ее «обнаружением». В ходе допроса Султан рассказал следователю об избиениях и подброшенной гранате. На него завели уголовное дело по подозрению в хранении оружия.

11 января к задержанному допустили адвоката, который сфотографировал следы его травм. Вечером того же дня Барахоева отпустили под подписку о невыезде. 12 января он прошел осмотр у медицинского эксперта, который также зафиксировал травмы. 5 и 10 февраля неизвестные обстреляли дома Барахоева и Келигова. 16 февраля уголовное дело было прекращено.

Справедливость требует времени

Барахоев обжаловал действия силовых структур на национальном уровне. 13 января 2007 года он подал жалобу в прокуратуру по факту своего задержания и избиения. Позже – заявление в связи с обстрелом дома. Весной того же года он обратился с жалобой в Промышленный районный суд Владикавказа в связи с бездействием прокуратуры в отношении двух поданных им обращений, но в мае суд ее отклонил. 27 июня Верховный суд Республики Северная Осетия-Алания подтвердил это решение.
Самым трудным был первый год после совершения преступления в отношении Барахоева: его пытались запугать полицейские

25 декабря 2007 года представители Барахоева обратились с жалобой в ЕСПЧ. Заявителем являлся он сам, а после его гибели в автомобильной аварии дело продолжила его мать Марем Барахоева.

Адвокат покойного, юрист представительства ПЦ «Мемориал» в Назрани Иса Гандаров рассказал КАВПОЛИТу, почему решение ЕСПЧ принималось 10 лет – и есть ли шанс наказать вовлеченных в похищение Барахоева правоохранителей, а также бездействующего прокурора.

Юрист: Никаких проблем у нас не было. Просто мы ждали девять лет и один месяц, когда их рассмотрят и вынесут решение

Гандаров пояснил, что самым трудным этапом работы над основаниями был первый год после совершения преступления в отношении Барахоева – с января по декабрь 2007-го, когда со стороны полицейских предпринимались попытки запугать заявителей.

«Обстреливали дома заявителя и его друга, который был вместе с ним в момент задержания, с целью запугать их, чтобы они отказались от своих жалоб. Где-то через месяц после преступления дважды был обстрелян сначала дом Барахоевых, а потом и Келигова.

Но заявители проявили мужество. Их не смогли запугать, и они довели свое дело до конца. Вернее, они получили окончательное внутреннее решение Верховного суда – только после этого появляется право обратиться в Европейский суд.

Когда этот этап завершился, все остальное было просто, участия заявителей уже практически не требовалось. Длилось это почти 10 лет, потому что это обычная процедура в Европейском суде. После подачи жалобы в Европейский суд заявитель ждет своей очереди для рассмотрения. При этом при подаче документов никаких проблем у нас не было. Просто мы ждали девять лет и один месяц, когда их рассмотрят и вынесут решение», – рассказал юрист.

В самом решении Европейского суда о наказании участников похищения ничего не сказано

Прежде чем дождаться внутреннего решения страны по делу, заявители действительно очень активно принимали участие во всех процедурах.

«Они выполняли фактически все, что мы им подсказывали. Без их участия у нас просто не получилось бы довести это дело до Европейского суда. После подачи в Европейский суд жалобы от них фактически больше ничего и не требовалось. Они просто терпеливо ждали решения Европейского суда», – добавил правозащитник.

Накажут ли виновных

По словам Гандарова, в своих жалобах защита Барахоева требовала от прокуратуры возбудить уголовное дело по статье 299, но надзорное ведомство отказало. «И ни один сотрудник, насколько мы знаем, не понес никакой ответственности. Ни участковый, который участвовал в похищении, ни неизвестные сотрудники, участвовавшие в пытках. Никто не был наказан, привлечен к уголовной ответственности», – констатировал юрист.

Заявители – в частности, мать пострадавшего Марем Барахоева, – просят правозащитников продолжить борьбу за восстановление справедливости

В самом решении Европейского суда о наказании участников похищения ничего не сказано. Однако тот факт, что «Мемориал» выиграл суд, который признал совершение преступления по статьям о бесчеловечном обращении и незаконном задержании, поможет правозащитникам добиваться наказания виновных.

Заявители – в частности, мать пострадавшего Марем Барахоева, – просят правозащитников продолжить борьбу за восстановление справедливости. На основании решения Европейского суда «Мемориал» собирается жаловаться в Следственный комитет. Уже известны имена тех, кто был задействован в похищении Барахоева в 2007-м – например, бывший участковый поселка Беслан Сараев.

Марем Барахоева:  Я бы эту победу и деньги отдала за то, чтоб вернуть своего сына. Если бы он был жив, я бы радовалась

«У нас практически всегда, с самого начала, были все доказательства их вины на руках. Очевидно, что сотрудники пытались сокрыть уголовный характер дела против Барахоева. Но по этому поводу мы жаловались в прокуратуру 10 лет назад, в 2007-м году. Нам просто все инстанции отказали.

Но сейчас, после того как мы получили решение Европейского суда, у нас есть новый стимул, мы попробуем обжаловать отказы еще раз. Я думаю, что решение Европейского суда положительно скажется на расследовании на всех уровнях. У нас просто на практике есть дела, когда мы выиграли в Европейском суде», – сказал Гандаров.

Призрачная компенсация

Марем Барахоева в нюансы работы ЕСПЧ не вникала.  «Спасибо Исе Гандарову и его соратникам. Я-то ничего не знаю. Что я могла сделать там? Хотя, честно говоря, я бы эту победу и деньги отдала за то, чтоб вернуть своего сына. Если бы сын был жив, я бы радовалась этой победе. А так… перед смертью он заложил фундамент дома. Потрачу эти деньги на его строительство», – сказала она.

У властей РФ есть три месяца на обжалование решения ЕСПЧ, поэтому точные сроки получения компенсации назвать нельзя

Впрочем, победа эта пока символическая. По правилам ЕСПЧ заявители, которые выиграли жалобу, получают компенсацию в течение трех месяцев после того, как решение суда вступит в законную силу. У российского правительства есть три месяца на обжалование. И поэтому говорить о точных сроках, когда Барахоева получит компенсацию, бессмысленно. Если Минюст решит обжаловать постановление ЕСПЧ, исхода дела придется ждать еще три месяца.

0 Распечатать

Yusupoff 23 января 2017, 19:13

Тоже не понимаю и никак не связывается логическая цепочка в этом решении. ЕСЧП присудил потерпевшим энную сумму, но никто не признан виновным в этом деле..(???) С кого же будут взыскивать эти деньги? Или в этих случаях сам европейский суд платит?

-1

Оставить комментарий:

Наверх