30 января 2014 517 0

Эрозия памяти

Где проходит та красная черта, которую переступил «Дождь»?

usahlkaro Бадма Бюрчиев обозреватель

Телеканал «Дождь», выражаясь словами известного ведущего Владимира Познера, «вляпался в историю». После скандального эфира вещание канала в своих сетях прекратили крупнейшие операторы – «Ростелеком», «НТВ-Плюс», «Акадо», «ЭР-Телеком» (бренд «Дом.ру»). Депутаты заксобрания в Санкт-Петербурге уже попросили прокуратуру дать правовую оценку опросу канала. Обратиться в Генпрокуратуру собираются и депутаты Госдумы.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что канал перешел «красную черту». Обозреватель «КАВПОЛИТа» попытался выяснить, где проходит эта черта и кто ее проводит. 

Взять и отключить

«Мне просто как гражданину хотелось бы, чтобы зрительская реакция была абсолютно непримиримой к тому, что произошло. Потому что, как только мы начнем проявлять малейшую толерантность к таким опросам, у нас начнется эрозия нации, эрозия нашей памяти, генетической памяти нашего народа. Я убежден, что во многих странах, конечно, пришлось бы куда более туго каналу, который перешел бы через такую морально-этическую красную черту», — отметил Песков в интервью телеканалу «Дождь».

Он также признался, что ему ничего неизвестно «о наличии каких-либо законов, которые могли бы быть нарушены подобными действиями», и выразил сожаление, что не услышал «вразумительных извинений канала».

В тот же день гендиректор «Дождя» Наталья Синдеева повторно извинилась перед зрителями (ранее были извинения в соцсетях – прим. ред.), добавив при этом, что «увольнять сотрудника за то, что он ошибся, в угоду людям, которые жаждут крови, — это как бы сдать своих».

Что касается наличия «каких-либо законов», то эту часть цитаты пресс-секретаря следует рассматривать в контексте. Чуть ниже он обмолвился, что для операторов сетей решение о сотрудничестве с телеканалом – это «всегда больше экономический вопрос». «Они тоже граждане этой страны, и они реагируют на то, на что болезненно реагирует все общественное мнение», — пояснил Песков.

В размышлениях кремлевского чиновника без труда угадываются отголоски дискуссии, начало которой было положено на «круглом столе», посвященном проблемам развития телевидения XXI века. Именно там прозвучало предложение президента ассоциации кабельного телевидения России Юрия Припачкина отключить телеканал «Дождь»: «У меня возникло желание, как оператору, взять и отключить такую информацию, взяв на себя некие функции цензурирования. Можно это или не можно, как к этому отнесутся власти, как вообще реагировать, можно ли выражать гражданскую позицию, как оператору?».

Инициативу кабельщиков тут же поддержал замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин: «По большому счету у нас есть десять каналов, которые отключить нельзя — это перечень общероссийских общедоступных каналов. По всем остальным каналам — это абсолютное решение тех участников рынка, которые для себя принимают решение. Никто из вас не включает (в свои пакеты), грубо говоря, порнографические каналы и подобного рода вещи, понимая, что это приведет к оттоку зрителей. Если кто-то из участников рынка со стороны телевизионщиков проводит такую редакционную политику, которая в состоянии вызвать отток вашей клиентской базы, это будет понятное, оправданное ваше решение — какой канал принимать, какой отключать. И здесь со стороны регулятора никаких возражений или действий в ваш адрес не будет».

Захватчики или освободители?

В общем, сценарий известный. Отсылать к Конституции нет никакого смысла  – давно забытый документ. А когда не действует Основной закон, на первый план выходят прецеденты. Если власть руководствуется какими-то правилами, то реакция «верхов» на аналогичные проступки должна быть примерно одинаковой.

Подчеркнем: мы не оправдываем «Дождь» и не даем никаких моральных оценок. Тем более что «КАВПОЛИТ» уже высказывался непосредственно по инциденту. Сегодня нам как журналистам важно понять логику тех, кто чертит красные линии.

Итак, прецеденты. К 90-летию со дня смерти Ленина «Вести» цитируют министра народного просвещения и пропаганды нацистской Германии Йозефа Геббельса. Цитату приводить не будем – сама по себе она не имеет значения. Налицо та же некомпетентность сотрудников редакции, что и в случае с опросом «Дождя». Извинения были принесены в соцсетях (еще одна аналогия). Виновных руководство «Вестей» уволило – здесь единственное расхождение. О реакции властей говорить не приходится: разница несопоставима.

Возьмем более близкие примеры. День снятия блокады Ленинграда Госдума зачем-то переименовывает в День полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками. Двусмысленная формулировка, из которой можно сделать вывод, что Ленинград освободили гитлеровцы, сразу же привлекла внимание петербуржцев. Праздничные плакаты пришлось снять. Однако скандал быстро замяли. К безграмотности чиновников общественность отнеслась с пониманием.

В эти дни часто звучало мнение, что основная вина «Дождя» заключается в неправильно поставленном вопросе. Дескать, тему можно было обсудить более корректно. В этом случае мы имеем два идентичных случая. Реакция властей опять же очевидна.

Впрочем, кому-то сопоставление покажется неубедительным. Все же в большинстве случаев речь шла об аморальности самой темы дискуссии. В таком случае, почему нет ажиотажа вокруг этой «поздравительной» открытки?

...

«Но были времена совсем другие, когда фашисты захватили Ленинград», — поздравления с такими строками обнаружили блокадники в своих почтовых ящиках. Судя по «шапке», это дело рук администрации Дворцового округа Санкт-Петербурга. Однако муниципальные власти открестились от открытки, назвали ее провокацией, уверили, что поздравляют исключительно в прозе, и на этом все стихло. Где вся страсть чиновников? Неужели не возмутительно? Все та же некомпетентность. Но и здесь к ней отнеслись вполне терпимо.

Вседозволенность тирана

Простое сопоставление фактов логику властей выявить не позволяет. Стало быть, кощунственно конкретное допущение: нельзя вслух высказывать мысль, что можно было сдать Ленинград. Оттолкнемся от этого. Не будем ссылаться на писателя и фронтовика Виктора Астафьева, с цитаты которого, собственно, все и началось. Обратимся к другому «авторитетному мнению» — мнению непосредственного участника событий Иосифа Сталина.

В 2001 году, когда еще можно было дискутировать о блокаде без оглядки на темы, историк Борис Соколов писал: «После разгрома Красной Армии под Вязьмой и Брянском, немцы рвались к Москве. Положение на фронте складывалось критическое. И операция по прорыву блокады Ленинграда рассматривалось Сталиным лишь с точки зрения переброски новых войск на московское направление, а не удержания Ленинграда и спасения его жителей от голодной смерти. Вот какой разговор вел Василевский по поручению Сталина с командованием Ленинградского фронта»:

«<…> Федюнинскому, Жданову, Кузнецову. Судя по Вашим медлительным действиям, можно прийти к выводу, что Вы еще не осознали критического положения, в котором находятся войска Ленфронта. Если Вы в течение нескольких ближайших дней не прорвете фронта и не восстановите прочной связи с 54-й армией, которая Вас связывает с тылом страны, все Ваши войска будут взяты в плен. Восстановление этой связи необходимо не только для того, чтобы снабжать войска Ленфронта, но и, особенно, для того, чтобы дать выход войскам Ленфронта для отхода на восток для избежания плена, если необходимость заставит сдать Ленинград. Имейте в виду, что Москва находится в критическом положении, и она не в состоянии помочь Вам новыми силами. Либо вы в эти два-три дня прорвете фронт и дадите возможность нашим войскам отойти на восток в случае невозможности удержать Ленинград, либо вы все попадете в плен. Мы требуем от вас решительных и быстрых действий. Сосредоточьте дивизий восемь или десять и прорвитесь на восток. Это необходимо и на тот случай, если Ленинград будет удержан, и на случай сдачи Ленинграда. Для нас армия важней. Требуем от вас решительных действий. Сталин».(РГАСПИ, ф. 558, оп. 11, д. 488, лл. 12-13).

В столь коротком разговоре Сталин несколько раз упоминает о возможной сдаче Ленинграда. То есть в уме он проигрывал этот вариант, допускал подобное развитие событий. Так почему же этот мыслепреступник до сих пор пользуется у нас почетом? Отчего он до сих пор раз и навсегда не заклеймен проклятием?

Кто-то скажет: Сталин – тиран. Его поступки за гранью человеческих представлений о добре и зле, стало быть, на мнение «отца народов» равняться не стоит. Согласны. Но как тогда объяснить регулярные соцопросы ВЦИОМ на тему «Как вы относитесь к Сталину?». Допустим, в прошлом году один из вопросов формулировался следующим образом: «Если оценивать роль Сталина за все время его правления, то он, на Ваш взгляд, сделал для страны больше хорошего или больше плохого?».

Здесь я, пожалуй, избавлюсь от безличного «мы». И задам вопрос как представитель депортированного народа: чем вопрос ВЦИОМ отличается от вопроса телеканала «Дождь»?

Работая корреспондентом в Элисте, мне приходилось брать интервью у тех, кто пережил высылку. И, слушая недавнее выступление Даниила Гранина в бундестаге, я невольно вспоминал истории своих земляков. К примеру, мне рассказывали, как молодой матери пришлось делать ужасный выбор.

Она недокармливала младшего ребенка, чтобы прокормить хотя бы старшего (в первую зиму калмыки голодали – сибирякам рассказали всякие небылицы и строго-настрого запретили оказывать какую-либо помощь; позже они самовольно нарушили этот запрет и спасли многие жизни). Умерли оба ребенка, и женщина покончила с собой. В это время ее муж сражался в рядах Красной армии. Позже его сняли с фронта и тоже отправили в Сибирь. Там он и узнал судьбу своей семьи.

Во многом похожую историю из жизни блокадников поведал Даниил Гранин. Только ленинградцев уничтожали фашисты. А депортированных – родная советская власть. Все дело в том, что нет никакой разницы между Гитлером и Сталиным. Их нельзя мерить человеческой меркой: кто лучше, кто хуже. И оттого приведенный выше опрос ВЦИОМ столь же аморален, что и вопрос о сдаче Ленинграда.

Повторимся: мы не искали оправдания «Дождю, а пытались выявить логику власти. Как выясняется, никакой логики здесь нет. Власть произвольно выбирает объект нападок. Политический это заказ или нет – пусть каждый решит сам. Есть ли табу в истории – вопрос дискуссионный. Несомненно, на наш взгляд, одно. Настоящее кощунство – лицемерить, прикрываясь трагедией.

0 Распечатать

Наверх